Кемерово, улица, февраль: как многодетная семья выживает в сгоревшем доме

03 Февраля 2015, 13:25

Обычный семейный ужин в доме Худоноговых был внезапно прерван погасшим во всём доме светом. Выбило пробки – вполне рядовой случай для жителей частного сектора, проводка в чьих домах не всегда справляется с перепадами напряжения и большим количеством включённых приборов. Решить проблему, как и полагается, отправился отец семейства, который открыл дверь в сени и едва устоял на ногах: оттуда валом пошёл дым и, как следствие, обжигающе горячий воздух.

Уже через несколько минут семья из пяти человек находилась на улице на январском морозе и наблюдала, как сгорает их единственная крыша над головой.

Корреспонденты VSЁ42 отправились в жилой район Ягуновский, встретились с пострадавшей семьёй и попытались понять, кто виноват в случившемся и как живёт многодетная семья в сгоревшем доме.

Свой дом Сергей и Наталья Худоноговы купили десять лет назад – переехали в него из съёмной квартиры и понемногу начали строить своё хозяйство. Всё рухнуло в один вечер: 9 января около 22:00 в доме загорелась веранда. Здраво рассудив, что своими силами ничего уже не сделаешь, Сергей, Наталья и трое детей сами спасались как могли: открыв окно, они выскочили на улицу, не успев даже одеться.

– Пожарных вызвал старший сын. Ехали минут пятнадцать, наверное, хотя казалось, что очень и очень долго. Но этого хватило, чтобы огонь раскинулся на большую площадь, – рассказывает Наталья Худоногова.

Ликвидация пожара заняла около получаса, а на то, чтобы установить причину пожара, ушло почти десять дней. Вернее, через такой промежуток времени Худоноговым выдали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И ответа на вопрос "Кто виноват?" в нём, увы, не найти.

В постановлении исключены все версии, кроме аварийной работы электросети. Сами погорельцы с такими выводами согласны: поджигать их некому, да и очаг возгорания находился в крайне труднодоступном для чужаков месте. Правила пожарной безопасности, согласно документу, также нарушены не были.

А вот на резкие скачки напряжения в тот вечер Худоноговым жаловались и соседи. Выходит, причина действительно кроется в аварийной работе электросети, только семье от установления этой истины не легче: виновных нет, жаловаться некуда и не на кого – следовательно, надеяться на компенсацию не приходится, и восстанавливать всё, что унёс огонь, придётся своими силами.

На месте, где сейчас гуляет ветер и лежит снег, раньше и находилась та самая веранда, в которой произошло возгорание. Постройки на данном участке выгорели полностью, в доме от огня уцелела только одна комната, кроме того, пожар "зацепил" баню.

Именно в бане и пришлось жить первую неделю после пожара Сергею и Наталье.

– Спали прямо здесь, на полках. Детей на первое время отправили к родственникам, а сами пытались хоть как-то восстановить дом – идти-то нам некуда, – сетует хозяйка.

Всё, что сейчас видно на фотографиях внутри дома, – дело рук Сергея и Натальи. Пока удалось обшить и привести в пристойный вид стены, немного оборудовать быт. Потолок после случившегося начал проседать, поэтому его держит балка посередине комнаты.

– Тепло в доме с трудом сохраняется, поэтому приходится расходовать гораздо больше угля, но всё равно дом быстро промерзает. Мы пробовали выписать себе льготный уголь как малоимущая многодетная семья, но нам сказали, что наш доход превышает прожиточный минимум, – вспоминает Наталья.

Доход семьи Худоноговых действительно превышает прожиточный минимум. На 200 рублей. Соответственно, льготы как малоимущей семье им уже не полагаются. Да и раньше, по признанию Сергея и Натальи, помощи было не так много – 500 рублей детских.

Первое место, куда всё-таки решили отправиться Худоноговы, – местная соцзащита. Наталья собрала необходимые справки о доходах, конечно же, все имеющиеся данные о пожаре и пришла с этим в ведомство. Здесь-то и выяснилось, что семья уже совсем не малоимущая, а на существенную материальную помощь можно и не надеяться.

– В соцзащите нам так и сказали: "На многое можете вообще не рассчитывать, максимум – десять тысяч", – объясняет хозяйка.

– А чем они это объяснили?

– Денег, говорят, нет – в стране кризис! Так прямо и говорят. Куда ни приди – всюду одно и то же: денег нет, кризис, – сокрушается Наталья.

Вот так, посреди кризиса, с маленькой зарплатой продавца-кассира и небольшой военной пенсией мужа, который прошёл Чечню, с тремя детьми и без крыши над головой семья Худоноговых осталась практически один на один со своей бедой.

Дошло даже до момента, который иначе как "и смех и грех" не охарактеризуешь: из соцзащиты позвонили и предложили подумать над вопросом о выделении места для временного проживания семьи. Что здесь такого необычного? Звонок этот состоялся 26 января – спустя две с лишним недели после пожара.

– Раньше мы ещё, может, и подумали бы, но сейчас уже точно нет, потому что нужно всё скорее восстанавливать, делать всё, что возможно. К тому же, у нас здесь хозяйство небольшое, за которым нужно следить: сорок кур, два гуся, да собаки ещё. В конце концов, страшно дом бросать. У нас ведь как: для кого-то горе, а для кого-то – способ наживиться.

Сегодня Худоноговы считают, что уже никакие жалобы не помогут: нужно (по возможности) справляться своими силами и надеяться только на себя. Тем не менее, семья всё-таки решила обратиться в городскую администрацию и ещё 15 января написала письмо с просьбой о материальной помощи, но ответа пока не дождалась.

– Ущерб можно оценить тысяч в пятьсот, наверное. Но нам даже лучше не деньгами – лучше стройматериалами. Брус нужен, утеплитель: в морозы всё инеем покрывается. Мы не очень-то верим, что всё это поможет, но разместили объявления с просьбой о помощи в социальных сетях и в нескольких газетах. Нам сейчас любая помощь пригодится, даже самая маленькая, – говорит Наталья.

По признанию погорельцев, маленькую пользу объявления всё-таки принесли: из "Одноклассников" пришли переводы в тысячу, пятьсот и двести рублей. К тому же, коллеги Натальи не остались в стороне: на работе пострадавшей семье уже собрали десять тысяч рублей материальной помощи (столько же, сколько лишь обещают в соцзащите), а также одежду. Даже в школе, где учится средний ребёнок, третьеклассник Андрей, решили проявить участие и собрать какие-то вещи и школьные принадлежности для детей.

По словам Сергея Худоногова, восстановление дома займёт от двух недель до одного месяца, но только при условии, что будут необходимые стройматериалы. Сейчас же семья с двумя детьми (маленькую Ксению родители пока не решаются забрать у родственников, потому что в доме всё ещё слишком холодно) выживает в условиях сибирской зимы в сгоревшем доме, ютясь в единственной сохранившейся комнате и восстанавливая зал. Они не слишком рассчитывают на помощь государства и незнакомых людей, однако в сложившейся ситуации безмерно рады любому, даже самому скромному, проявлению человечности со стороны окружающих.

Номер карты "Сбербанка", на которую можно перевести денежные средства: 639002269018177802.

Страница в социальной сети "ВКонтакте", с помощью которой можно связаться с семьёй и узнать все необходимые данные.

Фото: Александр Патрин, семья Худоноговых
Автор:
Комментарии для сайта Cackle