"Зимняя вишня": вопросы без ответов?

  9815 
18 Декабря 2018, 10:26

"В Кемерове загорелся ТЦ "Зимняя вишня". Именно под таким, казалось бы, вполне дежурным и безэмоциональным заголовком 25 марта в 16:29 вышла на нашем сайте первая новость об этом страшном пожаре. Лишь позднее стало известно, что в огне и дыму погибли 60 человек, из них 37 – дети. Еще 65 человек получили различные травмы. Но тогда, в 16:29, большинство прочитавших эту новость даже не предполагали, какими последствиями для родственников погибших и для всего Кузбасса обернется это событие. И, разумеется, говоря об итогах 2018 года в Кузбассе, нельзя обойти эту трагедию. Корреспондент VSE42.Ru постарался восстановить хронологию событий и рассказать о том, что осталось за скобками основного информационного потока в связи с этой трагедией.

"Какие погибшие?"

Первые несколько часов, кажется, мало кто понимал реальный масштаб трагедии. Даже полицейское оцепление и перекрытие проспекта Ленина рядом с "Зимней вишней" случились далеко не сразу.

Если же говорить о первой реакции на пожар, то она, по крайней мере, та, что была видна со стороны, оказалась следующей. Несколько пожарных машин, еще несколько – полиции. Затем со двора ТРЦ выезжает первый автомобиль скорой помощи. Второй. На вопрос, есть ли раненые или погибшие, один из медиков на площади перед "Зимней вишней" отвечает: "Наверное, раз машины поехали". Потом еще один работник скорой помощи говорит, что, по его данным, в здании четыре ребенка погибли. Но все это пока не подтверждено официально.

Стоит отметить, что на месте пожара одними из первых (что уже вызвало определенную тревогу) появились несколько чиновников, в том числе мэр Кемерова Илья Середюк и Владимир Чернов, тогда занимавший пост первого заместителя губернатора.

Чернов спокоен. Опять же, внешне. Стоит немного в стороне от толпы, сгрудившейся во дворе "Зимней вишни", как раз напротив того самого здания, где начался пожар. Из одного окна идет дым. Причем не очень сильный. У людей особой тревоги тоже нет. Разговоры, мол, быстрее бы потушили, а то работать надо. В толпе много или арендаторов, или наемных продавцов. Сзади меня по спине хлопает старый знакомый: "А мы вот горим!", – смеется. То есть он тоже пока еще не знает, что на самом деле уже происходит или произошло за глухими стенами "Зимней вишни".

Поступает команда полицейским: очистить двор от посторонних. Кордон начинает оттеснять людей в сторону проспекта Ленина, полностью очищая двор.

Мне удается остаться внутри охраняемого периметра. Мимо бежит Илья Середюк. На ходу: "Ты чего написал? Какие погибшие? Зачем непроверенную информацию даешь?" (на самом деле на сайте к тому моменту еще не было информации о погибших). И добавляет несколько слов, которые нельзя употреблять в публикации СМИ.

И тут становится ясно: произошло что-то серьезное.

А пока идет рутинная для пожарных работа. Подъезжают автолестницы, автоцистерны. Пожарные заливают невидимый с улицы огонь. Потом начинается большой выброс дыма. Проспект Ленина на несколько районов поблизости покрывает тяжелое черное облако. Настолько плотное, что даже на расстоянии сотен метров от ТРЦ трудно дышать. Полиция перекрывает проезд автомобилей по проспекту Ленина от цирка.

К этому времени становится окончательно понятно, что случилось действительно страшное. Однако пока об этом никто не говорит. Ни чиновники на месте пожара, ни сами родственники вслух не говорят о самых страшных своих опасениях. Но внимание многих людей, причем не только в Кузбассе, уже приковано к происходящему в Кемерове.

Спустя часа два местный Следственный комитет наконец-то начинает давать информацию о погибших. Три, четыре, пять. Их количество постоянно растет. О подлинных масштабах трагедии даже стороннему наблюдателю становится понятно после того, как в соседней школе № 7 создается штаб, где собираются родственники или знакомые тех, кто оказался в момент пожара в ТРЦ. Там, как минимум, десятки людей. И никто из них ничего не знает о судьбе своих близких. Самое страшное понимание: среди тех, кто находился в "Зимней вишне", абсолютное большинство – дети.

Фейки

Пересказывать дальнейшие подробности той трагедии, растянувшейся даже ни на дни или месяцы, для многих – на всю жизнь, особого смысла нет. О ней на VSE42.Ru, ставшим в те мартовские дни источником максимально полной и взвешенной информации для миллионов человек в Кузбассе и далеко за его пределами, написано максимально подробно.

Кстати, о взвешенности. Это слово употреблено неслучайно. Многие наверняка помнят, что почти сразу после пожара в социальные сети и средства массовой информации начались "вбросы" самых невероятных слухов. Чего там только не было! И про 300 погибших, и про тайные массовые захоронения, например, на кемеровском кладбище № 5, и про горы трупов в морге на Волгоградской.

Тогда эти "вбросы" расценивались как вполне реальная информация, в том числе и журналистами. Но прежде, чем выдавать ее, необходимо было убедиться, что она имеет какое-то отношение к действительности. Учитывая цейтнот и непрерывный новостной поток, сделать это было далеко не всегда возможно. Потому, видимо, многие СМИ стали выдавать эти слухи в виде новостей. А потом, когда выяснилось, что это сознательное нагнетание лживой информации вокруг и без того дикой трагедии, – снимать новости.

Столкнулась с этим и редакция VSE42.Ru. Но на нашем сайте эти фейки, что называется, "не прошли", потому что никаких реальных фактов, подтверждающих их, не было.

Но "вбросы" тогда казались настолько убедительными, что даже на стихийном митинге на площади Советов, два дня спустя после трагедии, с крыльца их озвучил врач скорой помощи.

И, конечно же, самое неприятное здесь то, что власти региона и, в частности, их пиар-структура так и не смогли ничего противопоставить этому, не смогли вовремя опровергнуть эти слухи. По крайней мере, в первые дни после трагедии.

15+1

Разумеется, с первых минут пожара на месте оказались и представители правоохранительных органов, в том числе Следственного комитета России. Поскольку "СКашники" занимаются расследованием, в частности, "тяжелых" статей, в том числе гибели людей, можно предположить, что о реальном положении дел им стало известно гораздо раньше, чем широкой общественности.

А уже в 03:00 26 марта – то есть меньше чем через 12 часов после начала пожара – стало известно, что СК планирует допросить представителей собственника ТРЦ "Зимняя вишня". В 8:00 стало известно о задержании трех представителей компании, управлявшей ТРЦ. А через три часа публично прозвучало первое имя первого среди будущих обвиняемых по уголовному делу "Зимней вишни" – это генеральный директор ООО "Зимняя вишня" Кемерово" Надежда Судденок.

А дальше пошло как на конвейере. Бывший руководитель "Кемеровского кондитерского комбината" (одного из многочисленных, но якорных собственников ТРЦ) Юлия Богданова. Технический директор "Кемеровского кондитерского комбината" Георгий Соболев. Сотрудник охранного предприятия, работавшего в ТРЦ, Сергей Антюшин. Генеральный директор компании "Системный интегратор", занимавшейся обслуживанием систем безопасности в ТРЦ, Игорь Полозиненко и его подчиненный Александр Никитин. И наиболее известное сейчас имя, наиболее высокопоставленный обвиняемый в этом уголовном деле – на тот момент уже экс-глава региональной инспекции Госстройнадзора Танзиля Комкова.

Какое-то время количество обвиняемых не менялось. Если так можно сказать, первая волна предъявления обвинений закончилась.

Вскоре началась вторая волна. В число обвиняемых, к удивлению непосвященной общественности, попали практически одновременно два рядовых (или почти рядовых) пожарных, тушивших огонь в "Зимней вишне", – это руководитель одного из пожарных звеньев Сергей Генин и глава тушения пожара Андрей Бурсин.

Помимо них под следствием оказались два высокопоставленных представителя регионального МЧС – начальник главка Александр Мамонтов и бывший начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС Григорий Терентьев.

Под третью волну обвинений попали бывшая заместитель Комковой Светлана Шенгерей, а также (опять же, неожиданно для многих) сын Комковой Эдуард. С ними в одной компании оказались генеральный директор некоего ООО "ИСК Ресурс" Никита Чередниченко и бывший генеральный директор ОАО "Кемеровский кондитерский комбинат" Вячеслав Вишневский. В данном почти семейном случае следствие усмотрело "новый состав" – взятку.

Пока последний то ли фигурант, то ли кандидат в фигуранты дела – это Виктор Ефимкин. В настоящее время у него статус подозреваемого. Якобы он подозревается в пособничестве при передаче взятки.

Итого: в настоящее время в теперь уже нескольких уголовных делах, так или иначе связанных с "Зимней вишней", фигурируют 15 обвиняемых и один подозреваемый.

Суд разберется?

Стоит отметить, что все обвиняемые, независимо от их статуса и тяжести инкриминируемых им деяний, сразу были взяты под арест. Абсолютно во всех случаях суд удовлетворял ходатайства следствия и "закрывал" фигурантов в следственный изолятор. Будь то экс-высокопоставленный чиновник Комкова либо же рядовой пожарный Генин, который в ту трагическую ночь лично шел в огонь. Можно, конечно, долго рассуждать о степени эффективности пожарных в целом и лично Генина, но оставим это специалистам.

Хотелось бы сказать о другом. Разумеется, случившееся в "Зимней вишне" получило огромный резонанс и в Кузбассе, и в России в целом. Миллионы людей следили за всем, что происходит вокруг этой трагедии. А потому вполне объяснимо, что на судебных заседаниях, где решался вопрос об избрании меры пресечения обвиняемых, помимо так называемых сторон (обвинение, защита, обвиняемый), было много журналистов.

А еще были родственники. И каждый судья на каждом практически процессе давал слово людям, потерявшим своих детей. И эти люди говорили. Они плакали, показывали фотографии погибших детей, проклинали пожарных и чиновников. Один безутешный отец или мать сменяли другого. И снова произносили слова, от которых даже у самого циничного человека не могли не навернуться слезы на глаза.

А потом суд выносил решение: применить меру пресечения в виде помещения под стражу. То есть арест и содержание в СИЗО.

Эмоционально выдержать то, что происходило в судах, было очень сложно. Даже в качестве стороннего наблюдателя. Тут и добавить нечего – огромное горе!

Но если оценить то, что происходило в судах, исключительно с юридической стороны, то надо отметить следующее. По сути, судебные заседания об избрании меры пресечения превращались в заседания, где так или иначе заходила речь о заведомой виновности тех, кто находился в "клетке" зала суда. Без соответствующего судебного решения, разумеется.

И если в обычном процессе судья уже, возможно, прервал бы выступление отца или матери погибшего ребенка, никак не относящееся к сути рассматриваемого в заседании, то в деле "Зимней вишни" такого не происходило. Более того, то и дело возникающие, пусть и локальные, эмоциональные стычки между потерпевшими и, например, пожарными заканчивались всего лишь терпеливыми увещеваниями приставов. Из зала суда практически никого не выводили.

И еще один момент. Многие адвокаты обвиняемых отмечают один факт. Подавляющее большинство судебных решений об избрании меры пресечения, а затем о ее продлении "были написаны как под копирку". Несмотря на то, что по мере следствия и его сроков фактические обстоятельства менялись довольно существенно.

То есть сторона защиты, судя по всему, непрозрачно намекает, что на судейский корпус оказывается какое-то давление. Обсуждать, так ли это на самом деле, сложно. Тем более на уровне предположений, не имея конкретных доказательств на руках. И в любом случае остается надеяться, что "суд разберется".

Что же касается "под копирку", то это все-таки можно пытаться объяснить схожестью предъявляемых обвинений и обстоятельств дела.

Деньги

Еще одной традиционной составляющей трагедии, в которой погибли люди, стала кампания по материальной помощи родственникам погибших и потерпевшим. Практически сразу после пожара власти региона сообщили о выплате каждому родственнику погибшего в "Зимней вишне" по одному миллиону рублей из резервного фонда Коллегии Администрации Кемеровской области.

Плюс к этому собственник компании, которой принадлежала большая часть ТРЦ (точнее "Кемеровский кондитерский комбинат", на базе которого и открылась "Зимняя вишня"), российский миллиардер Денис Штенгелов, проживающий в Австралии, перечислил каждому родственнику погибших по три миллиона рублей. Деньги прошли через областной бюджет и попали к тем, кому предназначались.

Еще один миллион родственники получили из резервного фонда правительства России.

Итого: пять миллионов рублей за каждого погибшего. Будь то взрослый или ребенок.

Пострадавшие при пожаре получили деньги, исходя из тяжести вреда здоровью. Легкий вред здоровью – по 200 тысяч рублей из областного и федерального бюджета. Тяжелый или средний вред здоровью – по 400 тысяч рублей из областного и федерального бюджета. Причем, часть пострадавших – шесть человек, – пока получили только областные выплаты. Федеральные деньги должны прийти чуть позже.

Всего на данный момент выплачено 336,6 млн руб. в отношении 60 погибших и 65 пострадавших, в том числе 11 человек получили выплаты только из областного бюджета.

Кроме "официальных" денег были и другие. Так, в кемеровское региональное отделение Красного Креста поступило с 25 марта по 21 сентября 2018 года 169 193 571,36 руб., 24 097,31 доллара, 75 997,27 евро. При этом, как сообщалось, пострадавшим в "Зимней вишне" выплачено 114 710 388,98 рубля. Остаток средств должны использовать по мере необходимости. То есть по состоянию на конец сентября этого года более 70 млн от всех пожертвованных денег ждут своего часа. При этом стоит отметить, что решение о том, кому и сколько выдавать денег, принимает президиум кемеровского отделения Красного Креста. По словам руководителя регионального отделения Елены Малаховой, были случаи, когда заявителям отказывали в предоставление этих денег. Например, на проведение медицинских косметологических процедур.

Увы, как всегда, случилось, что происходит там, где появляются деньги. Особенно, достаточно большие для простого обывателя. Например, разведенный с женой отец погибших ребятишек стал требовать с бывшей супруги часть денег отдать ему. На момент трагедии мужчина, якобы не жил со своей бывшей семьей и, соответственно, детьми. Но это не стало ни этическим, ни юридическим тормозом для предъявления подобных требований.

На фоне случившейся трагедии эта история кажется не то, что неуместной, но какой-то невозможной даже. Но тут остается сказать только одно: у живых жизнь продолжается, и прожить ее с деньгами лучше, чем без них. Видимо, так.

Хотя и здесь было место совершенно другим поступкам. Так, один из родственников погибших детей распорядился полученной выплатой, возможно, совершенно неожиданным способом. Он просто отдал эти миллионы, которые получил за жизнь своих детей, на ремонт детского сада, куда они ходили, взамен ничего не попросив. Более того, он всячески пытался не афишировать свой поступок. Как, впрочем, не афишировала его и городская администрация.

Власть и бизнес

Следствие по "Зимней вишне" продолжается. Сначала оно должно было завершиться до конца года. Затем сроки перенесли на начало весны 2019 года. Закончится ли оно этим сроком в реальности? – узнаем уже через три месяца. Правда, по семи обвиняемым расследование уже завершено. Так что скоро можно ожидать начала первого судебного процесса по пожару в кемеровском ТРЦ.

Но даже до окончания следствия и перехода дела в стадию судебного разбирательства у внимательных наблюдателей появилось немало вопросов, ответы на которые никто не спешит давать.

Например, почему всех, абсолютно всех обвиняемых суд помещает под арест. Ведь степень вины (а также потенциальной влиятельности, возможности, в первую очередь финансовой, скрыться от следствия, а также воздействовать на его ход, "работая" со свидетелями) каждого из 15 человек очень разнится. Как можно сравнивать таких обвиняемых как экс-глава областного Стройнадзора Танзилю Комкову и теперь уже экс-начальника областного управления МЧС Александра Мамонтова с пожарным Сергеем Гениным. "Больших начальников" и рядового кемеровчанина, служившего далеко не на самой престижной, высокооплачиваемой и влиятельной должности. Да еще и с постоянным риском для собственной жизни.

Это не попытка защитить Генина или сказать о его невиновности. Вовсе нет! Это всего лишь, как кажется, уместные, даже в условиях резонансного события, рассуждения.

Второй момент. Неужели для того, чтобы обвинить все ту же Комкову в по меньшей мере злоупотреблениях, а, по сути, в коррупции и примерно в том же самом Александра Мамонтова, необходим был пожар с 60 погибшими? Причем, что касается Комковой, ей ведь вменяется, судя по всему, в вину то, что происходило, как минимум, в 2013-2014 годах. То есть за четыре-пять лет до пожара. Всего этого времени не хватило, чтобы установить факты нарушений? Пока не загорелось.

Третий момент. Как всегда, скептики уверены, что накажут только "стрелочников" или чиновников, которых уже нельзя не наказать. Такие рассуждения всегда были и всегда будут. Но, как видится, в ситуации с "Зимней вишней" они имеют особое право на существование.

Если предположить, что суд признает вину Комковой доказанной, то возникает вопрос: а что, она совершала (опять же, если совершала) свои поступки в безвоздушном пространстве? Или вокруг нее были другие чиновники – не менее высокопоставленные? И, можно предположить, что с ними "нужно делиться". Но в деле "Зимней вишни" только сама Комкова и ее бывший заместитель.

Аналогичная ситуация и с Мамонтовым. С одной стороны, ему предъявили обвинение не только в связи с пожаром в ТРЦ и гибелью людей, но и злоупотреблениями, не связанными с этим пожаром. Опять же вопрос: об этих фактах, имеющих крайне сомнительное отношение к пожару, стало известно только после трагедии?

В-четвертых, бизнес-составляющая всего произошедшего в результате пожара. Из тех, кто выжил, но существенно пострадал, стоит выделить мелких предпринимателей, работавших в ТРЦ. Некоторым заплатили какую-то компенсацию. Но едва ли она покрыла реальные убытки. У кого-то – это касается многочисленных собственников "кусков" ТРЦ – выкупили эти "куски". Как утверждают сами собственники, с существенным дисконтом.

Но это уже известные факты. Как говорят информированные источники (разумеется, на условиях анонимности), в скором будущем могут последовать неожиданные для широкой публики события. Например, предполагаемая атака на бизнес крупнейшего собственника в этой ситуации Дениса Штенгелова. Речь якобы о его "сладкой империи" КДВ. Более того, в качестве подтверждения этой гипотезы приводится факт перевода бывшего генерального директора ОАО "Кемеровский кондитерский комбинат" Вячеслава Вишневского в статус обвиняемого. А поскольку он в настоящее время находится за пределами России, суд арестовал его заочно.

Как утверждают, Вишневский был одним из самых приближенных лиц Штенгелова. Соответственно, сторонники конспирологических теорий уверены, что это серьезный шаг государства в лице следствия в сторону российского миллиардера с целью экспроприировать весь его бизнес.

Тулеев и трагедия

Пятый (по счету, но не по важности) момент. Это, как ни странно, Аман Тулеев. Точнее, областная власть во главе с "бессменным" губернатором.

О том, что эпоха Тулеева, фактически более 20 лет руководившего регионом, заканчивается, было более или менее понятно. И появление Сергея Цивилева – замгубернатора Кузбасса не из Кузбасса – тоже мало сомнений оставляло: перемены грядут! Но "Зимняя вишня" все ускорила. И теперь можно уверенно сказать: отставка Тулеева будет в памяти многих навсегда связана с пожаром в кемеровском ТРЦ.

Разумеется, за годы правления Тулеева много всего было – и хорошего, и плохого, наверняка. Но его отставка и "Зимняя вишня" теперь в "одной упряжке". И вряд ли кому по силам разорвать эту связь.

И это вовсе не значит, что в пожаре есть доля вины Тулеева. По крайней мере, среди обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам в связи с пожаром его имени нет.

И еще один момент по поводу ушедшего на покой губернатора. Широко растиражированы его слова о "200 бузотерах", якобы вышедших на площадь Советов на митинг и требовавших "правду" о том, что произошло в "Зимней вишне". В митинге, кстати, по факту участвовали, по разным оценкам, 4-5 тысяч человек.

И к ним, к слову, Тулеев так и не вышел. А вышли его заместители Владимир Чернов и Сергей Цивилев, а также мэр Кемерова Илья Середюк. И именно они общались с людьми, которых переполнило неожиданно сплотившее горе. И именно они постарались не просто успокоить огромную толпу на площади, среди которых (говорю это как непосредственный свидетель происходившего) наверняка были те, кто пытался "подогреть" и без того взведенных людей. Эти чиновники впервые за десятилетия напрямую говорили с кемеровчанами, приводили какие-то доводы и, что самое главное в той ситуации, пытались тут же, на месте, показать, что говорят правду. Были тогда и поездки с инициативными группами из числа митингующих и на кладбище – в поисках несуществующих "секретных" захоронений, и поездки в морг – в поисках "спрятанных" трупов. И благодаря этой, по большому счету личной, смелости тогда удалось снять резонанс накала от трагедии и хоть как-то успокоить людей. По крайней мере, в части того, что донесли до общества реальное положение вещей. Еще раз повторюсь: номинальный глава региона Аман Тулеев так и не вышел к митингующим.

Но вернемся к словам Тулеева. Справедливости ради стоит отметить, что приписываемые ему слова, всколыхнувшие тогда людское мнение, несколько отличаются от того, что он буквально произнес на встрече с прилетевшим в Кемерово Владимиром Путиным. Тем не менее и цифра "200", и слово "бузотеры" прозвучали. И, конечно же, благодарность (в ситуации, когда погибли 60 детей и взрослых) президенту страны за телефонный звонок и слова "прошу прощения лично у вас за то, что случилось на нашей территории" тоже были.

Они задели за живое многих. Но дело даже не в этом, а в том, что опытнейший политик в принципе позволил себе такие слова. Долгие годы он был впереди "народных масс", если не на белом коне, то уж точно на черном "мерседесе". А тут и "200 бузотеров", и благодарность за телефонный звонок, когда плачут родители 37 погибших детей и близкие еще 23 взрослых, и, конечно же, "случилось на нашей территории".

Когда родной для многих Кузбасс становится просто территорией, наверное, политик должен срочно уйти в отставку. Что и произошло вскоре.

А с 1 апреля 2018 года началась новая эпоха сначала врио, а затем и просто губернатора Кузбасса Сергея Цивилева, приход которого тоже, как ни крути, в головах многих жителей Кемеровской области связан с ситуацией вокруг "Зимней вишней", которая в последнее время, как кажется, стала активно отходить на задний план.

О ней все меньше упоминаний в СМИ и в публичных разговорах чиновников. Оно и понятно. Вечно скорбеть, наверное, нельзя. Возможно, все точки над i расставят в будущем году, когда завершатся процессы над обвиняемыми, а на месте, где сгорели люди, разобьют мемориальный комплекс.

Фото: VSE42.Ru

Журналист: Игорь Рожков

Соц.сети