Неостывающее пожарище "Зимней вишни"

  17476 
03 Мая 2018, 12:02

Сегодня, 3 мая 2018 года, символичная по меркам верующих дата – 40 дней после гибели 60 человек в пожаре в ТЦ "Зимняя вишня" в Кемерове. Однако, месяц и десять дней – это вполне достаточный срок, чтобы говорить не столько о религиозных представлениях, сколько о том, как власть среагировала на кемеровскую трагедию, кто может оказаться среди виновных в ней и чему она должна научить общество. В ситуации разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Восемь в СИЗО

Напоминать о том, что произошло 25 марта в "Зимней вишне", уверен, бессмысленно. Об этом знают достаточно подробно не только кемеровчане и кузбассовцы, но и жители России и даже иностранных государств. На нашем сайте велась подробнейшая хронология происходящего в ТЦ в момент пожара и после него, а журналисты VSE42.Ru работали на месте трагедии с первых ее минут. Так что восстановить события сорокадневной давности нашим читателям, при желании, несложно.

Но сейчас вряд ли стоит говорить именно об этом. Сейчас, когда после трагедии прошло больше месяца, люди, как видится, вправе рассчитывать на первые оценки того, что случилось в "Зимней вишне". Причем, оценки компетентные. Кстати, отчасти в качестве таких оценок можно расценивать и отставку бессменного на протяжении 20 лет губернатора Амана Тулеева. И назначение врио губернатора Сергея Цивилева, который проявил свои человеческие качества и качества руководителя высшего уровня, выйдя к людям на стихийный митинг 27 марта.

Что же по факту в деле "Зимней вишни" есть на сегодняшний день?

Во-первых, это просто огромное количество жертв. Итоговая цифра – 60 человек. А до недавнего времени она составляла на четыре человека больше. Причем среди погибших 37 детей. А все потому, что на четвертом этаже ТЦ находились кинотеатры и детский развлекательный центр.

Количество жертв было сокращено до 60 после получения результатов генетической экспертизы останков погибших.

Разумеется, по факту гибели людей и самого пожара в ТЦ было возбуждено уголовное дело. За прошедший месяц первые его результаты выглядят следующим образом. Арестованы восемь человек. Среди них один, правда, бывший чиновник. Это Танзилия Комкова, ранее возглавлявшая инспекцию государственного строительного надзора по Кемеровской области. Предполагается, что именно она подписывала документы, необходимые для ввода в эксплуатацию сгоревший ТЦ.

Вместе с экс-чиновницей отправились под арест в следственный изолятор фигуры поменьше. В том числе (так или иначе) руководители самого ТЦ. Это генеральный директор ТЦ ОАО "Кемеровский кондитерский комбинат" (ККК, "якорный" собственник в "Зимней вишне") Юлия Богданова и технический директор компании Георгий Соболев, а также арендатор "Зимней вишни" Надежда Судденок.

Дальше идут фигуры, видимо, еще меньшего масштаба. Это руководитель и сотрудник компании "Системный интегратор" (обслуживала систему пожарной безопасности в "Зимней вишне") Игорь Полозиненко и Александр Никитин. К ним примкнул охранник ЧОП Сергей Антюшин, который не включил систему оповещения о пожаре.

Пока группу арестованных (поскольку следствие продолжается, а значит, дальнейшие задержания исключать нельзя) замыкает сотрудник МЧС Сергей Генин, принимавший участие в тушении пожара и чей автомобиль прибыл на место трагедии одним из первых.

Синдром пожарного?

Несмотря на ужас трагедии в "Зимней вишне" и некую однозначную общественную поддержку в "посадках" предполагаемых виновных в ней, арест пожарного расколол общество как минимум на две половины. Кто-то уверен, что сотрудник МЧС действовал как-то не так, как ему положено было бы действовать. Другие – что Генин стал стрелочником, за счет которого, например, следствие пытается преследовать свои цели.

Разумеется, это всего лишь досужие домыслы и говорить о какой-либо предвзятости, возможно, еще рано. Однако вот что бросилось в глаза журналистам сайта, присутствовавшим в суде во время избрания меры пресечения (ареста) Сергею Генину.

Пожалуй, самое яркое – это то, что уже в суде, где рассматривался именно выбор меры пресечения, а не установление вины обвиняемого, – "разговор" как-то сам собой перешел именно в плоскость обсуждения действий Генина на пожаре.

С одной стороны, данные, собранные следствием о действиях Генина на пожаре, предполагают различные нарушения, а значит виновность. С другой стороны, родители погибших детей, чьи рассказы об ужасных минутах на пожаре, о телефонных звонках малышей, гибнущих в огне, о том, как они плакали и прощались – не могли оставить равнодушными никого в зале.

В такой ситуации решение суда вполне логично: арест на время следствия. Точнее, на два месяца. С возможностью продления.

Однако вот что привлекло внимание. Подчеркну, на суде рассматривалась не предполагаемая вина Генина, а необходимость "закрывать" его на время следствия. В качестве аргументов "за" представители СК и прокуратуры называли, например, наличие у сотрудника МЧС загранпаспорта, а также бракоразводный процесс, в котором он якобы находится. Эти моменты, по мнению выступавших, говорили о том, что Сергей Генин может запросто скрыться от правосудия.

В этой связи стоит отметить, что на втором суде, где рассматривалась апелляционная жалоба Генина на арест, присутствовала его жена Галина Борисова. Она-то и заявила, что, оказывается, никакого бракоразводного процесса между ней и Сергеем Гениным нет вовсе. Супруги действительно пережили непростой момент в своих отношениях и дело на самом деле чуть не дошло до развода. Но было это в прошлом году. В настоящее время отношения в семье, по словам Борисовой, нормализовались. Чему, кстати, явное доказательство поведение самого Генина на суде, где он присутствовал заочно, с помощью видеотрансляции. Последнее, что он сказал в конце судебного заседания, было "Галя, я тебя люблю!". Зачем в такой ситуации следователи СК утверждали о якобы разводе Генина – можно только гадать.

О чем в данном случае идет речь?

Степень вины, если она есть, по закону должны установить следственные органы, а окончательное решение – за судом. Однако помещать под арест еще до суда – на это нужны веские причины. И далеко не всегда тяжесть совершенного подвигает суд на применение максимально жесткой меры пресечения. А одним из основных критериев ареста является именно возможность того, что обвиняемый может скрыться от правосудия.

А теперь оцените такую возможность применительно к Сергею Генину. Объективно, не пытаясь его защищать и выгораживать.

У Генина есть работа, где он трудится больше 20 лет. И работа эта не из самых простых и безопасных – он тушит пожары и спасает из огня людей. Увы, как теперь понятно, не всегда успешно. Кроме того, у Генина есть семья, дети, жилье, в конце концов.

И да, у него есть загранпаспорт – чтобы сбежать от российского суда за границу, видимо. Но дело в том, что обвиняемый сотрудник МЧС был готов немедленно отдать свой загранпаспорт, лишь бы остаться на свободе. Ведь, как ни крути, он – до вступившего в силу решения суда – абсолютно не виноват. Более того, он является полноправным гражданином России, как и все остальные граждане. Генин готов был на любую другую меру пресечения – подписка о невыезде, домашний арест, – но только не реальное лишение свободы в СИЗО. Однако суд, выслушав СК, прокуратуру и потерпевших, принял иное решение.

Под снос?

Восемь человек, арестованных по делу "Зимней вишни", безусловно так или иначе связаны с этой трагедией. Тут спорить нет смысла. Одни обвиняются, судя по всему, в том, что не так эксплуатировали объект, в котором ежедневно бывали тысячи человек. Другие – в том, что не обеспечили работу пожарной сигнализации. Третий – что кнопку вовремя не нажал. Четвертый – что неправильно действовал на пожаре. И наконец, единственный представитель класса высокопоставленных чиновников (да и то в отставке) – видимо, поставила подпись с нарушениями.

Что примечательно в данной ситуации? Среди арестованных нет ни одного действующего чиновника. Хотя многие чиновники с 2013 года, когда вводилась в эксплуатацию "Зимняя вишня", по-прежнему работают. И они тоже ставили свои подписи, кстати. И высокопоставленные сотрудники МЧС, как, впрочем, и не очень высокопоставленные, отвечающие за пожарную безопасность – тоже работают.

Но пока все они на своих рабочих местах, а не в СИЗО. Возможно, пока.

Так же пока стоят здания ТЦ "Зимняя вишня". Для тех, кто не в курсе, стоит объяснить один весьма принципиальный факт. На самом деле, торгово-развлекательный центр – это не единое целое. Он состоит (или состоял) из трех зданий. Двух "первой линии", выходящих непосредственно на проспект Ленина, и одного "новостроя", спрятанного во дворе первых двух. Именно в нем и случился смертельный пожар.

В настоящее время якобы ведутся активные разговоры о сносе ТЦ. Причем в качестве возможной даты сноса называется… 4 мая. То есть уже в ближайшую пятницу здесь может начаться снос.

При этом стоит отметить, что собственниками ТЦ в той или иной мере являются 28 субъектов. Среди них и совсем "маленькие", прикупившие себе небольшие уголки ТЦ под собственные магазины. Причем, прикупившие их вместе с участками земли под ТЦ. Таково законодательство: часть здания приобретается вместе с частью земельного участка под ним.

И теперь что делать этим собственникам, часть из которых купили коммерческую недвижимость, например, в кредит? Кто вернет вложенные деньги?

Сначала была озвучена информация, что какую-то материальную поддержку малому бизнесу окажет бюджет. Затем эти разговоры стихли. Недавно появились слухи, что КДВ-Групп, одним из собственников которой является крупный российский предприниматель Денис Штенгелов (являющийся также крупным собственником в "Зимней вишне"), начала переговоры с кемеровскими предпринимателями о возможной компенсации в счет сносимых зданий ТЦ. Насколько реально даже уже достигнутые договоренности и то, что они будут в результате выполнены – как говорится, вилами на воде писано. В конце концов, частный бизнес – это всегда риск. Так что нельзя исключать, что мелкие собственники в ТЦ останутся без каких-либо реальных компенсаций.

Да и кому сейчас дело до сгоревшего бизнеса, когда в пожаре "Зимней вишни" не в переносном, а в прямом смысле сгорели люди? Сначала, видимо, стоит плакать по погибшим.

Но так уж получается, что для тех, кто спасся в том страшном пожаре – жизнь продолжается. Кто-то будет признан виновным и попадет в колонию. Кто-то лишится бизнеса и средств к существованию. Но все они будут жить. И только родственники погибших в пламени "Зимней вишни" будут оплакивать тех, кого к жизни уже не вернуть.

Фото: VSE42.Ru

Журналист: Игорь Рожков

Соц.сети