С пистолетом наголо: как полицейский на кемеровском бульваре стрелял

 6544 
19 Августа 2014, 11:10

Ещё бравый солдат Швейк говорил, что с пистолетом шутки плохи. Начнёшь баловаться, увлечёшься – мало ли чем это всё закончится? И тут нельзя не согласиться, даже если пистолет не совсем "настоящий", а "просто" травматический. Но и он может шума наделать, причём во всех смыслах.

И лучшее тому подтверждение – история, которую корреспонденты Vsё42 сейчас вам расскажут. Произошла она совсем недавно, конца у неё (счастливого или не очень) пока и вовсе нет, ну а началось всё не за тридевять земель, а у нас под боком, на одной из кемеровских улиц.

Как поссорились доцент и полицейский

На бульваре Строителей, у дома №3, почти у выезда на Притомский проспект, в один из мартовских дней 2014 года поссорились два автомобилиста – вроде бы не поделили дорогу, бывает, дело житейское. Если конкретно, повздорили 50-летний Виталий Шелестюков, кандидат юридических наук, доцент, и 39-летний Николай Рыбак, майор полиции, оперуполномоченный отдела уголовного розыска.

Понятно, что "автомобильные" ссоры – вещь неприятная: тут и понервничать можно, и даже выругаться тянет. Но делать этого всё же не надо. И уж точно не стоит пускать в ход силу: не аргумент это, тем более, для солидных, состоявшихся мужчин. Но участники истории, наверное, об этом забыли, потому что как раз до взаимного рукоприкладства у них дело и дошло. И это было только начало.

Ударил своего "противника" по лицу, судя по его собственным показаниям, Виталий Шелестюков. Впрочем, удар был, видимо, не такой уж богатырской силы: образовалась даже не ссадина, а обычный синяк. Это, конечно, вовсе не значит, что так вот несильно можно кого-то по лицу бить. Тем более, ещё и непонятно, "осталось за кадром", кто же конфликт начал и кто в чём виноват.

Что вначале – удар или выстрел?

Так или иначе, но майор Рыбак тоже поступил далеко не лучшим образом. Он взял и выстрелил в Шелестюкова из травматического пистолета "Оса". Выстрелил дважды – по ногам и прямо в лицо. Во всяком случае, официальная медицинская экспертиза установила: у Виталия повреждён левый коленный сустав, и образовалась "огнестрельная рана подбородочной области справа", что, кстати, является неизгладимым обезображиванием лица. А за такое и наказание стрелявшему полагается более суровое.

Но к неизгладимому обезображиванию мы ещё вернемся. А пока возникает законный вопрос – что заставило опытного сотрудника полиции, офицера-оперативника, так остро среагировать? Неужели это адекватная самооборона, пусть даже и ударили тебя по лицу? Да и вот ещё вопрос, едва ли не главный – что вначале-то случилось: удар или выстрелы?

– Майор Рыбак утверждает, что сначала был именно удар, – говорит адвокат Андрей Стрижак, защищающий интересы Виталия Шелестюкова. – И даже не один. Шелестюков будто бы фактически избил полицейского – нанёс ему целую серию ударов по лицу. После чего сотрудник МВД был просто вынужден защищаться – чтобы его прекратили бить. Но Шелестюков продолжал избиение даже и после первого выстрела – того, что "пришёлся" по ногам. Тогда Рыбак и произвёл второй выстрел, но не специально в лицо, мол, попадание было случайным. Такова версия сотрудника полиции. Но тут возникает очень много "непонятностей"…

«И постоянно нецензурно выражался!»

И вот первый непонятный момент, по мнению адвоката: если доцент обрушил на полицейского буквально-таки град ударов, почему экспертиза по свежим следам обнаружила на лице майора лишь один кровоподтёк?

И второй момент: почему сотрудник полиции менял свои показания относительно обстоятельств выстрела? Так, сразу в день происшествия, 16 марта, он показал, что хотел попасть буяну Шелестюкову в ногу, чтобы тот прекратил избиение. Но уже на следующий день, 17 марта, Рыбак сообщил, что целился вовсе не в ногу, а просто в землю, надеясь, что это остановит избивавшего. Попал же заряд в человека случайно. Как, собственно, и второй выстрел – тот, что в лицо.

– Таким образом, мы видим здесь противоречия, – считает Андрей Стрижак. – Тем более, что Шелестюков рассказывает эту историю совсем по-другому: сперва Рыбак выстрелил ему в ногу, а уж потом Виталий ударил сотрудника полиции по лицу. Однако тот выстрелил и во второй раз, не переставая постоянно выражаться нецензурными словами.

Тут интересно и вот ещё что – в какой, собственно, момент появился "травмат" в руках у полицейского? Шелестюков утверждает, что Рыбак вышел из машины "разбираться" уже с пистолетом в руке. Тогда непонятно: неужели оперуполномоченный заранее знал, что 50-летний доцент начнёт его избивать?

Выстрел, способный выворотить челюсть

И вот ещё один вопрос: с какого расстояния был произведён выстрел в лицо Шелестюкову? Если верить майору Рыбаку, то стрелял он фактически в упор, ведь доцент избивал его и был совсем рядом. Но характер повреждений на лице Виталия говорит о другом, считает адвокат Андрей Стрижак.

– Всё дело в том, что при выстреле с близкого расстояния Шелестюкову попросту должно было выворотить челюсть, – говорит адвокат. – Пули травматического пистолета "Оса" обладают повышенной дульной энергией – легко пробивают доски шириной в три сантиметра. А тут – человеческое лицо! Более-менее очевидно, что выстрел был с расстояния никак не меньшего, чем в один метр. Иначе у Шелестюкова должны были возникнуть ожоги слизистых оболочек пороховыми газами. Но такое не зафиксировано.

Иными словами, утверждает защитник интересов Виталия Шелестюкова, складывается впечатление, что майор Рыбак выстрелил вовсе не при тех обстоятельствах, о которых говорит он сам. Не было никакого избиения, да и угрозы жизни и здоровью полицейского не было тоже. И не исключено даже, что страж порядка изначально вышел из машины с намерением "выяснять отношения" при помощи пистолета. Что, само собой, добавляет Андрей Стрижак, является самым настоящим противопоставлением себя обществу – а это не дело для любого человека вообще, тем более, для сотрудника полиции.

Пропавшая запись с видеорегистратора

Словом, "непоняток" в этом деле было много с самого начала. А потом… стало ещё больше. Например, на лобовом стекле автомобиля Шелестюкова находилась камера видеорегистратора, запись с которой помогла бы установить, что же действительно произошло 16 марта у дома №3 по бульвару Строителей.

Однако сделать это сейчас невозможно: какое-то время карта памяти с видеорегистратора фигурировала в материалах дела в качестве вещественного доказательства, но затем загадочным образом исчезла. И судьба её на данный момент попросту неизвестна, видимо, затерялась где-то между инстанциями, на полпути из Следственного комитета к мировому судье.

А если вам мало загадок, то вот ещё одна – "травматика", с помощью которой майор Рыбак из последних сил сдерживал натиск доцента Шелестюкова, вообще говоря, оперуполномоченному не принадлежит. А принадлежит его коллеге, капитану Бушуеву, который, судя по показаниям Рыбака, накануне попросту забыл "Осу" в машине майора.

Словом, "травматика" на месте происшествия оказалась чисто случайно: Рыбак накануне подвозил коллегу до дома, тот забыл оружие и вернуть "Осу" майор капитану не успел, а потом наткнулся на буяна-доцента.

Во всём разберется участковый?

По уверениям адвоката Стрижака, в деле разбираться никто особо не пытается. Наоборот, несмотря на то, что им сначала занялось Следственное управление Следственного комитета по Кемеровской области, в настоящий момент дело находится… у местного участкового.

Да и дела такого, в сущности, нет – это мы так, в переносном смысле его называем. А так ведь уже вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. А разбираться дальше участковому…

– Но участковый вообще не имеет права ничего сделать, кроме как всё "закрыть и забыть"! – объясняет ситуацию кемеровский адвокат Иван Морохин. – Передача дела участковому по факту означает желание вообще всё замять, "спустить на тормозах". Вроде бы и не было ничего – ну так, пострелял сотрудник полиции немножко, велика ли невидаль!

Попытки "спуска на тормозах" вроде бы предпринимались кем-то и раньше. Во всяком случае, есть у адвокатов Морохина и Стрижака, в итоге поднявших шум в интернете, такие подозрения. Недаром, говорят они, официальные обвинения в адрес майора Рыбака всё время "дрейфуют" в сторону уменьшения его вины и ответственности. Действия полицейского вполне "тянут" на санкции статьи 111 Уголовного кодекса ("Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью"), а там в качестве наказания предусмотрен и солидный срок заключения.

Мнение эксперта проигнорировали?

Однако сейчас речь идёт максимум о штрафе в несколько десятков тысяч рублей, да и это вряд ли. Дело передано участковому, помните? И это несмотря на то, уточняет Андрей Стрижак, что происшествиями, в которых напрямую замешаны сотрудники полиции, может и должен вести исключительно Следственный комитет.

Правда, во время стычки с доцентом Шелестюковым майор Рыбак находился не при исполнении, да и вообще в отпуске, однако в данном случае это ничего не меняет.

А теперь вернёмся к вопросу о том самом неизгладимом обезображивании – повреждении лица у Виталия Шелестюкова, которое было совершенно официально подтверждено независимым медицинским экспертом. Однако…

– Мнение эксперта, заявившего о неизгладимом обезображивании, проигнорировано напрочь! – говорит адвокат Стрижак. – Собственно, следователь дожидаться заключения не стал, и в итоге сейчас вовсе никакого дела, получается, нет! Состава преступления не видно, в возбуждении уголовного дела отказано, проверкой занят участковый…

Лёгкий вред и «тяжёлая» статья

Между тем, следователь по особо важным делам Дмитрий Моисеев, который изначально занимался проверкой случая на бульваре Строителей, ныне уже в Кемерове не работает: переведён в город Берёзовский.

– Я действительно рассматривал все обстоятельства этого происшествия, – рассказал он корреспонденту Vsё42. – Однако не нашел в действиях Рыбака состава преступления, предусмотренного 111-ой статьёй. Максимум, о чём там может идти речь, – это причинение лёгкого вреда здоровью.

Но адвокаты Шелестюкова с такой постановкой вопроса совсем не согласны. И сейчас они добиваются отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела: всё надо довести до суда, считают они, да не по "лёгенькой" какой-нибудь статье, а по "тяжелой", той самой сто одиннадцатой.

Да вдобавок, если дело всё же будет возбуждено, все материалы защитники интересов Виталия Шелестюкова просят отправить уже не в Следственный отдел Ленинского района города Кемерово, а хотя бы в любой другой. Потому как в Ленинском дело вроде как не "двигается" вовсе.

Следователи работают и не «спускают на тормозах»

Впрочем, здесь адвокаты Шелестюкова, кажется, неправы. Потому что, как удалось выяснить корреспондентам Vsё42, мартовским случаем на бульваре Строителей следователи из Ленинского района по-прежнему занимаются – и, по их уверению, со всей возможной дотошностью.

– На самом деле, ничего там ещё окончательно не решено, – рассказал заместитель руководителя Следственного отдела по Ленинскому району Игорь Колмогоров. – И тем более, никто из нас не стремится всё "спустить на тормозах". В частности, в настоящий момент мы продолжаем доследственную проверку по всем этим фактам – так что, вполне возможно, в перспективе предстоит и судебное разбирательство. Что же касается результатов медицинской экспертизы, то её результаты мы рассматриваем серьёзно: речь идёт о неизгладимом обезображивании, а от такого отмахиваться нельзя. Однако что-то подробно комментировать мы пока не можем: не имеем права.

Кстати, по словам следователя, справедливости продолжает добиваться и Николай Рыбак – сотрудник полиции подал встречный иск против Виталия Шелестюкова. В данном случае имеется в виду то самое избиение – ведь по версии полицейского всё как раз и началось с того, что доцент стал проявлять нешуточную агрессию. И здесь работа тоже идёт самым активным образом и выясняются все обстоятельства, говорят следователи.

Майор пытался всё решить миром

К сожалению, комментарий самого майора Рыбака по поводу всей этой истории и её дальнейшего развития корреспондентам Vsё42 получить не удалось: мы так и не смогли связаться с Николаем Николаевичем. Тем более, что его "личных контактов" никто журналистам так и не предоставил – ни коллеги-полицейские, ни представляющая интересы оперуполномоченного адвокат Елена Корнейченко.

– В настоящий момент я вообще ничего комментировать не буду, вдобавок по телефону, – сказала она. – Лично же встретиться никак не могу: нахожусь сейчас на отдыхе. Может быть, где-нибудь в середине сентября...

Что ж, оставляем за адвокатом и её подзащитным право на отказ от комментариев. Хотя и непонятно (как минимум – по-человечески) – почему бы, хоть и в двух словах, не рассказать о положении дел?

Впрочем, буквально некоторое время назад Елена Корнейченко написала на сайте профессионального сообщества адвокатов и юристов "Праворуб": её клиент, оказывается, неоднократно в течение последних месяцев пытался встретиться с доцентом Шелестюковым, извиниться и даже загладить вину в самом что ни на есть материальном выражении. Однако всё было безрезультатно: Шелестюков на контакт не шёл. "Кто прав и кто виноват, разберётся суд", – вполне резонно заключила Елена Корнейченко.

Новое доказательство - «детектор лжи»?

Итак, история с ссорой двух мужчин на бульваре Строителей далека от завершения. По крайней мере, Виталий Шелестюков её возможным исходом не удовлетворён. Да и в интересах Николая Рыбака, думается, не стараться все "замолчать": если что-то непонятно, надо разобраться, ведь затронута, можно сказать, честь мундира. Не лучший ли способ для этого – объективное следствие и судебное разбирательство? В конце концов, там-то все узлы и развяжутся, всё тайное станет явным.

Между тем, доцент Шелестюков давно высказал желание пройти проверку на полиграфе, том самом знаменитом "детекторе лжи". О мнении на этот счёт майора Рыбака пока ничего не известно. И хотя проверка на полиграфе формально ничего не решает, – не принимают её в расчёт следователи и судьи в качестве "железобетонного" доказательства, – но чисто по-человечески удачное прохождение "детектора лжи" часто склоняет чашу весов в пользу конкретного участника конфликта.

Как будет на сей раз? Пока непонятно, но ясно одно: так просто всё закончиться не должно. Дело-то громкое получилось: выстрелы на бульваре далеко разнеслись. И задеть могут, наверное, ещё многих. И ладно бы речь только даже о шраме на лице шла, а то ведь, кто знает, может, и о потере репутации…

Фото: Александр Патрин, Google.Images

Журналист: Василий Королёв

Соц.сети