Вторая жизнь Новокузнецкого вагоностроительного завода

  1540 
27 Декабря 2017, 10:55

Банкротство Новокузнецкого вагоностроительного завода вызвало немало вопросов. Ряд изданий сразу же заявил о том, что речь может идти о том, что процесс запущен преднамеренно. Генеральный директор ПАО "ТрансФин-М" Дмитрий Зотов рассказал об истинной причине банкротства предприятия и о дальнейшем развитии производственных мощностей на уже имеющейся базе.

 – Дмитрий Анатольевич, известно, что на базе ОАО "Новокузнецкий вагоностроительный завод" (НКВЗ) будет создан индустриальный парк, с чем связано такое решение?

– Такое решение было принято в силу ряда причин. Основной причиной является ситуация в вагоностроительной отрасли. Ни для кого не секрет, что в 2015–2016 гг. объемы закупок новых вагонов катастрофически упали, так, в 2015 году было произведено 27 тыс. вагонов, а в 2016-м –36 тыс. ед. Конечно, списание более 300 тыс. ед. старого парка в течение 2015–2017 гг. улучшило ситуацию для производителей вагонов, и в этом году за 11 месяцев было произведено уже порядка 51,3 тыс. вагонов. Однако, например, по полувагонам значительных списаний не будет до 2025 года, ежегодная потребность в полувагонах не сможет загрузить полностью мощности российских и белорусских производителей, массовые списания в дальнейшем будут происходить только в нишевых типах вагонов. НКВЗ же производил только полувагоны.
Парк вагонов в РФ сейчас – самый молодой в Европе, средний возраст составляет 12 лет. По нашим прогнозам, производство для российского рынка в 2018, 2019, 2020 году составит 37, 26, 29 тыс. ед. соответственно. Существующие вагоностроительные мощности РФ рассчитаны на выпуск 80–90 тыс. вагонов в год. Очевидно, что все заводы не будут загружены даже на 50% и те, кто не смогут обеспечить себя заказами, окажутся в ситуации выбора: закрыть производство и потерять рабочие места или осуществить конверсию предприятия. То есть так или иначе вопрос перепрофилирования НКВЗ возник бы. Особенно учитывая тот факт, что у НКВЗ не было своего производства литья.
Очевидно, что если бы не ситуация с банкротством, НКВЗ мог бы поправить свое финансовое положение в этом году, ведь в спрос на полувагоны был ажиотажным, а стоимость в течение 2017 года выросла с 2,0 до 2,5 млн руб. Но в силу того, что одним из контрагентов (ООО "Вагон Трейд СДС") была инициирована процедура банкротства, а впоследствии ряд кредиторов не одобрил предложенный нами план по восстановлению производства и затягивал процесс, время было упущено. И это вторая причина, почему, будучи основным кредитором завода, мы приняли решение о перепрофилировании предприятия. А в частности – о создании на базе площадки НКВЗ индустриального парка.

– К вопросу о банкротстве НКВЗ еще вернемся, а пока давайте поговорим о концепции создания данного индустриального парка?

– Чтобы парк был успешным, продукция его резидентов должна пользоваться стабильным спросом в регионе с учетом его экономических, географических и климатических особенностей, кроме того, имеющиеся производственные корпуса и инфраструктура должны подходить именно для выпуска этих видов продукции. В связи с тем, что завод ранее занимался изготовлением полувагонов, там имеется полный спектр оборудования для обработки металлов и созданы все необходимые условия для этого вида деятельности. Поэтому в первую очередь на территории парка планируется размещать производства, связанные именно с металлообработкой, например такие, как изготовление востребованного на Кузбассе горно-шахтного оборудования.
Для диверсификации отраслевых рисков и в свете принятого в стране курса на импортозамещение и развитие высокотехнологичных производств будем стараться привлечь в парк и таких резидентов.

– На каком этапе в данный момент находится реализация проекта?

– В настоящий момент создана и функционирует управляющая компания индустриального парка, проводится работа по поиску и размещению резидентов. Мы проработали более двух десятков проектов и выбрали наиболее перспективные, восстанавливаем имеющееся и приобретаем новое оборудование. В данный момент на площадке индустриального парка уже работают пять резидентов.

В 2018 году планируем зарегистрировать индустриальный парк и сертифицировать его в ассоциации индустриальных парков, что позволит резидентам получить налоговые льготы. В частности освобождение от налога на имущество, который, кстати, вновь будет введен в 2018 году, пониженный налог на прибыль и другие преференции. А также воспользоваться программами финансирования, субсидируемыми государством, а именно субсидирование процентной ставки по кредитам, компенсация аванса и др. Также будем фокусироваться на развитии и аккредитации его в государственных органах. Ориентировочный объем инвестиций в развитие площадки может составить до 3,6 млрд руб.

– Кто из компаний-производителей уже проявил интерес к работе в рамках этой площадки?

– В этом году были запущены следующие виды производств: горно-шахтное оборудование, производство металлоконструкций, мехобработка. В ноябре резидентом парка стал Завод транспортных технологий, производитель аэросаней "Нерпа". Этот вид транспорта будет весьма актуален в свете активного развития Северного морского пути, при котором для улучшения связности береговых районов потребуется развитие наземного транспорта, который может работать при любой погоде, температуре и отсутствии дорожного полотна. Аэросани могут применяться в деятельности различных государственных и коммерческих служб: для профилактики чрезвычайных ситуаций, геологоразведки, контроля за заповедниками или для туристических целей. Их применение сможет снизить стоимость проезда и грузовые тарифы для жителей северных районов в 2–3 раза по сравнению с вертолетным сообщением, при этом парк машин будет новым и перевозки будут прибыльными. Один из резидентов получил сертификат соответствия на разработку, производство и ремонт продукции вооружения и военной техники. Уже создан конструкторский отдел, обеспеченный современным проектным оборудованием, закреплено военное представительство (приемка). Спроектирован и изготовлен опытный образец антенно-мачтового устройства. На территории парка также расположен крупнейший склад БелАЗов и запчастей на Кузбассе.

На сегодняшний день парк заполнен уже приблизительно на 50%, создано более 350 рабочих мест. В планах –увеличение числа рабочих мест до 1 тыс.

– В каком объеме планируется участие предприятий малого и среднего предпринимательства?

– Всех действующих резидентов можно отнести к предприятиям среднего бизнеса. Если говорить о малом предпринимательстве, то мы планируем создать на территории парка бизнес-инкубатор именно для малого бизнеса. Будем отбирать наиболее перспективные стартапы и помогать с организацией финансирования, бизнес-планом, оборудованием. Могу сказать, что мы в данный момент ведем переговоры с МСП Банком для участия наших резидентов в программах банка по развитию малого и среднего предпринимательства.

– В последнее время общественность активно обсуждает вопрос банкротства НКВЗ. Кроме того, в некоторых СМИ было указано, что процедура банкротства запущена преднамеренно. Расскажите, пожалуйста, с чем, по Вашему мнению, на самом деле связано прекращение деятельности предприятия?

– Почему Новокузнецкий вагоностроительный завод пришел к банкротству? Как я уже упоминал, в 2013–2016 гг. российская отрасль грузовых железнодорожных перевозок пережила тяжелейший кризис. В данный период были остановлены практически все вагоностроительные заводы России и СНГ. "ТрансФин-М" не бросил своего старого партнера и, несмотря на катастрофическое падение доходов от эксплуатации вагонов, обеспечил заказы на производство вагонов НКВЗ на сумму более 10 млрд руб. в 2013–2014 гг. Данные заказы позволяли заводу своевременно оплачивать заработную плату, а также рассчитываться с основным кредитором – ПАО "Сбербанк". Несмотря на все попытки руководства завода и "ТрансФин-М" сохранить производство от банкротства, одним из поставщиков – компанией ООО "Вагон Трейд СДС" – в начале 2015 года было подано заявление о банкротстве в связи с невыплатой суммы 50 млн руб.

Уже после подачи заявления мы продолжали поддерживать предприятия финансовыми ресурсами, в первую очередь на оплату заработной платы, выплат в пенсионный фонд и компенсаций при расчете сотрудников. Мы потратили на это более 175 млн руб. Более того, специалистами "ТрансФин-М" совместно с руководством завода был разработан план восстановления деятельности завода, который неоднократно представлялся на собраниях кредиторов и в судебных заседаниях. Одним из главных оппонентов плана в тот момент выступила зарегистрированная в офшоре компания КОО "Глобал Рисосиз энд Индастриз с.а.р.л". Что же представляет из себя офшорная компания "Глобал Рисосиз" и почему она так ожесточенно билась за свои деньги? Как мы уже отметили раньше, в вагоностроительном бизнесе лидируют те предприятия, которые могут производить собственное крупное вагонное литье. Компания "Глобал Рисосиз" в 2013–2015 гг. организовала поставки крупного литья китайского производства. В отсутствии каких-либо альтернатив по покупке российские заводы, и НКВЗ не исключение, были вынуждены приобретать литье на условиях, которые диктовали владельцы лицензий на поставки литья, в том числе и "Глобал Рисосиз". Фактически данная компания занималась спекуляциями на рынке литья. А в ходе судебных разбирательств эта компания стала главным оппонентом "ТрансФин-М" в части плана восстановления производства, инициировала арбитражные иски и многочисленные проверки, тем самым затягивая сроки и препятствуя восстановлению производства.

Несмотря на многочисленные судебные заседания и препятствия, чинимые отдельными участниками процесса, собрание кредиторов завода большинством голосов утвердило антикризисный план. В сентябре 2016 года мы также сумели договориться и найти компромисс со Сбербанком – кредитором, которому были заложены все основные средства предприятия и участок земли – и выкупили в полной мере задолженность НВКЗ перед банком. Данная договоренность еще больше обозлила недобросовестных кредиторов завода, в первую очередь упомянутую выше офшорную компанию "Глобал Рисосиз". Поскольку шансов договориться с такого рода кредиторами о реструктуризации задолженности не осталось – они требовали незамедлительного погашения в полном объеме с учетом всех причитающихся процентов, что, учитывая остановленное производство, сделать никак невозможно – единственно возможным вариантом дальнейшего развития завода стала процедура очистки имущества от долгов путем введения конкурсного производства.

Мы согласились за свой счет погасить большую часть долгов предприятия, несмотря на всю сложность ситуации вокруг Новокузнецкого вагоностроительного завода, а также непрекращающиеся атаки со стороны нечистых на руку участников процесса банкротства завода. И продолжаем вкладывать денежные средства в то, чтобы некогда крупнейшее машиностроительное предприятие Кузбасса получило вторую жизнь в виде Новокузнецкого индустриального парка. Данная инициатива поддерживается властями города Новокузнецк и губернатором Кемеровской области.

– Планирует ли компания принять участие в других проектах, связанных с развитием индустриальных парков в России?

– Это наш первый подобный проект, и в данный момент мы сфокусированы на развитии инфраструктуры, заполнении резидентами существующей площадки и достижении парком устойчивой прибыльности. В дальнейшем мы готовы предлагать наш опыт и навыки крупным банкам, которые имеют в залоге дефолтные производственные предприятия машиностроительной отрасли, требующие перепрофилирования, и взяться за реализацию подобных проектов по всей стране. На мой взгляд, этот проект является хорошо тиражируемым и благодаря ряду налоговых льгот и мер государственной поддержки действительно выгоден и резидентам, и муниципальным властям. В рамках разработки стратегии на ближайшие 3 года мы планируем рассматривать проект по развитию технопарков в качестве одного из приоритетных.

– Насколько подобные проекты перспективны и экономически целесообразны в текущих рыночных условиях? Какие плюсы и минусы для экономики они создают?

– Опыт развития бизнеса на площадке технопарков подтвердил свою эффективность в разных странах мира: в Индии, Китае, Европе и США технопарки существуют уже не одно десятилетие. Хотя они отличаются друг от друга, у них есть и общие черты: отдельная территория с хорошей инфраструктурой и особые правила ведения бизнеса. Это касается таможенных пошлин, налоговых сборов, операций с валютой, порядка создания и регистрации фирм. Плюс льготные цены на аренду и покупку офисов и производственных помещений. При правильно подобранном составе резидентов индустриальные парки могут дать дополнительный эффект и за счет взаимодействия участников. Технопарки призваны помочь развитию бизнеса, облегчить кредитное и налоговое бремя и минимизировать расходы на первых этапах становления. Для экономики, безусловный плюс – рост малого и среднего предпринимательства, создание дополнительных рабочих мест, особенно это актуально для площадок, образовавшихся в результате обстоятельств, схожих с НКВЗ. Это безусловный плюс и для местных властей – растут поступления налогов в бюджет. Минусов в данном случае я не вижу, главное, чтобы парк заработал. Лично я настроен оптимистично и уверен, что благодаря нашим усилиям и поддержке муниципальных властей в Новокузнецке получится отличный индустриальный парк!

Интервью опубликовано на rzd-partner.ru

Фото: rzd-partner.ru

Соц.сети