Как выживают кузбасские инвалиды?

  1522 
10 Сентября 2018, 10:47

Проблема трудоустройства актуальна для россиян. Так или иначе с ней сталкиваются все. Обычно особенно трудно с поиском работы приходится выпускникам средних и высших учебных заведений, людям предпенсионного возраста и пенсионерам. Но есть еще одна категория граждан, для которых трудоустройство сопряжено с дополнительными сложностями. Это инвалиды. Журналист сайта VSE42.Ru выяснял, как в Кемеровской области обстоит ситуация с работой для людей с ограниченными возможностями.

Успешные инвалиды: миф или реальность?

В информационном поле регулярно появляются материалы о том, как люди с ограниченными возможностями добиваются успехов на профессиональном поприще. Быть востребованным, нужным и полезным обществу хочет каждый человек. А для инвалидов такая потребность особенно насущна. Ведь риск остаться в изоляции для них очень высок. При этом инвалидам приходится прилагать намного больше усилий, чем здоровым людям, чтобы стать полноценными членами общества. Иногда это превращается в настоящую борьбу с системой или отдельными людьми. И не каждый инвалид способен ее выдержать. Радостно, когда такая борьба приводит к счастливому финалу. Вот несколько примеров. В одном репортаже мы видим, как люди с ментальными расстройствами работают в пекарне. Другой рассказывает о мужчине, который вернулся к работе после тяжелого инсульта. В третьем девушка с очень плохим зрением трудится брошюровщицей в типографии. А еще одна работает модератором на сайте журнала "Форбс" и редактором в интернет-проекте. При этом она инвалид-колясочник. Но это все происходит где-нибудь в Москве или других крупных городах.

Мы же решили познакомиться с работающими инвалидами, которые живут в Кузбассе и, что вполне естественно, обратились за помощью к руководителю кемеровской областной организации "Всероссийское общество инвалидов" Валентине Шмаковой. И она помогла. Дала телефоны двух кемеровчан с ограниченными возможностями, у которых, по ее словам, дела с трудоустройством обстоят хорошо, и они могут стать отличным примером для других инвалидов. Однако какого же было наше удивление, когда выяснилось, что эти люди работают во Всероссийском обществе инвалидов под руководством все той же Валентины Шмаковой. Безусловно, им очень повезло. Вот только, к сожалению, не все инвалиды в Кемеровской области имеют возможность работать там. Только в одном Кемерове в 2017 году, по данным сайта администрации города, было зафиксировано более 39 000 людей с ограниченными возможностями. И порядка 40% находятся в трудоспособном возрасте. Поэтому пришлось заняться поисками инвалидов, которые самостоятельно ищут работу. И таких оказалось много.

«По телевизору красиво говорят, а на практике это никак не реализуется»

Ангелине Таминен 23 года и у нее диагноз детский церебральный паралич (ДЦП). У девушки третья группа инвалидности (самая легкая). По ее словам, врачи медико-социальной комиссии отказывают ей в установлении второй группы, так как Ангелина якобы не подходит под ее критерии по состоянию здоровья. Поэтому пенсия по инвалидности у девушки маленькая – всего 6 500 рублей. Специалисты комиссии сказали Ангелине, что третью группу иметь даже выгодно, так как будет легче устроиться на работу, чем с более тяжелой – второй группой. Однако все получилось совсем не так, как говорили врачи. И пенсия копеечная, и на работу устроиться после института оказалось практически невозможно.

В 2017 году Ангелина Таминен окончила экономический факультет КемТИПП по специальности "Бухгалтерский учет, анализ и аудит". Полгода девушка пыталась найти работу самостоятельно. Ходила по собеседованиям, рассылала резюме. Однако работодатели либо сразу отказывали, либо обещали перезвонить и пропадали. Проблему, как и для большинства выпускников вузов, усугубляло и отсутствие опыта.

– Я уже и раньше сталкивалась с отказом в трудоустройстве. Многих моих одногруппников после института направили работать в налоговую инспекцию. Всех взяли, а меня нет. Поэтому я начала сама искать работу. Но ничего не получалось, – рассказала Ангелина.

Осенью прошлого года Ангелина решила попытать счастье в конкурсе, который проводит крупная угольная компания Кузбасса. Девушка хотела побороться за главный приз – трудоустройство на одно из предприятий холдинга. Она отправила заявку, написала эссе, успешно прошла тестирование. Однако организаторы конкурса посчитали, что Ангелине будет тяжело участвовать в мероприятии и на следующем этапе сняли ее с конкурса, но обещали помочь с трудоустройством.

– С того момента прошло девять месяцев. Но на меня так никто и не вышел. Видимо, забыли, – улыбается Ангелина.

После безрезультатных поисков работы зимой девушка встала на учет в службу занятости. Надеялась, что хоть здесь ей помогут. Но за три месяца ей ничего не предложили.

Ангелина не унывала и написала письмо в администрацию Кемеровской области, где описала свою проблему.

– Мне назначили личную встречу с начальником департамента труда и занятости Евгением Степиным, которому я сказала, что мне кровь из носа нужно устроиться на работу, потому что жить на пенсию в 6 500 рублей я не могу. У нас есть законы, указы президента. Что-то по телевизору красиво говорят. А получается, что на практике это никак не реализуется, – говорит Ангелина Таминен.

По словам девушки, начальник департамента обещал, что через месяц у нее будет работа. Встреча состоялась 30 мая 2018 года. Но никакого результата не последовало, и Ангелина снова отправилась на прием в администрацию. Теперь ее с письмом из департамента направили непосредственно к директору центра занятости населения Галине Чайке.

– После этого, недели через две, мне нашли работу бухгалтера, на которую я вышла 26 июля. Вернее, это оплачиваемая стажировка, которая продлится до конца декабря. Если я себя хорошо зарекомендую, то работодатель, возможно, предложит мне остаться на постоянных условиях, – говорит девушка.

Ангелина благодарна и департаменту, и службе занятости за помощь. Сейчас она получает зарплату 12 600 рублей, материальную помощь от центра занятости 2 200 рублей и, конечно, пенсию по инвалидности. "Жить можно", – говорит. Хорошо бы, если стажировка прошла успешно и работа стала постоянной.

Фотограф без рук

Фотографу Дмитрию Верфелю 39 лет, и у него нет обеих кистей рук – результат автокатастрофы. В течение шести лет мужчина занимался предпринимательской деятельностью, которая приносила неплохую прибыль. Сегодня Дмитрий является создателем некоммерческой организации "Шаг навстречу". На ее базе он безвозмездно учит детей с ДЦП основам фотографии. Стать предпринимателем мужчину в большой степени вынудила проблема с трудоустройством по найму. Сегодня Дмитрий занимается написанием бизнес-плана для получения серьезного гранта, но нашел время и рассказал журналисту сайта VSE42.Ru о своих злоключениях, связанных с поиском работы.

– В 2009 году я окончил Новокузнецкий государственный гуманитарно-технический колледж-интернат. Получил специальность "Специалист по рекламе". В 2009 году встал на биржу труда. Бегал по вакансиям. Никуда не брали. Через месяц понял, что это бесполезно и нужно действовать самому, – рассказывает Дмитрий.

Мужчина решил открыть свое дело и принял участие в программе софинансирования через кемеровский центр занятости. Написал проект, получил 50 000 рублей на старт бизнеса, зарегистрировал ИП (индивидуальный предприниматель) и купил свою первую цифровую камеру. Потом защитил еще один проект и открыл фотосалон, куда уже нанял сотрудников. Но через четыре года работы бизнес по семейным обстоятельствам пришлось продать. Нужно было помогать по дому жене, которая родила второго ребенка. Кстати, супруга Димы инвалид-колясочник. О том, что бизнес пришлось продать, Дмитрий ни на минуту не пожалел. Вскоре подскочил курс доллара, цены на расходные материалы выросли, очевидно, что прибыль фотосалона сократилась бы в несколько раз.

Параллельно Дмитрий Верфель учился и в 2015 году окончил факультет визуальных искусств Кемеровского государственного института культуры по специальности "Руководитель фото-видео студии, преподаватель фотографии". Но он продолжил попытки наняться на работу. Однако отсутствие рук часто становилось причиной некорректных вопросов и отказов.

– Вот, например, пришел я на собеседование к директору одного из кемеровских домов культуры. Там была вакансия преподавателя кружка фотографии. Зарплата что-то около 6 000 рублей. Первое, что директор спросила, увидев меня: "А как вы будете заполнять журнал?" – рассказал Дмитрий.

Кажется странным, что у женщины не возникло мысли, как Дмитрий окончил с красным дипломом институт? Как он писал лекции и курсовые? А ведь со всем этим он успешно справлялся.

– Зачем мне дальше работать с таким человеком? Нет, чтобы узнать по какой учебной программе я собираюсь преподавать? Ну я ей ответил: "А вы еще спросите, как я попу вытираю?". Естественно, она мне отказала, мотивировав это тем, что у меня характер вспыльчивый. Так ведь такие люди, такое общество и делают меня вспыльчивым. Что это за руководитель дома культуры, которого интересует только заполнение журнала? – говорит Дмитрий.

Во многих компаниях, увидев мужчину без рук, говорят, что на должности они хотят видеть женщину. Так было, когда Дмитрий пытался устроиться на работу дизайнером.

– Я спрашиваю, а почему в объявлении нет отметки, что нужна женщина? Раз меня биржа труда отправила, значит вам нужен человек. Мнутся, не знают, что ответить, – описывает реакцию работодателей Дмитрий.

Вот поэтому мужчина и создал свою организацию и развивает ее. А еще с этого учебного года Дима работает по гражданско-правовому договору в интернате № 27, будет учить детей фотографии два раза в неделю за небольшие деньги.

– Вообще, как бизнесмен, я прекрасно понимаю предпринимателей, которые не хотят брать на работу людей с инвалидностью. У меня были сотрудники инвалиды. Например, инвалид первой группы по закону работает четыре часа, а платить ему нужно, как за полный восьмичасовой рабочий день. Отпуск у него не менее 30 дней. А у работодателя бизнес. Ему тоже нужно выживать. Есть заказ, его надо выполнить. А инвалид по каким-то своим причинам не укладывается в срок. В результате работодатель теряет деньги или клиента. Конечно, ему проще нанять здорового человека, который будет за те же деньги выполнять работы в два раза больше. Вот если бы государство доплачивало работодателю за инвалида, ситуация, возможно, была бы другая. На госпредприятия можно устроиться по квоте. У них есть места для инвалидов. Но они, как правило, все заняты. Уже работает какая-нибудь техничка с третьей группой. В квоте же должности не указаны. Плюс ко всему у инвалида есть пенсия. И если я еще и работаю, у меня доход будет больше, чем у здорового коллеги. Неужели обычный человек заслуживает меньше? Конечно, нет. Вот поэтому нас, инвалидов, и не любят. Система не отработана, – объясняет Дмитрий.

В этом году Дмитрий победил в конкурсе "Абилимпикс". Это национальный чемпионат по профессиональному мастерству среди инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья.

– Один из заместителей губернатора обещал трудоустройство победителям "Абилимпикс". Дело было в апреле. И вот до сих пор я не трудоустроен. Может быть, если на всероссийском уровне место займу, меня трудоустроят, – надеется Дмитрий.

На одном из круглых столов с участием депутатов Государственной Думы Дмитрий как представитель малого бизнеса задал вопрос:

– Государство в меня столько денег вложило. Я два образования получил бесплатно. И у вас ни у кого вопроса не возникло: "А может ты их отработаешь, эти деньги?" Зачем вы учите инвалидов? Зачем вкладываете деньги в эту бездонную дыру? Вы их все равно не трудоустроите. Лучше так дайте деньги инвалидам, чтобы не нуждались, – высказался Дмитрий.

Но так и не получив ответов на свои вопросы, Дмитрий продолжает развивать "Шаг навстречу" и надеется получить грант на открытие фотошколы. А пока учит детей-инвалидов фотографии бесплатно, понимая, что для кого-то, возможно, это перерастет в дело всей жизни.

Однако не все в жизни Дмитрия Верфеля так печально. Недавно его знакомая обратилась к тогда еще врио губернатора Кемеровской области Сергею Цивилеву с просьбой помочь Дмитрию приобрести современные протезы рук. Стоят они немало – 1 600 000 рублей. Сам Дмитрий человек скромный и не любит просить что-то для себя, скорее поможет сам. Встреча состоялась на мероприятии в Знаменском соборе, посвященном прибытию в Кемерово ковчега с десницей святителя Спиридона епископа Тримифунтского. Здесь приятельница Дмитрия и подошла к Цивилеву. И он якобы обещал помочь. Дмитрий очень надеется, что скоро у него появится возможность принять участие в испытании современных рук-протезов и стать их счастливым обладателем, а значит жить как практически здоровый человек.

Инвалиды хотят и могут работать

Евгению Громану 29 лет. У молодого человека ДЦП. Как объясняет Женя, левая сторона у него полностью парализована. Учился он в обычной общеобразовательной школе в Междуреченске и, как многие инвалиды, столкнулся с проблемой травли со стороны одноклассников и учителей. Возможно, в том числе поэтому и с успеваемостью у Жени были серьезные проблемы.

– Окончил девятилетку. В колледж с первого раза не поступил. Еще два года проучился в вечерней школе. И уже потом поступил в Новокузнецкий государственный гуманитарно-технический колледж-интернат. Выучился на специалиста по рекламе. Здесь встретил свою вторую половинку. После учебы стали жить вместе, – рассказывает Евгений.

Колледж дал парню хороший жизненный рывок, научил самостоятельности. Женя не стал возвращаться в Междуреченск, снял жилье и остался в Новокузнецке. Оторваться от дома было для него серьезным шагом. Вот только с поиском работы возникли сложности. Женя говорит, что успел поработать в огромном количестве мест. Где-то задерживался на несколько лет, а где-то – на несколько дней.

– После колледжа, в 2013 году, через пару месяцев поисков, я устроился на работу в компанию, которая занималась полиграфией. Работал дизайнером. Делал макеты визиток, буклетов, баннеров, вывесок. Хороший опыт приобрел. Проработал три года, – рассказывает Евгений.

Парень гордится, что в Новокузнецке можно встретить рекламную продукцию, сделанную его руками. Ушел из полиграфии Евгений потому, что платили мало. Всего 5 000 рублей. А работать приходилось по 8-10 часов пять дней в неделю. Работа Жене нравилась. Не нравилось отношение начальства. Сначала руководитель кормил обещаниями о повышении жалования, а потом попросил Евгения уйти. Надоели настойчивые просьбы сотрудника о повышении зарплаты.

– Наша ошибка в том, что каким бы плохим место не было, мы за него держимся. А нужно всегда стремиться к лучшему. Но, в конце концов, я благодарен этой работе. Я приобрел опыт, а директор иногда закрывал глаза на мои ошибки, недочеты. После увольнения я сначала очень расстраивался. Была небольшая депрессия. Не знал, куда идти, как жить дальше, – говорит Евгений.

Но у Жени есть девушка, каждый месяц нужно платить за квартиру. Все это требует денег. А пенсии 16 000 рублей, ясное дело, на это не хватает. И он снова начал искать работу, пробовать себя во всех направлениях.

– Если сказать, где я работал, на руках пальцев не хватит, – смеется Женя.

Вообще Евгений очень позитивный человек. И просил "не писать грустно". Просил рассказать, что он увлекается туризмом, участвует в ежегодной туристической акции молодых инвалидов "Сибирская робинзонада". А еще Женя считает, что инвалидам никто ничего не должен, в том числе и государство. Говорит, что работы много и инвалиды могут трудиться.

После рекламного агентства Женя искал работу три-четыре месяца. Ходил на собеседования. Все обещали перезвонить и пропадали. В глаза никто не говорил, что отказывают потому, что он инвалид.

– Потом устроился в микрофинансовую организацию. Директор находился в Омске. Ну я и скрыл информацию об инвалидности. Был промоутером – раздавал рекламные листовки. Работа несложная, но строгая дисциплина. Нельзя было присесть. Я стоял на улице по шесть часов в любую погоду, зимой и летом. Платили 600 рублей в день. Так проработал год, – рассказал Евгений.

Когда директор микрофинансовой организации случайно узнала, что у Жени инвалидность, сказала: "Если бы я знала, что ты на инвалидности, я бы тебя не взяла на работу, потому что я боюсь брать за тебя ответственность".

– Но, видя, как я ответственно отношусь к работе, она свое мнение поменяла. Вообще многие работодатели боятся нас, инвалидов, и не дают нам возможности показать себя. Я когда пробовал устраиваться, мне часто говорили: "Работа очень сложная. Вы с ней не справитесь". Но как они могут об этом рассуждать, если не знают моих способностей? Многие работодатели ошибаются в наших возможностях, – сетует Евгений.

После микрофинансовой организации молодой человек работал во многих местах, по одной-две неделе. Везде раздавал листовки. Затем около двух месяцев был мерчендайзером в сетевом магазине обуви. Чтобы устроиться сюда, тоже скрыл информацию об инвалидности. Но с этого места его сократили.

– Потом раздавал листовки с рекламой детской футбольной команды. Было холодно. Помните, этой зимой лютые морозы стояли? Проработал три месяца. Меня хвалили. Благодаря моей работе дети начали приходить на учебу. Но и здесь я попал под сокращение, – делится Женя.

Со следующей работой помог руководитель футбольной команды. Но пришлось подождать два месяца. Тогда Женю пригласили в компанию, которая занималась продажей фильтров для машин. Платили 12 000 рублей. Проработал два месяца младшим помощником менеджера. Изучал работу 1С, готовил разные документы, сверял цены, но не прошел испытательный срок.

Сейчас Евгений работает, как сам говорит, почтальоном. Парень разносит рекламные брошюры по почтовым ящикам в подъездах многоквартирных домов. Работой он доволен. За день нужно разнести 1 500 листовок. Сделать это он успевает за 7-8 часов. Платят 500 рублей в день. Суббота, воскресенье – выходные. В месяц выходит 10 000 рублей. Но трудоустройство, естественно, неофициальное, как в большинстве мест.

– Когда кушать хочется, ты согласишься на любую работу. Я могу сидеть дома и говорить, что я инвалид и никому не нужен. Но я так не хочу. Сейчас я уже не стремлюсь найти место с официальным трудоустройством. Я понимаю, что в наше время в нашем мире стабильности нет. Пока работается, работаю. А что такое хорошая работа? Я уже и не знаю. Я только понимаю, что в нашем мире нет справедливости. Сравнить хотя бы обязанности дворника и того же самого менеджера. У менеджера больше обязанностей. А дворник получает столько же или даже больше. Я даже рад, что не прошел испытательный срок на помощника менеджера. Там я получал 12 000. Но там была большая ответственность. А сейчас я получаю почти те же деньги за меньшее время и меньший объем ответственности. Конечно, у меня есть желание найти себе стабильную работу, чтобы была по душе. Но я прошел через многое и знаю, что это невозможно, – делает вывод Евгений.

Женя понемногу подрабатывает дома дизайнером. Ведь у него есть профессия и опыт. Есть постоянные клиенты, которые периодически что-то заказывают. Конечно, это нерегулярный заработок, но хоть что-то.

– Я знаю, что многие опускают руки, когда им отказывают работодатели. Тогда они закрываются и сидят дома. Но у меня есть цель – хочу семью. Для этого мне необходим доход. А чтобы он был, нужно быть постоянно в поиске, быть активным, мобильным, нужно развиваться, – подытоживает Евгений.

Статья №37 Конституции Российской Федерации гласит: "Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы".

К сожалению, государство не всегда может предоставить такую возможность своим гражданам. В их число попали и герои нашего материала. И их истории – это отнюдь не исключение из общего правила. Должны ли люди с инвалидностью преодолевать такое количество препятствий, чтобы стать полноценными членами общества, жить интересной, насыщенной жизнью, чувствовать себя нужными, приносить пользу людям, стране? Наверное, нет. Но, к сожалению, сама жизнь отвечает на этот вопрос по-другому.

Фото: героев материала и VSE42.Ru

Журналист: Анастасия Ландо

Соц.сети