Бизнес готов вкладывать, но не в Кузбасс

 3756 
27 Апреля 2018, 10:00

Недавно состоявшийся Красноярский экономический форум для Кузбасса, увы, оказался не так позитивен, как того хотелось бы и местному бизнесу, и, скорее всего, властям региона. И одним из ключевых моментов, которые были обозначены на КЭФ, стали именно кузбасские реалии, мешающие крупному бизнесу инвестировать в Кемеровскую область. Подробности выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Основа экономики

Не секрет, что одним из ключевых игроков в экономике Кемеровской области после угольщиков являются крупные энергетические производства. Во-первых, именно они обеспечивают жителей и промышленные предприятия теплом и электроэнергией. Во-вторых, работая в инвестиционно емкой отрасли, энергетики в том числе во многом определяют инвестпривлекательность региона. Говоря иначе, если тепловые и электрические станции наращивают мощности, а тепловые сети в городах Кузбасса находятся в нормальном состоянии и постоянно обновляются, – значит с экономикой, как минимум, все хорошо. Если этого не происходит, то в области явно что-то не так, ведь без электро – и теплоэнергии экономики попросту не существует.

И вот на фоне таких вполне логичных рассуждений Михаил Кузнецов, генеральный директор "Сибирской генерирующей компании" (СГК, ей принадлежат 7 электростанций в Кузбассе) во время выступления на КЭФ отчетливо дал понять, что у его компании пока нет четких планов по тому, стоит ли в принципе сейчас инвестировать в развитие экономики Кемеровской области. Его заявление стало своего рода маркером инвестиционной привлекательности если не региона в целом, то конкретно энергетического сектора.

Несколькими годами ранее под гарантии Правительства РФ в Кузбасс было вложено без малого 50 млрд рублей на обновление и новое строительство крупных генерирующих объектов, которые сегодня исправно выдают в единую национальную сеть страны миллиарды киловатт-часов электроэнергии. Что до тепла и развития теплоисточников страны, эту обязанность переложили на власти регионов, которые должны регулировать тарифы таким образом, чтобы обеспечить постепенное обновление коммунальной инфраструктуры. Однако на деле местные регуляторы оказались в тисках законодательных же ограничений, а в социально-ориентированном Кузбассе особенно.

Поэтому причина столь категоричных заявлений топ-менеджера одной из крупнейших энергокомпаний страны достаточно проста. Дело в том, что в отличие от соседних с Кузбассом регионов Сибири, здесь по-прежнему тариф за тепло жители платят не полностью, а пополам с бюджетом (в разных муниципалитетах соотношение долей в платеже может отличаться). Это называется КВД – компенсация выпадающих доходов, когда бюджет доплачивает за население ресурсникам разницу между экономически обоснованным тарифом и установленной властями платой.

Казалось бы, почему вдруг энергетиков озаботил принцип долевого сочетания в платеже частных денег и бюджетных? Ведь главное, чтобы они получали за реально отпущенное тепло положенные деньги.

Бизнес – не благотворительность

Да только в том и дело, что подобная "забота" на деле может (а, скорее всего, это неизбежно) выйти таким боком жителям Кузбасса, что мало не покажется.

Во-первых, неявная для стороннего потребителя проблема – это хроническая задолженность в результате КВД. В бюджете тотально не хватает денег. Соответственно, те же муниципалитеты накапливают долги по КВД. А значит, нарастающая дебиторка больно бьет по всем реурсоснабжающим организациям, задействованным в теплоснабжении жителей, какой город ни возьми. Вот почему власти так старательно пытаются сбросить с муниципалитетов потенциально убыточные котельные крупному бизнесу, что уже произошло в Прокопьевске, давно ищется новый хозяин для юргинской ТЭЦ, из рук в рук – за один рубль – переходит Центральная ТЭЦ в Новокузнецке. Для понимания размеров проблемы: лишь за один отопительный сезон долги по КВД в Новокузнецке вырастают на 500 миллионов рублей, а общая сумма КВД в бюджете региона оценивается в объеме 10 млрд рублей (!) в год.

Во-вторых, если бюджет положенные деньги не платит, то с ремонтами все вполне логично – коммунальщики делают столько, насколько хватает средств, и чем больше бюджетные долги, тем больше количество отказов оборудования, порывов на сетях, а сами ресурсоснабжающие организации скатываются к банкротству. Истории ССК и Центральной ТЭЦ в Новокузнецке – пример тому показательный и поучительный.

Куда уходят инвестиции?

Но не это самое главное и самое неприятное. Тарифная непредсказуемость и наличие бюджетных долгов не позволяют просчитать экономику. Вложив, например, миллиард рублей в новую теплоустановку, инвестор должен понимать, что через 10 лет вернет потраченное. Если нет, то зачем вкладывать?! Вспомнить хотя бы бесчисленные проекты по строительству новых электростанций на ботах угольных разрезов. Хоть одна такая ТЭЦ появилась?

В случае, когда есть хроническая бюджетная задолженность и когда принцип формирования тарифов на тепло не до конца понятен, при всех равных, инвестор легче идет со своими деньгами в другой регион, где правила игры просты и вразумительны.

Так, например, в Красноярске СГК планирует направить в развитие 54 млрд рублей на экологическую модернизацию и обновление оборудования Красноярской ТЭЦ-1, расширение ТЭЦ-3 и замещение неэффективных котельных. Еще одна серьезная инвестпрограмма планируется в Новосибирске. Ее стоимость по предварительным оценкам составит до 20 миллиардов рублей. За эти деньги предполагается привести тепло с ТЭЦ из Новосибирска в соседний Академгородок. Инвестиции компания вкладывает в Рубцовск и Черногорск. А что же Кузбасс? Наш угольный регион, похоже, оказывается за бортом глобальной модернизации коммунальной сферы и если ничего не менять, то горожанам скоро придется запасаться буржуйками, благо угля под боком хоть завались...

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети