Газ vs уголь: куда пойдет энергетика Кузбасса?

  3 
22 Апреля 2019, 08:48

Десятилетие прошло с момента запуска первой государственной программы модернизации энергооборудования, которое коснулось и кузбасских электростанций. Так называемые договоры на поставку мощности (ДПМ), которые заключило государство с энергокомпаниями страны, предусматривали обязательства по инвестированию в новые мощности. Каковы итоги первых ДПМ и чего ждать от "второй волны", разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Короткое плечо…

Для начала стоит напомнить, что система ДПМ предусматривала двусторонние обязательства. С одной стороны, частные инвесторы-компании брали на себя обязательства по введению новых мощностей. Не стала исключением Сибирская генерирующая компания (СГК), работающая одновременно в нескольких регионах Сибири, в том числе в Кемеровской области. Так, в рамках договора на поставку мощности компания СГК ввела в эксплуатацию за пять лет – с 2009 по 2014 годы – семь новых энергообъектов. Среди них по два энегоблока на Томь-Усинской и Беловской ГРЭС, а также два энергоблока (по сути, построенных с нуля) на Новокузнецкой ГТЭС, работающей на газе. Кроме того, кузбасские энергетики построили один новый энергоблок на Ново-Кемеровской ТЭЦ. Итого общая мощность новых энергоблоков составила 1 118 МВт. При этом чистый прирост мощности кузбасских ТЭС СГК по итогам инвестпроектов составил 546 МВт.

Со стороны государства, в свою очередь, СГК было дано обязательство о гарантированных платах за мощность в течение десяти лет с момента реализации этих проектов, – для окупаемости инвестпроектов.

Здесь стоит отметить, что в целом по России объем реализации ДПМ составил 132 новых энергообъекта. Правда, например, в Центральной России и в Сибири наметилась серьезная разница в плане топлива, которое используется для генерации электрической и тепловой энергии.

Так, если в центральной части страны преобладает газовая энергетика, то в Сибири в целом и в Кемеровской области в частности преобладает угольная генерация. Что касается угля в Кузбассе, то тут, конечно, есть все предпосылки, что основной упор именно на этот вид топлива. Уголь добывается в непосредственной близости от электростанций, так что логистические издержки минимальные.

Меньше угля – меньше выбросов

Что же касается газа, то даже ГТЭС в Новокузнецке строилась исключительно в качестве резервной станции, призванной компенсировать колебания в энергосистеме в случае необходимости. По сути, ГТЭС является аварийной, или, таким "источником бесперебойного питания" для всей энергосистемы Сибири: возник неожиданный дефицит мощности – в таком случае можно буквально в течение получаса запустить по команде системного оператора ГТЭС и выровнять ситуацию. В постоянном режиме она не используется – газ дорогой и вырабатываемая ею электроэнергия просто неконкурентна на рынке, где правят балом гидроэлектростанции и угольные электростанции.

А теперь вернемся к угольной энергетике и попытаемся сравнить плюсы и минусы по отношению к газовому топливу.

Само собой, главный момент, на который обратит внимание даже посторонний человек, это экологическая составляющая. При сжигании газа образуется меньше различных веществ, вылетающих из трубы в атмосферу. Но, с другой стороны, и в угольной энергетике все не так плохо, как может показаться: современные очистные сооружения есть, и они успешно справляются с дымовыми газами. Плюс новое оборудование имеет более совершенные характеристики, как новый автомобиль отличается от машины, выпущенной в конце прошлого века.

По оценкам специалистов, повторюсь, высокая загрузка и востребованность угольной генерации в Сибири связана с низкой себестоимостью производства электрической энергии в сравнении с газовой из-за короткого плеча доставки твердого топлива. Использованные технические решения при модернизации оборудования в рамках инвестпроектов ДПМ сократили удельный расход угля на производство и, соответственно, выбросы в атмосферу.

Так, по официальным данным, которые предоставили специалисты СГК, удельный расход топлива на выработку электроэнергии только на двух энергоблоках Беловской ГРЭС удалось снизить на 5,4 грамма на кВт*ч, на производство тепла – на 2,4 кг/Гкал. Суммарно это 38 тысяч тонн угля в год, соответственно снизились и выбросы в атмосферу.

Аналогичная ситуация и на Томь-Усинской ГРЭС, где расход угля снизился на 5,3 грамма на кВт*ч. В среднем это еще 49 тысяч тонн угля в год, не отправившегося в топку.

От ДПМ-1 к ДПМ-2

Экология – хоть и очень важная, но не единственная составляющая в давней борьбе газа и угля. Есть еще один весьма важный показатель в работе электростанций. Это так называемый коэффициент использования установленной мощности (КИУМ).

Что такое КИУМ, объясним на условном примере. Предположим, что абстрактная электростанция с электрической мощностью 1000 МВт выработала за месяц 648 000 МВт-часов. Если бы станция проработала этот месяц с полной установленной мощностью, она бы выработала за этот период времени: 1000 МВт × 30 дней × 24 часа = 720 000 МВт-часов. Делим величину выработанной электроэнергии на значение потенциальной выработки с полной загрузкой установленной мощности за этот период и получаем 0,9. Следовательно, КИУМ в этом случае составит 90 %. И это фантастический показатель!

Так вот этот самый КИУМ на электростанциях в Сибири колеблется от 38 до 48 процентов в зависимости от того, новый это энергообъект или давно функционирующий. Востребованность четырех модернизированных энергоблоков СГК в Кузбассе в 2018 году превысила среднесибирские показатели. Так, на Беловской ГРЭС КИУМ блока №4 составил 55 процентов, блока №6 – 47 процентов. На Томь-Усинской ГРЭС блок №4 – 56 процентов, блок №5 – 53 процента.

Для газовой же энергетики (построенных с нуля энергообъектов) этот показатель в Сибири составляет всего 9 процентов. Вот такая наглядная и понятная математика.

Так что отказ от угольной энергетики не только не имеет смысла с точки зрения экономики, но и с точки зрения улучшения экологической ситуации не вступает ни в какие противоречия. По крайней мере, энергетики делают существенные шаги для того, чтобы минимизировать негативное воздействие на окружающую среду. Так, по официальным данным, фильтры Кемеровской ГРЭС улавливают 98-99% выбросов.

Кстати, понимают это и в правительстве России. По крайней мере, именно "угольный" проект попал в шорт-лист так называемого ДПМ-2, который в ближайшем будущем начнет реализовываться в стране. А именно заявка Сибирской генерирующей компании на модернизацию паросиловой установки Томь-Усинской ГРЭС – она вошла в предварительный перечень проектов модернизации генерирующих объектов тепловых электростанций на 2022-2024 годы. В рамках конкурсной заявки предусмотрена модернизация одного энергоблока Томь-Усинской ГРЭС в городе Мыски с установленной мощностью 200 МВт. Ряд предложенных СГК проектов еще находятся на рассмотрении и могут быть включены во второй отбор мощности, который состоится в начале июня.

Фото: пресс-служба СГК

Соц.сети