Жизнь вопреки ВИЧ

  2457 
14 Ноября 2018, 09:32

Проблема вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) беспокоит весь мир. Беда не обошла стороной и Кузбасс. Сегодня здесь наблюдается генерализованная эпидемия ВИЧ. Из 64 тысяч жителей Кемеровской области, пораженных страшным вирусом, 8 тысяч живет в столице региона. Корреспондент сайта VSE42.Ru решил узнать, как складывается жизнь кузбассовцев с ВИЧ-положительным статусом. Подробности в нашем материале.

Врачи вынудили сделать аборт

Наталья не знает точно, как заразилась ВИЧ, инъекционным путем или от полового партнера. Начав в середине 2000-х, девушка более десяти лет принимала наркотики. А о ВИЧ-положительном статусе узнала в 2008-м, когда забеременела.

– Сдала анализы в больнице, узнала, что у меня ВИЧ. В шоке была, конечно. Я тогда, правда, не совсем понимала, что это такое. Врачи кемеровского Центра-СПИД настояли на аборте. Запретили рожать категорически, – рассказывает Наталья.

Не оказалось рядом в тот момент человека, который бы подсказал Наталье и объяснил, что при использовании высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) вероятность выносить и родить здорового ребенка очень высока. Исследования среди ВИЧ-инфицированных беременных женщин начали проводиться еще в 1990-е годы. В начале 2000-х европейские ученые установили, что частота передачи ВИЧ от матери к ребенку в перинатальный период при правильном подборе комбинации антиретровирусных препаратов составляет 1%. Возможно, появление ребенка еще десять лет назад могло помочь Наталье встать на путь исправления. Ну да что говорить о том, чего не случилось…

Сегодня, глядя на Наташу, не скажешь, что она когда-то была наркозависимой. Красивая, стройная, молодая женщина выглядит вполне благополучной. Ей 36 лет, у нее есть муж и трехлетний сын. О своем недуге Наталья говорит спокойно. Да и в целом она производит впечатление уверенного в себе человека. Наташа уже три года принимает антиретровирусные препараты и не употребляет наркотики.

Но тогда, в 2008 году, девушка поставила на себе крест. Наркотики не могла бросить. Были попытки, но ничего не получалось, срывалась. И тем не менее несколько лет назад Наташа нашла в себе силы вернуться к нормальной жизни. А помогла ей, как бы это банально не звучало, любовь.

– Любимый человек принял меня с ВИЧ-положительным статусом. Поженились. Я забеременела. Но совершила серьезную ошибку, от которой хочу предостеречь всех ВИЧ-положительных женщин, которые прочитают эту статью. Я вынашивала ребенка, не принимая антиретровирусных препаратов. И только по счастливой случайности мой мальчик родился ВИЧ-отрицательным и абсолютно здоровым. В полтора года его сняли с учета в Центре-СПИД. Но в моем случае – это чудо! Ребенок мог родиться с вирусом иммунодефицита человека с большой вероятностью. Препараты нужно принимать обязательно всем ВИЧ-положительным, а особенно это относится к беременным женщинам, – говорит Наталья.

Девушка благодарит врачей роддома, в котором она лежала. Именно они настояли, чтобы Наташа начала терапию. Объяснили, какую ошибку она совершает, отказываясь от таблеток. И вот уже три года Наталья на терапии. В ее жизни многое изменилось.

– У меня сейчас вирусная нагрузка по нулям. Я практически незаразная и четко понимаю, что пить антиретровирусные препараты нужно, чтобы не распространять ВИЧ и вести нормальный образ жизни. К тому же у меня прекрасный муж. Он отличный семьянин, любящий отец. Работает на хорошей работе. Он тоже бывший наркозависимый и хорошо понимает меня. Мы поддерживаем друг друга. Вместе ходим к психологу, – делится Наталья.

Наталье помогают и сотрудники кемеровского регионального отделения российского Красного Креста. Во многом благодаря им она смогла отказаться от наркотиков.

На вопрос, почему сразу, как только узнала о своем статусе, не начала принимать терапию, Наталья отвечает, что, к сожалению, долго рядом не было того человека, который бы подсказал, объяснил, как она важна. Да и зачем таблетки наркозависимой, которая каждый день разрушает себя наркотиками? Без ухода от этой пагубной привычки невозможно было начать терапию и вернуться к полноценной жизни.

О проблемах, сопровождающих ВИЧ-положительных людей в социуме, Наталья говорит с неохотой. И тем не менее они есть.

Одна из них – дискриминация со стороны медиков. И хотя девушка говорит, что некорректное отношение врачей ее не травмирует, рассказала о конфликте с доктором, который предвзято отнесся к ее сыну, увидев в его медицинской карте информацию о ВИЧ-положительной матери.

– Пришлось отстаивать свои права, требовать корректного обращения, ничего страшного, что для этого понадобилось пойти к заведующей поликлиники. Правда, случилось это не в Кемерове, а на юге, когда мы были на отдыхе, – объясняет Наталья.

А вообще, девушка отмечает, что и в районной больнице врачи смотрят, прежде всего, на то, насколько ВИЧ-положительный человек социально адаптированный, оценивают, насколько он проблемный.

– Если ты с врачами разговариваешь на равных, ведешь себя уверенно, выглядишь нормально, то никто тебе грубить и лишних вопросов задавать не будет. Но в случае чего нужно уметь и на место поставить. Только для этого права свои надо знать. Ты ни перед кем не должен оправдываться. Должен только соблюдать закон, который предусматривает некоторые ограничения, например, в части трудоустройства, а еще нужно соблюдать необходимые меры предосторожности. Но это уже не дискриминация, а безопасность. Все остальное никого не касается. Врачи обязаны относиться к ВИЧ-положительным так же, как и к обычным пациентам, – говорит Наталья.

А еще девушка отметила, что хотелось бы иметь возможность проходить ежегодное медицинское обследование в одном месте, например в Центре-СПИД. Сейчас там принимает только гинеколог. Остальных врачей, анализы, УЗИ, ЭКГ и другие обследования нужно проходить в поликлинике по месту жительства.

– Заниматься своим здоровьем, особенно ВИЧ-положительным людям, нужно. Например, я знаю, что в Санкт-Петербурге можно прийти в Центр-СПИД и сделать все обследования там, в одном месте. Это очень удобно, – делится мыслями Наталья.

В остальном Наталья настроена оптимистично. Сейчас девушка принимает терапию и живет как здоровый человек. Она отмечает, что сегодня часто молодые люди умирают от рака или от проблем с сердцем.

– Неизвестно, кто из нас сколько проживет. У каждого своя судьба, – говорит Наталья.

Раз в три месяца девушка бесплатно получает все необходимые препараты в Центре-СПИД и принимает их по разработанной врачом схеме. Каждый год она проходит полное обследование и придерживается всех мер предосторожности в быту. Она делает это, потому что хочет жить и растить здорового ребенка. Наталья мечтает, чтобы в ее жизни и семье все было хорошо.

Воскресший

Олегу 31 год. Родился он в Новокузнецке. Говорит, что детство его было очень коротким. В 12 лет Олег начал употреблять тяжелые наркотики внутривенно.

– В 12 лет мои ровесники катались на великах, ходили в кино, в Дом пионеров, а я в этом возрасте уже знал, как можно велосипед обменять на наркоту, – говорит Олег.

Он считает, что во всем виновата даже не столько плохая компания, сколько пагубный пример старших ребят, к которым он сам тянулся. Шел 1997 год.

– Они были крутые. У них были машины, авторитет в городе, рестораны, девчонки красивые. И я думал, что так жить правильно. Думал, что наркотики – это классно, раз они употребляют. Мне казалось, чтобы стать похожим на них нужно начать с наркотиков. Сблизился с более взрослыми ребятами, отодвинулся от ровесников. Пробовал наркотики. И мне казалось, что так я становлюсь крутым. Но это была только иллюзия. Когда я опомнился, то уже не мог отказаться от этой дряни, – рассказывает Олег.

Сомнительные друзья и наркозависимость привели Олега за решетку. Семь лет своей жизни он провел в тюрьме. Отбывал наказания за воровство, грабеж, бандитизм. О своем ВИЧ-положительном статусе узнал в 2011 году, когда лежал в больнице с огнестрельным ранением.

– Я знал, что существует ВИЧ. Но понятия не имел, насколько это страшно и что от этого можно умереть. Кололся с ребятами ВИЧ-положительными. Многие рассказывали, что больны. Заразился через общую иглу с инфицированным. Были такие моменты, когда сильная ломка и тебе плевать. Ты можешь руку себе отрезать и не почувствовать боли. Тогда все равно, чем колоться, – говорит Олег.

Когда молодой человек узнал о том, что инфицирован, то подумал: "Ну вот и все". Олег приготовился к смерти. Он решил, что это точка невозврата.

– Но пообщавшись с врачами, все-таки встал на учет в новокузнецкий Центр-СПИД. Я понял, что стал опасен для окружающих. Понял, что не был так опасен, когда кололся и воровал. Но тогда я все еще не принимал терапию и не отказывался от наркотиков, – делится Олег.

Молодой человек чувствовал себя изгоем. Начал отгораживаться от родных. Никому не говорил о своем статусе. Он считал, что жизнь подходит к концу, и продолжал употреблять наркотики, выпивал, чтобы забыться.

– С момента заражения ВИЧ я шесть лет не принимал АРВ-терапию. Думал, что если начну, то это будет еще одна зависимость на всю жизнь. Вот так глупо я рассуждал. Сравнивал терапию с наркотиками. В тот момент я не понимал, что АРВ-препараты и есть один из шагов к нормальной жизни, – рассуждает Олег.

Без антиретровирусной терапии его физическое состояние ухудшалось. Олег, молодой парень, задыхался и не мог подняться на второй этаж. Делал это с передышками. Часто простывал. К этому добавились уныние и безразличие ко всему.

Когда Олег во второй раз попал "на зону", заразился там еще и туберкулезом.

– Я лежал в больничной камере, и в течение трех месяцев в ней каждые два дня умирал человек, один из моих соседей. Не знаю, как я выжил. Мое состояние ухудшалось с каждым днем, и врачи дали заключение "стадия ВИЧ, переходящий в СПИД". Я тогда пообещал себе, что если выздоровею, то стану нормальным человеком. Но, если честно, не слишком верил в то, что выживу, – вспоминает Олег.

В 2016 году его состояние настолько ухудшилось, что Олега отпустили домой, в Новокузнецк, умирать.

– Но дома я пошел на поправку. Местные врачи меня поставили на ноги. Но и тогда я все еще категорически отказывался от АРВ-терапии. Думал, что с ней еще хуже будет, – говорит Олег.

Тем не менее он начал борьбу с зависимостью. Поехал в реабилитационный центр. Но физически себя чувствовал очень плохо.

– Я видел, что мое окружение в реабилитационном центре – это нормальные ребята. И, глядя на них, мне хотелось жить. В реабилитационном центре были люди, которые принимали терапию. Я начал задумываться о том, чтобы последовать их примеру, – рассказывает Олег.

К тому же в реабилитационный центр приезжала сотрудница Красного Креста, которая уговорила Олега переехать в Кемерово, чтобы оторваться от новокузнецкого окружения, связанного с наркотиками, и начать принимать терапию. И он наконец-то поддался на уговоры.

– Не знаю, чтобы со мной было, если бы одна из социальных работников не уговорила меня. Я ей очень благодарен. Сейчас я работаю. Раз в месяц хожу на группу с психологом. Но хотелось бы, конечно, почаще. Говорят, нет финансов. Но это очень важно. Нужно финансировать психологическую службу. Вот, например, новенькие ребята наркозависимые один раз в месяц приходят, а потом теряются. Перестают ходить. Слишком большой промежуток получается между консультациями. Нужно больше встреч с психологом. Особенно на начальном этапе. Ребятам нравится, интересно. Сам начинаешь с ними общаться по телефону, поддерживать. Но они все равно пропадают. Им нужны специалисты, психологи, – сетует Олег.

Не так давно он рассказал о своем статусе маме.

– Она, конечно, с горечью восприняла известие о том, что у меня ВИЧ. Родителям это сложно воспринять. Они считают, что ВИЧ – это то же самое, что и СПИД. Но я все объяснил маме. Думаю, что все будет хорошо, – говорит Олег.

Он уже три года не употребляет наркотики, а АРВ-терапию принимает больше года, работает консультантом в магазине и снимает квартиру. А еще Олег занимается спортом, получил сертификат тренера по спортивному фитнесу.

– Я вспоминаю те дни, когда не мог подняться до второго этажа, а теперь могу бежать и бежать. До Новокузнецка могу добежать, – смеется Олег.

(Имена героев изменены)

Фото: images.google

Журналист: Анастасия Ландо
ВИЧ здоровье СПИД
Расскажи друзьям

Соц.сети