Избитый кемеровчанин и его обидчики

  4006 
16 Октября 2018, 08:58

Кемеровчанин Андрей Смирнов провел полгода на больничном после конфликта на лестничной площадке, когда он пытался прогнать подростков, пробирающихся на чердак. Мужчина был избит настолько сильно, что врачи диагностировали у него множественные травмы, в том числе разрыв обоих менисков правого колена. Однако уголовное дело участковый возбуждать не спешил. Подробности выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Пинающий Егор

26 апреля 2018 года, как говорится, ничего не предвещало беды. Пока Андрей Смирнов, живущий на последнем этаже 12-этажного дома на проспекте Октябрьском, не услышал на лестничной площадке привычный шум и возню.

– Судя по всему, опять пришли подростки и пытаются пробраться на чердак, – вспоминает Андрей. По его словам, подобная ситуация происходила достаточно часто: человек шесть-восемь школьников старших классов лет 14-16 проникали в единственный подъезд кемеровской "свечки" и пробирались на технологический этаж (чердак). Причем делали это порой варварским способом. По словам Андрея Смирнова, однажды, например, он обнаружил в замке, на который была закрыта дверь на чердак, вкрученный шуруп. В качестве вандалов, по мнению кемеровчанина, выступали все те же подростки.

– Они возились постоянно у двери, дергали ее, что-то ковыряли в замке. То, что на чердаке "теплилась жизнь" – это было однозначно. Я и мои домочадцы часто слышали, как туда кто-то ходит. Так что ребятишки эти проникали на чердак, а я их гонял так же периодически. Причем обычно они просто убегали, испугавшись взрослого. Но в этот раз все получилось по-другому, – вспоминает Андрей.

По его словам, как только житель последнего этажа кемеровской "свечки" услышал шум, он тут же вышел на лестничную площадку и "шуганул" подростков. Однако они не очень-то испугались. Тогда жена Андрея решила снять незваных гостей на фотокамеру своего мобильного телефона. Видимо, это и послужило началом случившегося позже конфликта.

– Пока я препирался с пацанами, одна из девчонок сцепилась с моей женой, требуя удалить фотографии. Я схватил ее и вытолкал до лифта, чтобы остальные подростки тоже уехали, а не устраивали сцены в подъезде, – говорит Андрей.

Через несколько минут в квартиру кемеровчанина позвонили. Он открыл входную дверь, затем дверь в карман на площадке. Там стоял невысокий мужчина.

– Ты хватал мою дочь? – только и произнес он и тут же ударил меня в лицо. Я попытался защититься, схватился с ним и стал прикрываться локтями от ударов. И вдруг почувствовал сильную боль в колене. И тут же упал на пол. Только помню, что меня пнул по ноге, а, когда я оказался на полу, начал пинать, исключительно целясь в голову, один из все тех же подростков, которого зовут Егор. Потом почти ничего не помню, – уточняет Андрей.

Долгое выздоровление

Возможно, история с избиением могла бы закончиться более трагично. Как вспоминает Смирнов, его спас сосед, выскочивший на шум драки в "кармане". Он-то и скинул с Андрея нападавшего мужчину и пинавшего его по голове и лицу подростка Егора.

В результате нападавшие убежали, а Смирнов оказался в больнице. Там он провел неделю. Затем его выписали из стационара и отправили лечиться домой. Операцию на серьезно травмированном колене пока нельзя было делать. Да еще плюс очередь на бесплатное хирургическое вмешательство – это отдельная и весьма приличная, по словам Андрея, очередь. А делать платную операцию Смирнову просто не по карману. Однако, как уточнил, скоро его очередь должна подойти. А пока Андрей ходит только с тростью и очень медленно – сильно хромает.

– Это я уже почти восстановился, раньше было еще хуже, – улыбается Андрей.

К счастью, со здоровьем у кемеровчанина действительно все постепенно нормализуется. А после операции, есть надежда, и вовсе вернется в состояние до его избиения. Единственное ограничение, по словам Смирнова, – это строгий запрет врачей на горные лыжи, которыми еще недавно он увлекался.

Однако во всей этой истории привлек внимание не столько факт безобразной "разборки", судя по всему, устроенный отцом несовершеннолетней девушки и ее товарищем по имени Егор. Удивительной, как кажется, стала реакция правоохранительных органов в лице, например, местного участкового Ильи Бережного.

Первое, что удивило, по крайней мере, самого Андрея Смирнова, так это то, что участковый так и не соизволил навестить избитого человека в больнице, как говорится, по горячим следам. Ведь практически с самого начала было понятно, что у Смирнова дело не ограничится побоями или легким вредом здоровью, в результате которого сам потерпевший должен идти в суд, поскольку соответствующая 115 статья Уголовного кодекса является так называемой статьей частного обвинения. Однако разрыв обоих менисков, а также тотальный разрыв передней крестообразной связки и еще пять пунктов медицинского заключения никак не тянут на легкий вред здоровью.

Как следствие, сотрудник полиции по-хорошему должен был опросить потерпевшего, передать его заявление в дознание и возбудить уголовное дело по статье 112 УК РФ (средний вред здоровью).

Заявление: то есть, то нет!

Но это все теория, а теперь о том, как все было в реальности со слов избитого кемеровчанина.

Во-первых, повторюсь, участковый Илья Бережной не опросил Андрея Смирнова в больнице, а значит, потерял как минимум неделю. Во-вторых, после выписки на лечение в домашних условиях Смирнов якобы получил от участкового "приглашение" явиться к нему в служебный кабинет для опроса. Однако не смог этого сделать, поскольку в принципе не мог ходить. Только тогда полицейский Бережной сам пришел в гости к Смирнову.

В-третьих, и это тоже примечательно, как вспоминает Андрей Смирнов, он заранее написал заявление, однако участковый отказался его принять и стал под диктовку потерпевшего писать заявление сам. Почему я обращаю на этот факт внимание?

А все очень просто. Позднее, а именно 18 июня 2018 года, то есть почти два месяца спустя после избиения на лестничной площадке, участковый Бережной зарегистрировал рапорт о том, что Смирнов получил легкий вред здоровью. Почему полицейский так решил, неизвестно. Но дальше начинается совсем интересно: 26 июня, то есть еще спустя восемь дней, все тот же участковый Бережной вынес постановление об отказе в возбуждении в связи с отсутствием… заявления от потерпевшего.

При этом особо стоит отметить, что "легкий вред здоровью", указанный в рапорте Бережного, появился уже после того, как медики еще 15 мая 2018 года выдали (возможно, промежуточные) выводы медисследования правого коленного состава Смирнова, который я упоминал выше с перечислением полученных травм и состоящего из семи пунктов.

Мог ли не знать участковый полицейский, что названные врачами травмы и "легкий вред здоровью" трудно соотнести? Допустим, что мог, ведь вряд ли в своей гражданской жизни Илья Бережной получил медицинское образование, а потом – была не была! – подался покой граждан защищать.

Но что это за история с непринятым от Смирнова рукописным заявлением, затем написание, судя по всему, такого же заявления, но под диктовку избитого мужчины? По крайней мере, по словам самого Андрея Смирнова. Остается только предположить, что тот нагло оговорил невинного полицейского. Иначе чем объяснить, что в конце июня Бережной отказал в возбуждении уголовного дела именно в связи с отсутствием заявления?

Чистая «уголовка»?

Кстати, заподозрить Андрея Смирнова в наговоре на беззащитного полицейского Бережного можно еще и потому, что, по его словам, правоохранитель сначала и вовсе хотел убедить избитого мужчину, что якобы никакого уголовного дела здесь быть не может – "это же административное правонарушение".

Если все-таки подобное имело место в реальности, то к правоохранителю неизбежно возникают вопросы. Например, о каком административном правонарушении может в принципе идти речь, когда не то что легкий вред здоровью попадает под действие УК РФ, но даже "побои", когда вред здоровью вовсе не возникает – тоже чистая "уголовка", соответствующая 116-й статье УК РФ. Несложно предположить, что "без вреда здоровью" в больницу на неделю не кладут. Но это пусть уже остается между Смирновым и Бережным.

Тем более что в деле Смирнова появилась еще одна сюжетная линия. Еще находясь на больничном, Андрей узнал, что на него подано заявление в суд. Как выяснилось, его автором стала та самая школьница, отец которой с помощью несовершеннолетнего Егора избил Андрея Смирнова. Согласно версии девочки (или тех взрослых, что помогали ей составлять заявление в суд), Андрей якобы схватил ее за горло, удерживал и душил, пока его жена наносила ей "не менее 30 ударов".

С одной стороны, это возмутительно – бить ребенка. Да и взрослого – тоже нехорошо. С другой, как можно предположить, подача подобного заявления – это своего рода оборона или контратака, чтобы реальному потерпевшему стало страшно и он пошел на мировую. В пользу последней версии говорит тот факт, что адвокат девочки предложил адвокату Смирнова заключить мировое соглашение.

Впрочем, от такого "соблазнительного" предложения Андрей и его защитник отказались. Плюс к этому районный судья также отказался возбуждать уголовное дело по заявлению девочки. То ли ее слова в процессе оказались не слишком убедительными, то ли ранки-царапинки, представленные как доказательства преступного посягательства со стороны двух взрослых людей.

Само собой, такое решение суда первой инстанции несовершеннолетнего заявителя не устроило, в результате представители девочки подали жалобу в областной суд. Тот, в свою очередь, отменил решение первой судебной инстанции и отправил в этот же суд – Ленинского района города Кемерово – на повторное рассмотрение. Так что история, судя по всему, еще не закончилась.

Факты и предположения

К сожалению, подобные ситуации – и с избиением, и с вредом здоровью, и со встречными исками-заявлениями – не редкость. Установить подлинную жертву в них бывает достаточно сложно. И очень часто сама возможность установления истинных виновников произошедшего напрямую зависит от действий сотрудников полиции, которые первыми оказываются на месте происшествия и своевременно опрашивают всех участников произошедшего.

Это с одной стороны. С другой стороны, в конкретной ситуации с Андреем Смирновым есть один принципиальный момент, на который, насколько известно, правоохранительные органы почему-то внимания не обратили. По крайней мере, уголовное дело возбуждено только по статье 112 УК РФ за причинение среднего вреда здоровью. Однако ж есть в этом деле, возможно, еще один преступный состав, который подпадает под действие, например, статьи 150 того же УК РФ, которая звучит как "Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления". Максимальная санкция этой статьи, кстати, предусматривает до восьми лет лишения свободы.

Ну ведь не сам же подросток, даже будучи очень агрессивным, полез в драку двух "взрослых дядек"? Скорее всего, нет. Более того, можно предположить, что отец девочки, которая, как выяснилось позднее, была "избита" Смирновым и его женой, заранее проговорил возможность подмоги со стороны несовершеннолетнего, но при этом физически крепкого юноши? А почему нет.

Разумеется, расследование не может строиться на догадках, пусть вполне явных и неизбежно напрашивающихся. Всегда проще или вовсе замять дело, или "возбудиться" по "фактовой" статье.

Имя главного героя публикации изменено

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети