Полиция, псевдоподжог и потерявшиеся 18 миллионов

  6340 
09 Апреля 2018, 17:39

Кузбасский предприниматель попал под уголовное преследование после того, как суд обязал сотрудников полиции вернуть изъятое у него ранее имущество на 40 миллионов рублей. И теперь бизнесмен обвиняется в поджоге более чем десятилетней давности, в результате которого погибли двое детей и их бабушка. А значит, ему грозит длительный срок заключения. Подробности истории выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Необоснованные подозрения и железное алиби

Пожар в жилом доме в Прокопьевске, в результате которого погибли двое детей и их бабушка, произошел в 2005 году. В этом доме находилась, помимо погибших еще одна женщина – мать малышей, которая осталась жива и, по словам соседей-очевидцев, она находилась на улице, в то время, когда все остальные были в горящем доме.

Стоит отметить, что Светлана Панькова, мать погибших детей, ранее была гражданской женой местного жителя Рината Закурнаева, затем они разошлись. В то время он еще не был успешным предпринимателем, а только пытался открыть свое дело, учился в институте, при этом работал на шахте. И первым, кого она стала подозревать в поджоге, стал именно Закурнаев, то есть ее "бывший", который в 2005 году ушел от нее к другой женщине.

В результате пожара было возбуждено уголовное дело, однако вскоре его приостановили из-за того, что следствию на тот момент не удалось выявить какие-либо подозрительные факты в отношении Закурнаева.

Повторюсь еще раз, никаких доказательств вины последнего найдено не было. В том числе каких-то следов его на месте пожара. Кроме того, алиби Закурнаева подтвердили его новая гражданская жена, ее родственники и соседи, находившиеся в момент пожара с ним в доме, расположенном на другом конце города. При этом показания Паньковой расходятся с показаниями очевидцев в суде, которые утверждают, что дом горел изнутри.

Сделанная в 2005 году экспертиза со странными выводами, в том числе, что пожар мог стать следствием умышленного поджога, позднее, уже судом была признана недопустимой. Как выяснилось, эта организация и конкретный сотрудник, выдававший заключение, не имел должного образования, а соответственно, не имел права проводить экспертизу. Тем более основываясь только лишь на показаниях заинтересованного лица. Примерно, как дворник, рассуждающий о кораблестроении: послушать можно, но лучше обратиться к специалистам. Вот и получается, что в 2005 году "эксперт", не выезжая на место пожара, провел спустя полгода экспертизу, основываясь лишь только на словах заинтересованного лица, тем самым ввел в заблуждение следствие с самого начала.

Нежелание отвечать или женская месть?

Собственно, на этом дело и должно, видимо, было закончиться. Но спустя 11 лет оно неожиданно получило продолжение. Что вдруг заставило правоохранителей вновь заняться делом 11-летней давности, сказать сложно. Однако незадолго до возобновления расследования произошли примечательные события, о которых стоит вспомнить отдельно.

В феврале 2012 году в складские помещения Рината Закурнаева явились сотрудники МВД "Прокопьевское" и изъяли там "горно-шахтное оборудование на общую сумму 40 миллионов рублей".

В результате обращения в суд удалось добиться признания действий полицейских незаконными. Соответственно на основании решения суда люди в погонах должны были вернуть Закурнаеву все изъятое оборудование. Должны, но не вернули. Точнее, вернули часть, а вот еще часть – на 18 миллионов рублей – видимо, потерялась в полицейских коридорах.

Юристы, представляющие интересы Рината Закурнаева подготовили иск на сотрудников о выплате компенсации за причиненный вред. И вот как раз, когда к подаче иска все было готово, Закурнаева "закрывают" по делу от 2005 года. Совпадение ли это или нет, сказать трудно, но подписал постановление о возобновлении уголовного дела, тот самый небезызвестный экс-глава Следкома России по Кемеровской области Сергей Калинкин, который сейчас находится в следственном изоляторе в Новосибирске. Он подозревается в том, что принимал участие в громком деле по "отжиму" акций ООО "Разрез Инской". По этому же делу под домашним арестом находятся несколько заместителей экс-губернатора Кузбасса Тулеева и другие сотрудники при чинах.

По версии следствия уже 2015-го года, оказалось, что спустя 11 лет Светлана Панькова снова вспомнила, что якобы видела, как ее бывший гражданский муж в ту злополучную ночь поджигал ее дом, в котором погибли ее мать и дети.

По словам адвоката Закурнаева, Светлана Панькова рассказала в суде, что некий злоумышленник (по ее версии Закурнаев) облил дом по периметру бензином и поджег. Настораживает то, что незадолго до "озарения", по словам адвоката, к потерпевшей приезжали сотрудники полиции. Именно после этого визита женщина вспомнила те далекие события в новом свете.

Однако результаты экспертизы о характере повреждений, которые привели к смерти пострадавших, говорят, что погибшие, получили глубокие ожоги дыхательных путей. А значит, длительное время находились внутри горящего дома. А сейчас, представьте себе ситуацию: мать видит, как кто-то ходит вокруг дома и поливает дом бензином. Первые действия, разумеется, разбудить домочадцев и срочно покинуть жилище. Другой сценарий в подобной ситуации просто невозможно представить. Но почему тогда погибшие получили столь серьезные ожоги? Чтобы их получить, люди должны были длительное время находится у источника открытого огня. Подобные повреждения, зафиксированные экспертом, говорят о том, что источник очага пожара с большой степенью вероятности находился внутри дома.

Было ли преступление, то есть умышленный поджог, – вообще неизвестно. От чего и как развивался пожар установить уже невозможно. Таким образом, можно предположить, что даже сам факт события преступления следствием не установлен.

Так, независимая пожарно-техническая экспертиза дала заключение, что невозможно установить место и причину возгорания. Был ли это поджог либо было возгорание из-за неправильного обращения с огнем (неисправная электропроводка, неправильная эксплуатация печи, которой дом отапливался, курение, самодельный обогреватель или иное) – установить невозможно. Да и никто не проверял, кому это надо, когда есть предприниматель, которому в настоящий момент потерпевшая предъявила ИСК в размере 10 миллионов рублей.

Казалось бы все логично. Если суд признает Рината Закурнаева виновным, то компенсировать пострадавшей стоимость дома и моральный вред – его обязанность. Да только вот один нюанс: дом, в котором жила всего месяц Светлана Панькова, принадлежит другим людям, которые, просто сдавали ей его в аренду. Соответственно сама Панькова, видимо, обязана была компенсировать стоимость дома и мебели его владельцам, и объяснить им и сотрудникам полиции от чего произошло возгорание. Возможно, именно этот момент и стал подлинной причиной оговора Рината Закурнаева, если он, конечно, имел место. Как, впрочем, нельзя исключать и мотив женской мести – все-таки Закурнаев ушел к другой женщине. Само собой, это только предположения.

И вновь к пожару. Как бы стремительно он ни распространялся, но если действовать быстро, понимая, что близится опасность, покинуть одноэтажный дом вполне возможно и документы прихватить время останется.

А вот и тот дом в г. Прокопьевске, который Светлана оценила в 2 миллиона рублей и мебель в нем на такую же сумму. Итого 4 миллиона. От него осталась только старая фотокарточка.

Кстати, насколько известно, в 2004 году дом был отключен от электроэнергии за неуплату. А потому можно предположить, что часто менявшиеся в доме арендаторы просто самовольно подключались к линии электропередач. Насколько безопасны были подобные самовольные подключения – остается только гадать.

И вот чем не причина возгорания – неисправная и незаконная самодельная электропроводка. Но эту причину следствие, видимо, не рассматривало.

Били – не били

Странных моментов в этом уголовном деле – воз и маленькая тележка. Однако отдельного упоминания стоит история с братом Рината Закурнаева Андреем. В 2015 году мужчина, после длительного "общения" с полицейскими и следователем, вдруг неожиданно "признался", что ездил на место преступления вместе с братом и лично участвовал в поджоге дома. Хотя очевидцы пожара утверждают, что на улице было тихо, ни людей, ни машин никто не видел.

Случилось это признание сразу после того, как его доставили полицейские в новокузнецкий отдел полиции в качестве свидетеля. Заметьте, не явился по повестке, как принято в подобных случаях, а именно был доставлен. Причем Андрей Закурнаев провел в полиции почти сутки.

После этого полицейские отвезли его в травмпункт, видимо, чтобы заручиться справкой, что у того нет физических повреждений.

Позднее врач данного медучреждения, который осматривал Закурнаева Андрея, в суде пояснил, что делал это с расстояния 2-3 метров, так как Андрей был в верхней одежде и в наручниках, поэтому возможности осмотреть его как положено не было. И вообще он посчитал, что Андрей задержан и его в дальнейшем повезут в СИЗО.

Еще раз повторю для закрепления. Свидетель провел в отделе полиции сутки! После этого полицейские доставили Андрея Закурнаева в травмпункт в наручниках. Не подозреваемого, не обвиняемого. А свидетеля! Разумеется, сразу после суток, проведенных в полиции, Андрей поехал с матерью в Кемерово и там прошел независимое медобследование. В результате у него были зафиксированы физические повреждения: перелом носа, сотрясение головного мозга, множественные гематомы по всему телу. В результате он был госпитализирован.

Два года Андрей добивался справедливости и после очередного 14-го отказа в возбуждении уголовного дела по его побоям, поехал в Москву в генеральную прокуратуру с жалобой. И только после этого уголовное дело в отношении должностных лиц, сотрудников полиции, находящихся при исполнении, было возбуждено. Но следователь новокузнецкого СК Алина Железко, у которой в производстве находится данное дело, вынесла 14 отказов в возбуждении уголовного дела.

Допрошенный Андрей Закурнаев заявил о ложности показаний данных в 2015 году, на следующий же день обратившись с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту его избиения во время допроса. В суде, который сейчас продолжается, Андрей подтвердил свои показания, данные им в 2005 году.

Без смущения…

Впрочем, в начавшемся судебном процессе по делу Рината Закурнаева, гособвинение не увидело нарушений в "допросе" Андрея Закурнаева, а потому ходатайствовало о признании их законными. И это при имеющихся трех очевидцах, подтверждающих слова Андрея. Более того, в судебном заседании Андрей заявил, что некоторые подписи в документах вовсе не его. Но и этот факт не смутил гособвинение.

В ходе судебного заседания в 2016 году было установлено, что отсутствуют 12 листов уголовного дела с 2005 года. Как раз в тот год следствие отрабатывало Закурнаева на причастность (экспертизы, обыски, допросы и т.п.) и на основании собранных материалов обвинение в адрес Рината Закурнаева оказалось несостоятельным. Соответственно можно предположить, что данные листы уголовного дела как раз указывали на его непричастность, но в 2015 году следствию они показались "лишними" и их просто "потеряли".

Также защитой установлены нарушения УПК в рамках все того же предварительного следствия. Есть постановление в рамках следствия, выписанное дознавателем, который не занимается этим уголовным делом. Более того, находится вообще в другом городе. Данное постановление выносится с нарушениями. В нем, например, не указывается, в какую организацию оно направлено, для какой цели и какие вопросы ставятся перед экспертами. На основании этого защита подсудимого обращается с ходатайством о признании данного постановления незаконным. В соответствии со ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Но государственный обвинитель Галина Лученко в судебном заседании поведала о том, что отсутствие вопросов в постановлении о назначении экспертизы, а также отсутствие наименования самого экспертного учреждения, не является каким-либо существенным нарушением закона. Кроме того, по поводу следователя, который выносил постановление и при этом не входил в состав следственной группы, гособвинение сказало буквально следующее (цитата по аудиозаписям, предоставленным защитой Закурнаева): "постановление вынесено дознавателем Кировского района, на территории которого находится ожоговый центр… полагаю, что данное обстоятельство также никак не влияет на признание доказательств недопустимыми". Напомню, что речь идет о дознавателе, который никогда не входил в состав следственной группы.

Также, по словам адвоката Рината Закурнаева, имеются и расхождения в фотоиллюстрациях к протоколу проверки показаний на месте свидетеля. В частности, сотрудником СК сделаны фото с одного места, а в материалах дела оно выдается за другое, удобное для следствия. Об этом говорит в судебном заседании свидетель Сергей Савин. Также он подтверждает свои показания данные в 2005-2006 году, в которых утверждает, что в 2015 году следователь кричал на него, угрожал и заставлял подписать протокол, не прочитав его. Сторона защиты открыто заявляет, что следственными органами были сфальсифицированы доказательства по данному уголовному делу.

Били – не били-2

Что касается пыток, побоев и прочих "дополнительных мер воздействия". Как выяснилось, непонятная ситуация с Андреем Закурнаевым, в этом деле не единственная. Так, например, уже находясь в СИЗО-2 в Новокузнецке, Ринат Закурнаев стал жертвой побоев. Причем дважды. Уголовные дела по данным фактам (после многочисленных жалоб в Москву) возбуждены, но тех, кто бил, разумеется, не нашли. А случилось это как раз перед первым судебным заседанием и те "неустановленные лица", которые его избивали, требовали, чтобы он признал вину, так как объективных доказательств его причастности к данному делу нет.

Кроме показаний заинтересованного лица Паньковой и выбитых показаний Андрея Закурнаева иных доказательств у следствия, видимо, нет. Ни свидетелей, ни экспертиз, одни домыслы, слова и подвергшийся жестоким пыткам брат подсудимого. Даже почему произошло возгорание так и не было установлено и доказано!

А пока суд да дело, Ринату Закурнаеву точно будет не до исков к полиции – тем более, что под "уголовный шумок" все сроки подачи исковых заявлений прошли. И, как видится, 18 миллионов рублей пошли на "развитие" правоохранительной системы. Так получается. Ну не возвращать же, в конце концов, незаконно изъятое полицейскими. И уж тем более не оплачивать из собственного кармана причиненный предпринимателю ущерб.

Вот и получается, что пожар, в результате которого погибли люди, оказался кому-то очень удобен.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети