"Сопротивление человеческого материала…"

  903 
11 Декабря 2018, 09:00

Статьи о культуре, как показывает опыт, непопулярны у читателей. Хорошо это или плохо, сказать сложно. Жизнь не простая штука, чтобы упрекать людей в том, что они не интересуются живописью, театром или музыкой. Но, наверное, иногда хочется испытать новые ощущения даже тем, кто никогда не был, скажем, в театре. Правда, для этого совсем не обязательно идти на спектакль. Корреспондент и фотограф сайта VSE42.Ru решили проникнуть в один из кемеровских театров через служебный вход и посмотреть на его жизнь изнутри.

Бутафория, костюмы, грим

Мы в кемеровском Театре для детей и молодежи. В тесном холле висит расписание репетиций и спектаклей, почти как в школе. Написаны от руки фамилии актеров. Здесь можно узнать, кто в какой постановке занят. Выходной в театре – понедельник. Но даже в этот день некоторые часы помечены как рабочие.

Идем дальше по узкому коридору в художественно-постановочную часть театра, которая, как завод, состоит из цехов. В них делают бутафорию, костюмы, декорации, создают грим, занимаются освещением, звуком и другими важными вещами.

Декорацию и бутафорию в Театре для детей и молодежи изготавливают в художественном цехе. Подходя к нему, мы натыкаемся на человеческий скелет. Он смотрит на нас из полумрака коридора. Одна из сотрудниц театра, костюмер и художник Екатерина Власова рассказала, что декорации и реквизит для спектакля обычно готовят один-два месяца, в зависимости от сложности задачи.

– В работе нашего цеха много нюансов. Прежде, чем приступать к созданию декораций и бутафории, нужно продумать все технические моменты, найти подходящие материалы, – говорит Екатерина.

По ее словам, создать скелет для спектакля "Остров сокровищ" было очень сложно. Чтобы он получился реалистичным, пришлось изучить анатомию человека. А еще скелет нужно было изготовить таким образом, чтобы упав с колосников (решетчатый настил над сценой), он не рассыпался. Художественный цех успешно справился с задачей.

Заглядываем в швейный цех. Здесь красивые ткани, эскизы костюмов и ворохи выкроек. В советское время заведующая цехом Нина Даниленко была модельером-конструктором в Доме моделей на улице Островского. А в годы перестройки пришла в театр.

– Работать в театре интереснее, чем в ателье с клиентами. Каждый раз здесь все новое, все разное. Иногда художник ставит очень сложные задачи. Чем сложнее, тем интереснее их воплощать. Загвоздка в том, что не всегда хватает времени на реализацию идей, не получается выложиться полностью, – говорит Нина Даниленко.

Женщина, любуясь, разбирает ткани, которые закупили к новогоднему спектаклю. Вышивка, блестки, кружево... Швейный цех погрузился в создание волшебной детской сказки.

А мы переходим в парикмахерский цех. Здесь все, как в обычном салоне красоты. Только еще есть шкаф с париками и театральный грим. Заведующая цехом Оксана Окулова всегда готова к "бою".

– Люблю работать с актерами. Вот только ровно сидеть они не любят. Крутятся, вертятся в кресле. Тут же репетируют. Могут сорваться и убежать на сцену. Поэтому плойки у меня постоянно включены. Все наготове, чтобы актер сел в кресло, и я сделала прическу или поправила что-то, – говорит Оксана.

Мы продолжаем свой путь. Судя по громким голосам и необычной теме разговора, где-то рядом сцена. Догадываемся, что идет репетиция. Поднимаемся по узкой лестнице и оказываемся прямо над сценой, на галерее. Отсюда видно и пустой зрительный зал и артистов, которые в повседневной одежде ходят по сцене.

К слову, в Театре для детей и молодежи есть и малая сцена, где проходят спектакли для детей от трех лет. Она рассчитана на 30 мест: 15 для детей и 15 для взрослых. Но сейчас с верхней галереи мы наблюдаем за репетицией спектакля "Электра" по пьесе Жана Жироду. По узкому балкончику галереи высоко-высоко над сценой мимо нас снуют люди, занятые подготовкой к вечернему показу.

Спрашиваю у ассистента режиссера Анны Лозовой: "Вы не боитесь такой высоты?"

Анна отвечает, что это дело привычки. Например, в спектакле "Великолепный рогоносец", поставленном в жанре аттракцион, в течение трех часов актеры и актрисы "куролесили" по сцене, по галерее, поднимались и спускались по веревочным лестницам, и никто ни разу не споткнулся.

Снова наблюдаем за репетиционным процессом. Актеры читают текст и совершенно неожиданно переключаются на обсуждение костюмов, технических моментов. В какой-то момент перестаешь понимать, где спектакль, а где реальная жизнь, так легко артисты переходят с пьесы на другие темы.

Актеры "провинциального театра"

Снова обращаемся к ассистенту режиссера, человеку, который знает обо всем, что происходит в стенах театра. Интересуемся, как актерская профессия меняет людей?

– Каждый человек, так или иначе, смотрит на мир сквозь призму своей профессии. Мне кажется, что актерство делает нас философами. Начнем с того, что в театре другое отношение ко времени – более гибкое. Здесь нет восьмичасового рабочего дня. Сегодня нас отпустили из театра, но завтра в это время мы будем здесь. Мы живем в ином режиме, чем большинство людей. Мы смотрим на мир, на жизнь, на людей с другого ракурса. Актер не мыслит такими категориями: этот человек прав, а этот нет. Актеры всегда анализируют поступки и слова персонажей. То есть для них нет хорошего или плохого человека. Нужно и того и другого понять. И это переходит в жизнь. Начинаешь к окружающим людям относиться с большим пониманием. И благодаря графику, и благодаря разнообразию переживаний, и благодаря возможности работать на нескольких работах (играть в нескольких театрах, преподавать) актеры в некоторой степени свободнее других людей, – рассуждает Анна Лозовая.

Чтобы лучше понять актеров, девушка предлагает пообщаться с некоторыми из них. Перед выходом на сцену мы встречаем Наталью Ущеко, которая в постановке "Электра" исполняет главную роль. В 2015 году она получила за нее награду на фестивале "Кузбасс театральный", а в 2018 году – диплом лауреата в номинации "Лучшая женская роль" на третьем Всероссийском молодежном фестивале им. В.С. Золотухина в Барнауле. Наталья работает в театре 14 лет.

– В детстве меня театр вообще не привлекал. Я не из тех, кто бредил театром. Интерес проснулся позже. После окончания новосибирского театрального училища я начала работать в Театре на Весенней в Кемерове. В актерской профессии много сложностей. Актер – профессия подневольная. Ты зависишь от режиссера, от распределения ролей. Но при этом она дико интересная. Вообще, я только к 30 годам начала глубже понимать профессию, – говорит Наталья Ущеко.

Актриса считает, чтобы развиваться в профессии, нужно интересоваться работами разных режиссеров, коллег. А вариться в собственном соку вредно.

– Современный театр развивается дикими темпами. Нужно выходить из своего мирка. Как врач должен узнавать о новых лекарствах, чтобы эффективнее лечить людей, так же и актер должен интересоваться, слушать, смотреть и видеть. А еще нужно интересоваться тем, что происходит в мире, наблюдать за людьми, анализировать и воплощать это на сцене. Хорошо, что сейчас есть возможность узнать о любом событии и посмотреть любой спектакль в интернете, – размышляет Наталья.

А еще девушка говорит, что сегодня исчезло такое понятие как "провинциальный театр". За Уралом, в Сибири, есть театры, которые получают самые высокие оценки московских критиков, ездят на национальную театральную премию "Золотая маска" и любимы зрителями. Что касается театра, то здесь, как считает Наталья, понятия "провинциальность" и "отсталость" давно не тождественны.

А вот у молодого актера Федора Шишмарева интерес к театру появился еще в школе. В 10-м классе он начал ходить в студию актерского мастерства. А после школы поступил в кемеровский университет культуры. В Театре для детей и молодежи Федор отработал всего один сезон, но, по его словам, благодаря коллективу очень быстро в него влился.

– У меня пока не так много ролей. Хотелось бы больше. Рвусь в бой, – говорит Федор.

Судя по всему, молодого актера захлестывают амбиции. Он говорит, что хотел бы попробовать свои силы и в питерских, и в московских театрах, мечтает поработать с именитыми режиссерами, например, с Константином Хабенским или Юрием Бутусовым. Но пока Федору Шишмареву нравится в Кемерове.

– Наш главный режиссер, Ирина Латынникова, очень умный человек. Она очень большой авторитет для меня. Она вливает в актеров колоссальный опыт. А впитаешь его или нет, зависит только от тебя. Она постоянно думает, читает... Наш театр на месте не стоит. Каждый спектакль решается по-разному, – говорит Федор.

Сергей Синицын служит в театре уже почти десять лет. Он востребованный артист, занят во многих постановках.

– Нам очень повезло с коллективом. Старшие актеры нас воспитывают, дают советы, в каких-то ситуациях опекают. И я перенял это. Стараюсь с ребятами общаться теснее, теплее. Это создает комфортную среду для работы. Рассказывают, что в некоторых театрах конкуренция нездоровая. Все на штыках, интриги, сплетни. Кто-то ловит от этого кайф. Я бы в такой обстановке сдох. Мне кажется, меня бы сожрали сразу, – говорит Сергей.

Потрясение

Репетиция давно закончилась. Скоро спектакль. Фойе опустело. Зал полон зрителей. Мы поднимаемся на второй этаж. Здесь кабинет главного режиссера Театра для детей и молодежи Ирины Латынниковой. Садимся с ней за большой стол, где обычно режиссер рассказывает о своих идеях актерам, где случаются первые читки, где труппа пьет чай.

Мы говорим о зрителях. Рассуждаем, какие зрители ходят в театр и почему.

– В театр приходят разные люди. Все в жизни парадоксально, субъективно и сиюминутно. С каким-то человеком в театре происходит событие. А для какого-то человека спектакль не явится никаким событием. Это зависит от настроения. От ощущения себя в этом мире. От того гармоничен ты или что-то пошло не так. Материал может попасть в цель или не попасть, – говорит Ирина Латынникова.

В театре все держится на режиссере. Успех спектакля зависит от того, насколько точно он передаст актерам свою идею, а они оживят ее и расскажут зрителям.

– Режиссура – это самый сложный способ сочинения. Потому что ты сначала сочиняешь спектакль в голове. Потом ты должен преодолеть сопротивление человеческого материала – объяснить все актерам. А это самое сложное. Ведь ты представляешь себе одно, а они совсем другое. И вот как найти те слова? Как построить репетицию, чтобы передать им свои ощущения? Режиссер должен очень много говорить, должен уметь находить точные слова для каждого актера. Когда актер все понимает, он спокойно работает. Если ты что-то сам не понимаешь, то и актер начинает плавать. А дальше спектакль начинает жить своей жизнью, и ты этот продукт должен дальше достраивать и вести, чтобы он не рассыпался, – объясняет Ирина Латынникова.

Ирина Николаевна говорит, что суть режиссуры открывается с годами.

– Сначала ты долго ищешь суть профессии во внешних делах. А потом понимаешь, что самое главное вскрыть то, что происходит между людьми, вскрыть содержание сочинения. Не текст пересказать, а сочинить содержание. Важно уметь выстроить конфликт. Мы так много говорим о технологии профессии, а на самом деле ей мало кто занимается. Я сама только после сорока начала понимать, что такое конфликт, что такое содержание, что значит сочинить содержание. Это непросто. Режиссер – та профессия, когда ты наравне с автором сочиняешь свой спектакль. Я прочитала интересную мысль: зритель думает, что идет в театр отдыхать. На самом деле это ошибка. Зритель идет в театр, чтобы получить потрясение. И только когда это произойдет, у него произойдет событие в жизни. Но поскольку зритель редко получает потрясение в театре, то ему кажется, что он отдохнул. Но должно быть потрясение! Потрясение может быть на интеллектуальном или эмоциональном уровне, все зависит от драматургии и от самого зрителя. Для этого многое должно сойтись, – подытоживает Ирина Латынникова.

Мы прощаемся с Ириной Николаевной и Театром для детей и молодежи. Нас провожает контролер билетов Валентина Попова. Она работает в театре 14 лет и смотрит практически каждый спектакль.

– Я очень люблю смотреть, как играют наши актеры, не важно, в каком спектакле. Я уже настолько много смотрю, что можно сказать я вместе с ними проигрываю, слушаю и жду чего-то нового. Ведь есть актеры, которые играют ровно. А есть те, кто в каждый спектакль привносит что-то новое, – говорит Валентина Семеновна.

Мы уходим, но скоро вернемся в Театр для детей и молодежи, чтобы оказаться в зрительном зале и получить то самое потрясение, о котором говорила главный режиссер.

Фото: Ирина Шаповалова VSE42.Ru

Журналист: Анастасия Ландо

Соц.сети