Сыр в мышеловке, или Как в коронавирус снять семь шкур с бизнеса?

Российское государство, озабоченное на словах тотальным вымиранием малого и среднего бизнеса, декларировало меры поддержки. Среди них бесплатные кредиты, по которым якобы не только проценты платить не надо, но и вовсе возвращать их. При соблюдении определенных условий, конечно. Чем обернулась на деле обещанная государственная поддержка для кемеровских предпринимателей и какой весьма неприятный сюрприз их ждал, читайте в статье корреспондента VSE42.Ru.

Глубокая пропасть

Какой же обнадеживающей могла показаться забота государства о малом и среднем бизнесе, который начиная с весны прошлого года попал в жесточайший клинч из пандемии коронавируса и ограничений в связи с этим. На первый, разумеется, взгляд. О том, в какой глубокой… пропасти оказались, например, различные учреждения общепита или розничной торговой сети в условиях локдауна, говорить излишне. А потому обещанная правительством помощь казалась такой долгожданной.

О мерах экономической поддержки от российского государства много говорилось тогда, например, бизнес-омбудсменами. В том смысле, что помощь будет оказана, льготные деньги на поддержку бизнеса (в первую очередь для сохранения рабочих мест) – выданы. А потому неудивительно, что многие небольшие предприятия с радостью пошли в уполномоченные государством банки за теми самыми обещанными кредитами (субсидиями, известными также под названием "кредит 2.0").

А теперь чуть более конкретно, что государство обещало бизнесу в первую волну коронавируса. Речь идет о постановления правительства России от 16.05.2020 № 696 "Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным в 2020 году юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям на возобновление деятельности".

Если максимально коротко говорить об открывшихся и продекларированных тогда возможностях, то следует отметить следующее. Коммерсанты могут получить кредит, по которому не только проценты платить не надо будет в будущем, но и вовсе возвращать деньги.

Для этого достаточно было соблюсти всего лишь два условия: не уйти в банкротство и сохранить количество рабочих на предприятии на уровне не менее 80 процентов от предыдущего месяца. Поскольку выдача кредитов имела жесткую временную привязку, то речь о списочной численности шла вполне конкретная – по данным на 1 июня 2020 года.

Казалось бы, элементарные требования, соблюсти которые так же элементарно. Так могли подумать некоторые предприниматели, по крайней мере. И были жестоко разочарованы. Редакции известно как минимум о десятке кемеровских бизнесменов, ставших заложниками своей доверчивости и желания получить от государства, которому они многие годы платят налоги за себя и своих работников, хоть какую-то поддержку в тяжелейшее коронавирусное время.

Я календарь переверну…

Капкан (или мышеловка, если угодно) захлопнулся, как водится, неожиданно. В чем его суть, сейчас объясню. Все проблемы с "бесплатными" (на самом деле, нет) кредитами состояли в том, что у банка ВТБ, который как раз и выдавал те самые "дармовые" деньги от государства, возникли разночтения в том, что и как считать. А именно – какой месяц брать за базовый при подсчете упомянутого выше параметра "сохранение не менее 80 процентов работников от списочной численности в предыдущем месяце на 1 июня".

А сначала риторический вопрос: какой месяц стоит считать предыдущим к отчетному периоду, который начинается 1 июня? Уверен, что наивный читатель (а не руководство ВТБ или представитель государства) поспешит назвать май. Казалось бы, да. Но давайте узнаем логику представителей, как говорится, противной стороны и обстоятельства дела.

Во-первых, для того, чтобы банк мог получать информацию о той самой численности работников на 1 июня, в федеральной налоговой службе создали целый отдельный сервис.

– Численность работников заемщика, а также размеры надбавок и доплат, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иных выплат компенсационного характера определяются получателем субсидии на основании сведений, размещенных в информационном сервисе Федеральной налоговой службы по состоянию на 1 июня 2020 г. В информационном сервисе Федеральной налоговой службы размещаются сведения о застрахованных лицах, подаваемые заемщиком в органы Пенсионного фонда Российской Федерации и передаваемые Пенсионным фондом Российской Федерации в Федеральную налоговую службу для целей реализации настоящих Правил, – говорится в соответствующем постановлении правительства.

При этом первоисточником информации о численности сотрудников является отчетность по форме СЗВ-М, передаваемая предприятием-заемщиком ежемесячно в Пенсионный фонд Российской Федерации в порядке и сроки, установленные постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 1 февраля 2016 г. N 83п "Об утверждении формы "Сведения о застрахованных лицах"

Не совсем понятно, зачем понадобилось создавать отдельный сервис для информации, которую можно и нужно получать либо от ПФР как от официального владельца информации, либо от заемщика, избегая различных неточностей. Однако данный сервис был создан и запущен, и банк обязали использовать данные именно этого сервиса.

Во-вторых, отчетный период, когда предприятия-заемщики (впрочем, и не заемщики тоже) подают сведения о численности работников, длится с 1 по 15 число следующего месяца. В данном случае, с 1 по 15 июня бизнес подает информацию за май. Но! Если конкретное предприятие подало информацию 1 июня и она успела попасть в базу данных (в сервис ФНС) в тот же день, то получается, что предыдущим месяцем окажется именно май.

А если предприятие подаст, согласно законодательству, данные 2 июня или позднее, вплоть до окончания срока предоставления такой информации (что совершенно законно), то, как оказалось, банк вправе считать предыдущим июню вовсе не май, а … апрель. А в этом месяце численность работников могла быть, например, выше, чем в мае. Со всеми вытекающими для получателя кредита последствиями.

Вот такая великолепная банковско-чиновничья логика. По факту, направленная только на одно.

Ошибка выжившего

Опять же наивный читатель может задаться вопросом: на что же направлена упомянутая логика. А вот тут как раз все просто. Нарушители условий предоставления "бесплатных" кредитов обязаны не просто вернуть полученные от государства деньги, но и заплатить процент за пользование ими. Причем, исходя из возможных современных условий кредитования, просто нереально высокий – 19 (!) процентов годовых.

Почему возникла такая ситуация, когда государство обещало бизнесу поддержку, а значит, сохранение рабочих мест простым наемным работникам, а на деле посадило на иглу дорогих кредитов? – как видится, вопрос риторический.

Тем не менее, ситуацию эту как-то пытаются "разрулить" в том числе бизнес-омбудсмены, упоминавшиеся ранее и рапортовавшие весной прошлого года о "беспрецедентных мерах господдержки". Так, кузбасская защитница бизнеса Елена Латышенко сообщила VSЕ42.Ru, что ее коллеги по регионам и она лично направили соответствующее обращение своему боссу – главному российском бизнес-защитнику Борису Титову. Что это даст в действительности и как (очередной раз) поможет бизнесу – неизвестно. А об актуальности немедленного решения проблемы говорит тот факт, что, по словам Елены Латышенко, в целом по России в капкан "бесплатных" кредитов попали порядка 8 000 частных предприятий.

Зато точно известно, что банк ВТБ уже начал подавать иски к предприятиям, которые, по мнению его представителей, должны вернуть кредиты и проценты за пользование ими. Причем иски эти могут быть весьма примечательны для тех, кто погружен в тему. Однако и для широкой читательской аудитории стоит отдельно остановиться на них.

Для начала стоит отметить, что далеко не все коммерческие предприятия в том же Кемерове согласились быть безмолвными баранами, идущими на заклание. В том смысле, что в настоящее время пытаются отстаивать свои права и элементарную человеческую логику, согласно которой перед июнем должен быть май, а вовсе не апрель.

Кемеровский юрист Сергей Коротков, представляющий в суде интересы одной из компаний, попавшей в капкан "бесплатной" помощи от государства, рассказал, что в настоящее время его клиенты подали иски к ВТБ, требуя отменить незаконное, по их мнению, решение. Само собой, спорная ситуация между юридическими лицами сейчас рассматривается в арбитражном суде, как раз и специализирующемся на разборе экономических споров.

Но представители банка ВТБ сделали "ход конем". Банк подал иск, в качестве ответчика привлекая не только саму компанию, но и ее учредителя, поскольку тот выступал в качестве поручителя по кредиту. На этом основании, уверен Сергей Коротков, банк пытается перенести рассмотрение этого экономического спора исключительно между юрлицами в районный (федеральный) суд. О том, как решаются экономические споры в федеральных судах, особенно с участием в качестве одной из сторон представителей государства, кемеровский юрист имеет собственное представление и каких-либо иллюзий не питает.

Но самое печальное в этой ситуации, каким бы ни было судебное решение, на мой взгляд, является следующее. В условиях локдауна, когда речь шла буквально о выживании малого бизнеса, а значит, о сохранении рабочих мест для десятков и сотен тысяч рядовых граждан, государство выдало деньги на одних – суперльготных – условиях. А бизнес их, соответственно, согласился получить. А когда пиковая ситуация была пройдена, выживший бизнес узнал, что он неправильно понял: раз ты выжил, значит деньги надо возвращать с процентами. Как говорится, ошибка выжившего…

Фото: VSE42.Ru
Комментарии для сайта Cackle