Кому помешала память о кемеровском ди-джее?

 6077 
15 Августа 2017, 14:52

Известный кемеровский ди-джей Денис (Viper) Гулевич умер в сентябре 2014 года. Его родные посадили в память о нем ель. Посадили в скверике, что при церкви Ксении Петербургской. Сначала дерево никак не приживалось, но весной этого года мама и брат Дениса с радостью увидели, как на маленьком хвойном дереве появились свежие "лапы". А в лето работники церкви срубили дерево. Кому помешала память об известном кемеровчанине, выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Морское кладбище

Смерть близкого человека – всегда горе. Тем более, когда умирает сын, а его мать остается с этой болью в сердце. Тем более, когда сын умирает совсем молодым – Денису Гулевичу было всего 34 года. Как рассказал брат покойного Андрей Клеймюк, Денис умер от редкой формы онкологического заболевания – рак вилочковой железы.

– Врачи выявили болезнь слишком поздно. В декабре 2013 года нам стало известно, что Денис заболел, а уже в сентябре 2014 он умер в клинике в Германии, где хоть как-то пытались помочь моему заболевшему брату. Незадолго перед смертью Денис уже понимал, что умирает. Поэтому он попросил нас выполнить его последнюю волю, – вспоминает Андрей.

Нехитрое завещание Дениса Гулевича состояло в том, что после смерти он завещал свое тело науке. Напомним, что он страдал достаточно редким заболеванием, поэтому посмертное вскрытие и изучение поразившей его болезни должно было внести определенный вклад в разработку способов лечения рака вилочковой железы.

После того, как медики сделали свое дело, тело было кремировано. Это тоже еще одна часть посмертной воли Дениса Гулевича. Он очень любил море и поэтому попросил своих родных захоронить капсулу с его прахом в Балтийском море.

Стоит отметить, что захоронение прошло в специально отведенном месте – что-то вроде кладбища, только расположенного в море.

– Километрах в двадцати от берега это кладбище находится. Мы заказали специальный корабль, чтобы доставить капсулу с прахом Дениса. На простой лодке так далеко в море выходить просто нельзя. Конечно, это очень дорогая услуга для простой российской семьи, но так хотел Денис – и мы выполнили его волю. Себе оставили на память небольшую часть от капсулы – что-то вроде наклейки, на которой были написаны его имя и годы жизни. Это все, что осталось у нас на память о моем брате, – продолжает рассказ Андрей.

«Зеленые лапки»

И, наконец, последняя часть прижизненного завещания Дениса Гулевича состояла в том, чтобы на его родине – в Кемерове, – посадить в память о нем ель. Причем, место для дерева было выбрано не случайно. По словам Андрея, брат был верующим человеком. Поэтому он часто бывал в церкви Ксении Петербургской, расположенной в поселке Боровой в областном центре Кузбасса. Именно здесь Денис завещал посадить дерево.

– Когда мы после похорон вернулись в Россию, в Кемерово, то первым делом отправились в эту церковь. Поговорили с местным священником отцом Сергием. Он дал свое согласие на посадку ели. Тем более что, насколько я понял, на территории церковного сквера уже было несколько подобных деревьев. Здесь же мы заказали поминальную службу на сорок дней со дня смерти Дениса, – вспоминает Андрей.

Стоит отметить, что во время посадки молодого деревца родные Дениса Гулевича положили в землю тот самый фрагмент с его именем, песок с побережья, откуда отплыла яхта, увозившая капсулу с прахом Дениса, а также несколько камней. Все это было помещено в шкатулку из ротанга.

По словам Андрея Клеймюка, поминальная служба для родных и друзей Дениса запомнилась тем, что во время богослужения отец Сергий начал неожиданно говорить "что-то вроде того, что молодежь живет неправильно и так далее". Это, разумеется, не совсем то, что ожидали услышать люди, которые пришли вспомнить о Денисе Гулевиче.

Однако, обиду, если она была, родные проглотили. И мама Дениса, и его брат частенько наведывались к ели, которая поначалу росла не очень быстро, болела. Тем не менее, они приезжали, ведь это дерево – единственное, что осталось в память о Денисе. Тем более, что настоящая могила покойного находится на морском кладбище, куда можно попасть, только заказав яхту.

– Эта ель – все, что у нас было. Сюда приезжали и родственники, и друзья, чтобы помянуть Дениса. Какова же была наша радость, когда спустя почти три года после смерти брата, елочка наконец ожила, на ветках появились зеленые лапки. Это была такая радость! – говорит Андрей.

Но эта радость длилась недолго. Последний раз зеленое деревце родные Дениса Гулевича видели 2 июля. И даже специально сфотографировали его. А когда они приехали в очередной раз в церковь в конце месяца, то, к их ужасу, обнаружили пустое место. Кто-то срубил ель.

Это было сделано по команде того самого священника Сергия. Мы пытались поговорить с ним, но до сих пор этого сделать не удалось. Встреча не состоялась. Да и, честно говоря, воспоминание о той службе, которую он провел на 40 дней с момента смерти, особых надежд не оставляла. И общаться с этим человеком как-то особого желания не было.

Согласовали с… охранником

Корреспонденту VSE42.Ru удалось пообщаться с настоятелем церкви по телефону. Правда, разговор получился совсем недолгим. Вот что он рассказал во время короткого телефонного разговора.

– Я Дениса Гулевича не знаю – это первое. Второе – на территории церкви, которая является собственностью московского патриархата, все действия делаются с благословения. Я не припомню, чтобы я разрешал в честь и память кого-то садить какие-то растения на территории моего прихода, – сказал представитель РПЦ.

Со слов священника получается, что родственники Дениса Гулевича просто нагло врали нам? В то, что это так – как-то не верилось. Поэтому мы связались с представителем Кемеровской епархии Вячеславом Ланским, являющимся руководителем информационно-просветительского отдела епархии и уполномоченного общаться со средствами массовой информации.

Вячеслав Ланский оказался более общительным и оперативно отозвался на обращение журналиста. Тем не менее, его комментарий только добавил неясности в сложившуюся ситуацию.

Сначала в устной беседе представитель РПЦ, после того как пообщался с настоятелем церкви, сообщил, что "ситуация достаточно банальная".

– Оно (дерево – прим. автора) где-то через полгода, примерно, подсохло и его спасти просто не смогли. Что касается конфликтной ситуации, там имело место некое почитание… Дерево было посажено в память о человеке. Как выяснилось, родственники пояснили священнику, что под деревом помещены какие-то любимые камни усопшего, а также кусочек плоти. Что собственно христианской традицией в принципе не является. Но там посадили дерево и посадили… Насколько пояснил священник, там была попытка создать некий культ вокруг этого дерева. Оно украшалось какими-то ленточками… Естественно, отец Сергий, он является настоятелем храма, сказал, что такое является недопустимым, – рассказал Вячеслав Ланский.

А дальше, со слов Ланского, выяснилось буквально следующее: "Дерево посадили, особо его (настоятеля церкви – прим. автора) не спрашивая. Насколько я понял, (родственники) спросили (разрешение посадить дерево) у кого-то из сотрудников храма. Может, у сторожа, может, у кого-то еще… Ну, насколько я понял, согласовали с охранником".

Таким образом, из комментария представителя епархии следовало, что, во-первых, дерево росло не три года, как утверждают родные Дениса Гулевича, а всего лишь полгода. Это – во-первых. Во-вторых, на территории церкви, огороженной высоким забором и оборудованной камерами видеонаблюдения можно запросто договориться с охранником и посадить дерево. Ну и в-третьих, в земле лежал не фрагмент капсулы, а "кусочек плоти". Судя по всему, никакой кремации не было. Разве может быть "кусочек плоти" после того, как эту самую "плоть" сожгли в кремационной печи?

– Ну это же ерунда полная! Как можно не то, что плоть, но даже кремированный прах покойного ввезти в страну без специального на то разрешения. Поверьте, это очень сложная процедура. Так что никакой плоти в церковной земле не было и быть не могло. Хотя разве теперь, спустя почти три года после смерти Дениса, можно что-то доказать? Да и доказывать уже ничего не хочется. Просто нет на это ни сил, ни желания. Главное результат: теперь нам некуда прийти и вспомнить Дениса. Это огромная беда для всех нас! – говорит Андрей Клеймюк.

Ярлыки и ленты

Стоит отметить, что спустя несколько дней после первого разговора с Вячеславом Ланским он прислал еще один ответ по поводу сложившейся ситуации. На этот раз письменный:

"По словам настоятеля храма святой блаженной Ксении Петербургской, осенью 2014 года к приходу обратились люди, чтобы посадить хвойное дерево на церковной территории. Подобная практика содействия в озеленении имела место: людям показывали место, на которое они садили деревья, кустарники или цветы. Так произошло и в этот раз.

Однако, позднее история продолжила продолжение: в один из последующих дней вокруг дерева собралась молодежь. Ребята повязывали на дерево ленты, ярлыки и записки. В ходе разговора выяснилось, что дерево посажено в память усопшего. Священник призвал убрать с дерева все посторонние предметы, потому как подобные традиции несовместимы с православным поминовением усопших, а дерево продолжило расти. Но впоследствии оно засохло и его пришлось спилить.

Уже в текущем году ситуация получила продолжение – появившийся в храме молодой человек выразил настоятелю храма свое негодование по поводу спиленного дерева. Впоследствии выяснилось, что под дерево была помещена шкатулка, в которой находились капсула с прахом усопшего, а также камни с побережья Балтийского моря, где состоялось прощание с усопшим. Вероятно, эти посторонние предметы могли выступить в качестве дополнительного фактора, который и помешал прижиться дереву, требующему и без того внимания к технологии посадки…"

Таким образом, из подготовленного ответа следует, что настоятель церкви все-таки знал о посадке дерева и дал на это согласие. Однако ж имело место повязывание на дерево лент, ярлыков и записок. Хотя Андрей Клеймюк наотрез отрицает, что подобное имело место. Да и как-то трудно представить, чтобы, например, друзья Дениса Гулевича, умершего совсем молодым, вдруг решили прикреплять на ель какие-то ярлыки. Как-то в голове подобное не укладывается.

Впрочем, Андрей Клеймюк подтвердил, что одна ленточка все-таки была. Но именно одна. И повязали ее на ветку только с одной целью: чтобы отметить памятное дерево из числа многих на территории церкви для тех, кто приехал вспомнить Дениса и облегчить поиски этой ели.

– Никакого дополнительного значения, кроме того, чтобы показать, к какому именно дереву нужно прийти, лента не имела. Вскоре после поминальной службы я лично снял эту ленточку с дерева, она лежит у меня дома, – подчеркнул Клеймюк.

По праву?

Ну и главный вывод: священник Сергий оказался весьма забывчивым человеком. То он говорит, что "не припомнит, чтобы я разрешал", то все-таки "к приходу (читай к настоятелю – прим. автора) обратились люди, чтобы посадить хвойное дерево на церковной территории".

И еще один момент, на который в своем ответе обратил внимание Вячеслав Ланский. Оказывается, "прихожанином храма была найдена ссылка (в соцсетях – прим. автора), в которой родственники усопшего призывают прийти и совершить какое-то культовое действие около этого храма". В доказательство этого представитель епархии даже приложил фотографию поста Андрея Клеймюка в соцсети "ВКонтакте".

Впрочем, упоминания о культовом действии, на наш взгляд, в этом посте не содержалось. Хотя, конечно, чтобы сделать подобный вывод, нужно быть большим специалистом в сфере культовых действий. Каким автор этой статьи, само собой, не является.

В качестве резюме стоит сказать, что действительно собственник на своей земле вправе принимать любые решения. В рамках действующего законодательства, разумеется. Раз священник решил, что дерево в память о Денисе Гулевиче надо срубить – это его право. Ведь земля действительно церковная.

С другой стороны, семья покойного, люди, которые хранят память о нем, остались без единственного места, куда могли прийти и вспомнить своего сына, брата, друга. Говорят, Денис при жизни был веселым человеком, умевшим и по-настоящему дружить, и радость дарить окружающим. Но он умер и теперь уже ничего не вернешь. А съездить на могилу Дениса Гулевича в Балтийское море его родным и друзьям просто не по карману.

И только горечь в душе родных Дениса от такой несправедливости…

Фото: VSE42.Ru, Андрей Клеймюк

Журналист: Игорь Рожков
Денис Гулевич Кемерово конфликт могила память священник церковь
Расскажи друзьям

Соц.сети