Шахта-участок «Октябрьский»: «это никакая не забастовка!»

20 Ноября 2019, 10:57

На прошлой неделе резонансной новостью в Кузбассе стала информация о том, что работники шахты-участка "Октябрьский" в Полысаеве отказались выходить в забой из-за почти двухмесячной задолженности по зарплате. Вскоре от администрации Кемеровской области и руководства УК последовали успокоительные комментарии, что все не так плохо, как могли подумать журналисты. Что происходит на шахте на самом деле, выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Мелкой дробью

– Смотрите, сколько смс от банка по моей зарплате! Это я так ее получаю – "по копейке". То есть долги еще сентябрьские мне приходят "мелкой дробью". И получается, что живу уже не от зарплаты до зарплаты, а от смс до смс. Тяну, как могу с семьей кусочек зарплаты в ожидании следующего. Чистое издевательство. А весь долг выдать не могут уже давно, с мая такое продолжается, – рассказал один из работников шахты-участка "Октябрьский" (входит в состав шахты "Заречная"), согласившись пообщаться с журналистом исключительно на условиях анонимности. Так что будем называть его Александр Иванович.

Наш собеседник – из числа простых рабочих. До долгов предприятия-банкрота, ситуации на угольном рынке и прочей "макрополитики" ему далеко. Главное, чтобы семью, маленьких детей обеспечить. Но в последнее время это получается делать все сложнее.

– Мужики многие ищут работу на других шахтах. Но в Полысаеве особо не разгуляешься. Более-менее работающих всего три. Но я лично на "Октябрьском" приработался. Так что бросить все и уволиться пока не решаюсь. Хотя реально все к этому подталкивает. Такие же настроения и у других работяг. Сами подумайте. Сейчас у нас долги полтора месяца получается примерно – только половину сентября отдали, – говорит Александр Иванович.

По его словам, хроническая ситуация по несвоевременной выплате зарплаты в результате довела до того, что порядка 60 человек вовсе отказались спускаться под землю и рисковать своими жизнями.

Собственно, именно с этого и появилось название предприятия в СМИ на прошлой неделе. Звучали разные цифры "забастовавших" шахтеров, но, в целом, суть была в том, что около 60 горняков отказались выходить на работу, пока руководство предприятия не погасит долги по зарплате.

Однако, как сообщил редакции представитель УК "Полысаевская" (один из основных кредиторов "Заречной") Сергей Филенко, ни о какой забастовке речи не идет. Мол, люди просто воспользовались возможностью, предоставленной 142 статьей Трудового кодекса, согласно которой "в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы".

Можно, конечно, поспорить по поводу формулировок, однако, если считать невыход на работу способом давления на работодателя с целью получения заработанных денег, то действия в рамках ТК можно вполне счесть именно забастовкой. По крайней мере, фактически.

Работа в долг

В связи с забастовкой-невыходом на работу пресс-служба администрации Кемеровской области распространила следующую информацию: "Задолженность по заработной плате работникам АО "Шахта "Заречная" (остаток за сентябрь 2019 года) составляет 40 миллионов рублей. Частичная выплата долга была произведена 07.11.2019, полностью зарплату за сентябрь руководство предприятия планирует выдать до 29 ноября текущего года".

Таким образом, если все будет обстоять именно так, как указано в сообщении, то на момент погашения сентябрьской задолженности фактический срок долгов перед работниками шахты не то что не сократится, а, по сути, вырастет, составив вместо полутора, о которых говорил выше Александр Иванович, почти два месяца. Впрочем, это как считать.

Еще один работник шахты-участка "Октябрьский", с кем удалось пообщаться, попросил называть его Сергеем, поскольку тоже не хочет называть настоящего имени из опасения ненужных проблем с руководством. Он работает на предприятии в качестве ИТР – инженерно-технического работника. Говоря проще, руководитель среднего звена.

– Если работягам заплатили половину сентября, то нам – даже 30% пока не выплатили. Так что у ИТР на предприятии еще хуже дела идут, – говорит Сергей.

Но вернемся к тем, кто не вышел на работу, отказался спускаться в забой. Стоит отметить сразу несколько моментов, о которых уже шла речь в появившихся на прошлой неделе новостях, а также скромно умалчивалось.

Что касается точного количества "бастующих". Сначала сообщалось о 63 рабочих, потом о 53. Официального оперативного комментария, повторюсь, от конкурсного управляющего (человека, который должен владеть всей полнотой информации на шахте-банкроте) в тот момент получить не удалось. Сами работники шахты со ссылкой на отдел кадров утверждают, что по последним данным, это количество составляло 56 человек.

Впрочем, цифры вынужденно неработающих крутятся вокруг 60. Я неслучайно столько внимания уделяю этому моменту, поскольку из него можно сделать достаточно важный вывод.

Дело в том, что, в целом, на предприятии, согласно данным все той же информации пресс-службы администрации региона, работают 2 030 человек. Соответственно, 63 неработающих, фигурирующих в комментарии АКО, – это "3% от всего трудового коллектива".

Только вот в чем странность. Агентству "Интерфакс" в самой "Полысаевской" сообщили, что не работают уже 53 человека, а численность коллектива составляет уже 1 023 человека. Таким образом, доля "бастующих", как минимум, удвоилась, достигнув 6%.

Но и на этом еще не все. По информации, которая есть в распоряжении сайта VSE42.Ru, численность шахтеров, работающих непосредственно под землей, и горнорабочих очистного забоя (добыча угля), и проходчиков, и других сотрудников составляет менее 600 человек.

Если это так, то несложно подсчитать, что на момент подготовки статьи на шахте, которая работает и по добыче угля, и занимается проходкой (то есть "по полному циклу"), выбыли из строя порядка 10% работников.

Штатный режим?

В этом контексте цитата из информации пресс-службы обладминистрации "на ведение производственного процесса уход 63 сотрудников в простой существенного влияния не оказало, предприятие работает в штатном режиме", как минимум, вызывает некое сомнение. Когда каждый десятый работник предприятия отказался спускаться в шахту, вряд ли этот факт остался незамеченным с точки зрения производственного процесса – это во-первых. А во-вторых, возникают вопросы относительно обеспечения безопасности людей, находящихся в данное время в забое.

Остается надеяться, что своевременный контроль за этим аспектом деятельности угледобычи ведут представители Ростехнадзора. Кстати, буквально за неделю до отказа выходить на работу была последняя проверка горных инспекторов. Что касается нарушений, о них неизвестно. В самом надзорном ведомстве каких-либо официальных комментариев получить не удалось.

– Как проводятся эти проверки, я даже на условиях анонимности говорить не стану. Все и без того на шахте знают. Вот только по моей информации, нынешнее руководство не особо спешит вкладываться в необходимые мероприятия – все равно же шахту продавать. И это при том, что шахта последние месяцы выполняет план по добыче угля. Так что делайте выводы сами, – рассказал Сергей.

Комментируя отказ спускаться в забой 10% подземного коллектива шахты, Сергей отметил, что это "все равно достаточно мало, большинство вынуждены идти под землю, потому что надеются получить деньги рано или поздно. Для ГРОЗа (горный рабочий очистного забоя – прим. автора) это примерно тысяч 60-70 при выполнении плана. А если дома сидеть – получишь только часть зэпэ, гораздо меньше. А у всех мужиков семьи, детям надо что-то жрать".

Купить банкрота

На недавней пресс-конференции губернатора Кузбасса Сергея Цивилева журналист сайта поинтересовался, известно ли первому руководителю региона, что ждет шахту-участок "Октябрьский" и ее работников, напомнив, что предприятие находится в банкротстве, в конкурсном производстве, когда, по сути, имущество должника просто должно распродаваться. Однако, учитывая, что шахта работает, можно предположить, что ни о какой распродаже активов по частям речи не идет.

– Воспользоваться этой ситуацией, оставить предприятие в тяжелой ситуации и сидеть ждать дома, когда тебе будут выплачивать среднюю заработную плату – на мой взгляд, этот путь не совсем правильный… Я думаю, что в ближайшее время предприятие не справится со своими задачами, и тогда будут торги. Кто купит на торгах – это опять открытая процедура. Кто купит это предприятие, за какие деньги предприятие будет выкуплено – я на сегодня не могу сказать, – ответил на вопрос корреспондента VSE42.Ru кузбасский губернатор.

Учитывая, что на "Октябрьском" добывается энергетический уголь, цена на который за год упала практически в два раза (со 120 до 66 долларов за тонну), можно предположить, что предприятие-банкрот с долгами порядка 53 миллиардов рублей едва ли станет лакомым куском для потенциального покупателя. А вместе с ней и люди, работающие на нем.

Впрочем, свет в конце тоннеля все-таки наметился. Как сообщил спустя неделю после появления информации о массовом невыходе на работу шахтеров "Октябрьского" конкурсный управляющей "Заречной" Григорий Третьяк, задолженность по зарплате по состоянию на среду, 20 ноября, погашена. Правда, только за сентябрь. Зато, по его словам, все рабочие спустились под землю.

Что касается дальнейшей судьбы и "Заречной", и "Октябрьского" в частности, то тут у Третьяка сдержанный оптимизм.

– На декабрь назначены торги (четвертые с 20 ноября 2017 года, момента начала конкурсного производства – прим. автора). "Заречная" будет продаваться единым лотом. В него входят обе шахты, обогатительная фабрика и участок железнодорожного транспорта. Торги будут проводиться посредством публичного предложения. Начальная цена лота – 12,6 миллиарда рублей, – рассказал Григорий Третьяк.

Стоит отметить, что процедура публичного предложения предусматривает снижение цены, если покупатель не заявляется при начальной стоимости. Однако минимальная стоимость лота определена в 3,7 миллиарда рублей.

Конкурсный управляющий также сообщил редакции VSE42.Ru, что в настоящее время (совсем незадолго до проведения торгов, которые должны завершиться до 23 декабря) о каких-либо потенциальных инвесторах, готовых приобрести "Заречную", ему неизвестно, ни с кем переговоров не ведется.

Тем не менее одним из потенциальных интересантов на покупку "Заречной" (что вполне ожидаемо, по минимальной цене) может оказаться предприятие "Сибшахтмонтаж", управляющей компанией которой и является упоминавшаяся уже УК "Полысаевская". Не считая того, что предприятие – один из основных кредиторов "Заречной", оно также является и крупным потребителем добываемого на шахте угля.

Шанс на то, что торги все-таки состоятся, и нынешний банкрот с "прощеными" долгами в 53 млрд рублей обретет нового собственника, судя по всему, есть. Почему? Достаточно вспомнить, что прежние торги проводились "на повышение", а начальная цена превышала 16 миллиарда рублей. В ответе на вопрос "Лучше заплатить за "Заречную" больше 16 миллиардов рублей или меньше 4 миллиардов?" сомнений не остается.

Фото: VSE42.Ru
Комментарии для сайта Cackle