Преступление века, или Как полицейские «батарею» искали

Сначала полицейские явились с обыском в дом престарелых, затем надели на одного из оказавшихся на месте людей наручники, а руководителю пансионата якобы даже нанесли телесные повреждения, потом отказались пустить адвоката. И все это предположительно ради поисков украденной "батареи" (радиатора отопления). Ну и в качестве довеска к полицейской работе: ходили в разгар ковидных ограничений по зданию, полному очень пожилых людей, без средств индивидуальной защиты. В подробностях этой полицейской истории разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Маски сорваны?...

Гости в штатском в ООО "Семейная врачебная практика" – пансионат для престарелых кузбассовцев, за которыми нужен постоянный уход в силу их возраста и состояния здоровья, – нагрянули, как водится, внезапно.

Ирине Батуриной, руководителю дома престарелых в деревне Березово, объяснили, что ищут украденные в Крапивинском районе радиаторы отопления. Три штуки. На всякий случай напомню, что Березово находится рядом с Кемеровом, а вовсе не на территории Крапивинского района. Впрочем, поиски украденных радиаторов почему-то на территории пансионата под Кемеровом – это далеко не самая большая странность в этой истории.

Однако прямого нарушения в этом нет: сотрудники полиции из одного муниципального образования вполне могут сесть на служебный или личный автомобиль и потрястись по дорогам до Березова. Ну не давать же следователю поручение своим коллегам в другом муниципальном районе, чтоб они сами провели обыск и сообщили о найденных во время его проведения вещах. Хотя, кстати, почему нет? Вполне распространенная практика. Таких поручений, например, из одного региона в другой хватает.

Ну да не о том речь. Итак, четыре крапивинских оперативника явились в дом престарелых. Слегка напугав пожилых постояльцев неожиданным визитом, они приступили к поискам украденного радиатора. Правда, зачем-то "высказывали намерения найти оружие и наркотические средства, интересовались инструментами, мотором от лодки, чем вышли за рамки постановления суда". По крайней мере, об этом сообщила адвокат Ирины Батуриной и еще одного невольного участника событий Никиты Василенко – кемеровский юрист Елена Иванова, например, в письме на имя председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы Василию Пискареву. Разумеется, адвокат ссылается на то, что услышали очевидцы происходившего в доме престарелых во время обыска.

Впрочем, и в этом моменте можно попытаться понять полицейских: пока ищешь радиатор отопления, чего только нельзя найти – и наркотики, и оружие. Как говорится, по-разному бывает. Заранее не угадаешь, что можно найти в деревенском доме престарелых. Особенно, если хорошо искать.

Здесь стоит отметить одно важное обстоятельство. На одной территории с пансионатом шли строительные работы. Поэтому лежали различные стройматериалы, в том числе и несколько радиаторов отопления.

Как вспоминает сама Ирина, оперативники в результате выбрали один из радиаторов, что валялся на придворовой территории, и изъяли его. С чем, собственно, и уехали восвояси.

В протоколе не фигурируют…

На этом, казалось бы, история могла закончиться. Радиатор, как предполагается, все равно не из тех, что был похищен в Крапивинском районе. Значит, полицейские его должны рано или поздно вернуть. Но возникли, как водится, некоторые "но".

Одним из первых таких "но" стало то, что Ирина Батурина и Никита Василенко получили в результате проведения полицейскими обыска… телесные повреждения. Более того, Никита на какое-то время даже оказался в наручниках.

Все это случилось с двумя вполне себе мирными кузбассовцами якобы по той причине, что они оказывали сопротивление полицейским и мешали проводить обыск.

Но вот только один факт, о котором говорит адвокат Елена Иванова: Никита Василенко приехал на место, где проводился обыск, позднее. Так что мешать правоохранителям, как видится, было затруднительно. С другой стороны, что именно полицейские могли расценить как помеху для проведения следственных действий? Например, звонок по телефону, который пыталась сделать Ирина Батурина, чтобы пригласить на место своего адвоката? Вполне. Или, например, позвонить мужу, чтобы сообщить ему о происходящем на земельном участке, который принадлежит их семье? Опять же, вполне.

По крайней мере, именно попытка сделать телефонный звонок и стала причиной пристального внимания со стороны полицейских, закончившегося для Батуриной в травмпункте, где она и зафиксировала телесные повреждения.

С Никитой Василенко, судя по его показаниям следователю, которые он дал позднее, история была обратная. Не он звонил по телефону, а ему позвонил его отец. После того, как Никита ответил на входящий вызов, согласно его объяснению (орфография и пунктуация оригинала сохранена – прим. ред.), "тут же оба сотрудника закрутили мне обе руки за спину Жарков (один из полицейских – прим. ред.) забрал из руки мой сотовый телефон, после чего второй сотрудник одел мне на руки за спиной наручники, я испытал физическую боль, я начал кричать…"

Как выяснилось позднее, уже из объяснений того самого оперуполномоченного Жаркова, Никита Василенко был "причастен к краже" радиаторов. Это, утверждает полицейский, следовало из поручения следователя о проведении обыска.

Приводить слова из объяснительных других полицейских, присутствовавших в доме престарелых во время обыска, смысла особого нет. Говорят они очень похожие вещи.

Но тут стоит обратить внимание вот на какой факт. Как сообщили Ирина Батурина и ее адвокат Елена Иванова, в протоколе обыска из всех присутствовавших оперативников в результате оказалась только одна подпись – Федоровича М.В. Еще три полицейских, в том числе и упоминавшийся выше Жарков М.С., свои подписи не поставили и в протоколе никаким образом не фигурировали.

Таким образом, как логично сделал вывод кемеровский юрист, упомянутые сотрудники в обыске не участвовали.

– Следовательно, указанные сотрудники полиции не имели никакого процессуального права руководить ходом данного следственного действия, ограничивать проживающих в жилом помещении лиц в передвижении, осуществлении телефонных звонков. Более того, материалы дела и доследственной проверки не содержат сведений о запрете каких-либо лиц пользоваться телефоном, – пишет адвокат Иванова в обращении к депутату Госдумы.

Зато, отметила правозащитник, сами полицейские себя особо не задерживали. Например, активно ходили по пансионату без масок, несмотря на то, что в нем находились пожилые люди, для которых, случись им заразиться коронавирусом, такие "походы" могли оказаться фатальными.

Устно виновны

Закономерным выглядит решение Ирины Батуриной, Никиты Василенко и их адвоката подать по результатам обыска несколько обращений. В том числе по факту, на котором стоит остановиться отдельно. На момент самого обыска интересы Батуриной и Василенко представлял другой юрист, который, как только узнал о проведении этого процессуального мероприятия, приехал на место. Но вот незадача: оперативники в штатском из числа тех, которых "не было на обыске", отказались его пустить.

Почему не пустили? Это осталось непонятным. Из того видео, что находится в распоряжении редакции VSE42.Ru, на котором как раз адвокату не дают пройти на дворовую территорию, где идет обыск, каких-либо вразумительных обоснований со стороны человека в штатском услышать не довелось. Скорее, слова мужчины в кадре можно оценить как плохо скрываемое хамство со стороны "право имеющего", но это, разумеется, исключительно субъективное ощущение, которое возникло у автора статьи во время просмотра видеозаписи.

В продолжение темы о недопуске адвоката. Когда Елена Иванова стала представлять интересы Батуриной и Василенко, она попыталась оспорить в прокуратуре действия полицейских и в том числе признать проведение обыска незаконным. На что ей был дан неожиданный ответ, суть которого сводилась к следующему: отказать, потому что в тот момент (когда проходил обыск) Иванова еще не была адвокатом своих доверителей. А значит, следуя логике прокуратуры, и не может требовать устранить нарушения, которые имели место до того момента, как Иванова начала защищать интересы своих доверителей.

Впрочем, не все так безнадежно, как казалось сначала. Или это тоже показалось. Как бы то ни было, заместитель начальника отдела МВД по Крапивинскому району Э.А. Фрис в ответ на жалобу адвоката по поводу поведения его подчиненных признал факты, изложенные в жалобе, "частично подтвердившимися". Однако решил полицейских… "освободить от дисциплинарной ответственности", ограничившись устным предупреждением.

То есть ущерб здоровью и наручники на руках Василенко были вполне реальными, как и недопуск адвоката на место проведение обыска, а наказание осталось виртуальным, устным.

И напоследок еще один занимательный факт. К свекрови Ирины Батуриной, которая проживает в Кемерове, явился следователь из Крапивинского отдела МВД. Дело в том, что пожилая женщина является собственником объекта, где проводился обыск. Но! Речь, как рассказала Ирина, шла не о каких-то подробностях хищения радиаторов – и это, пожалуй, самое неожиданное, а о том, действительно ли является Иванова ее представителем. Вот как кемеровский адвокат описывает визит представителя следствия к свекрови Ирины Батуриной.

– Однако безо всякого предупреждения и уведомления о дате, времени и месте проведения следственного действия следователь в позднее время, не представившись, заявилась к Батуриной Н.П. и вместо допроса фактически интересовалась, заключено ли между ней и адвокатом Ивановой Е.С. соглашение. К допросу она так и не приступила, поскольку я как адвокат Батуриной Н.П. об этом уведомлена не была. Своим бестактным поведением сотрудник полиции испугала пожилую женщину, – говорится в обращении Ивановой на имя депутата Госдумы.

Можно попытаться понять такое поведение представителя следствия врожденным любопытством, но закон об адвокатской деятельности (ч.1 ст.8 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ") четко оговаривает, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

И для завершения картины, по словам адвоката, следователь так и не допросила всех свидетелей, которые находились в пансионате и могли наблюдать за действиями сотрудников полиции. И, возможно, рассказать о том, что один из полицейских ударил ногой Василенко в грудь. По крайней мере, об этом факте говорит сам Никита.

Кстати, радиатор, изъятый во время обыска, полицейские вернули семье Батуриных. Видимо, не пригодился…

Фото: VSE42.Ru
Комментарии для сайта Cackle