Тулеевщина: горькие итоги правления

  63385 
13 Апреля 2018, 13:26

Выступая на внеочередной сессии областного Совета народных депутатов, отставной губернатор Аман Тулеев сделал ряд заявлений. В частности, Тулеев заявил, что передает регион новому руководству "в прекрасном состоянии, с денежками". Насколько слова соответствуют действительности, разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Жестокий аванс

Одним из аргументов, которым Аман Тулеев подтвердил свое заявление о финансовом благополучии Кузбасса, стал рост налоговых поступлений в бюджеты различного уровня. И действительно, УФНС России по Кемеровской области отчитался о "благоприятной обстановке по сбору налогов". Так, по данным налоговой службы, поступление в консолидированный бюджет за 2017 год составило 154,7 млрд рублей – на 59% больше, чем в предыдущем году. Приток налогов в федеральный бюджет вырос в 3,3 раза (на 24,9 млрд рублей), в областной – на 44% (на 30,8 млрд рублей), в местные бюджеты – на 9% (на 1,5 млрд рублей).

Казалось бы, хорошие цифры, которыми удобно оперировать в случае необходимости. Но говоря о налогах в нашем регионе, стоит иметь в виду два важных момента. Во-первых, основными налогоплательщиками являются угледобывающие компании, поэтому перечисляемые ими суммы напрямую зависят от установившихся на рынке энергоресурсов цен. А в прошлом году конъюнктура цен на уголь была лучшей за последние несколько лет. Во-вторых, в рамках соглашения с областными властями эти компании платят налоги на год вперед. К подобным договоренностям, надо полагать, приходят не без веской причины. Как, например, острая необходимость наполнить казну здесь и сейчас. То есть, по сути, размер налоговых платежей у отдельных компаний удваивается. И если вычесть из озвученных налоговиками сумм полученный от угольщиков аванс, то, скорее всего, полученные цифры уже не будут предметом гордости.

Зато последствия подобных авансовых налоговых платежей окажутся весьма тяжелыми. Дело в том, что в следующем году налоги от крупных предприятий, заплативших авансом, не поступят вовсе. А значит, региональная казна окажется практически пустой. Но это, как говорится, проблема тех, кому придется работать после Тулеева.

Продажи любой ценой

Весьма красноречиво о финансовом "здоровье" региона говорит его торговая деятельность. В том числе – с другими государствами. Кузбасс в этом плане ведет себя на рынке активно – всего за четыре года (в период с 2012 по 2016 годы) число стран-партнеров выросло более чем на 20% – с 83 до 101.

Нетрудно догадаться, что наибольшим спросом как в странах СНГ, так и в дальнем зарубежье пользуются топливно-энергетические товары. Падение цен на них Кузбасс пытается компенсировать увеличением объема продаж. Возьмем, к примеру, каменный уголь. В 2014 году стоимость проданных 117 млн тонн угля составила 8899 млн долларов. Спустя два года за продажу уже 128 млн тонн угля удалось выручить лишь 6798 млн долларов.

Иначе обстоит дело с другим лидером кузбасского экспорта – коксом и полукоксом из каменного угля. В 2014 году реализация 638 тысяч тонн принесла 133 млн долларов, а в 2016-м при примерно том же объеме продаж (649 тысяч тонн) удалось выручить более чем в два раза меньше – 75,2 млн долларов. Очевидные попытки продать топливно-энергетические товары любой ценой наталкивают на мысль о том, что финансовое положение Кузбасса далеко от благополучного. И чтобы хоть как-то компенсировать эту ситуацию, приходится активнее копать, попросту выгребая природные ресурсы.

Если не уголь, то что?

Кузбасс недаром уже много десятилетий ассоциируется именно с углем. Добыча полезных ископаемых занимает доминирующее место в экономике региона и продолжает расти. По данным Кемеровостата, в последние годы доля добычи полезных ископаемых в структуре валового регионального продукта (ВРП) растет. Если в 2012 году она составляла 26,8%, то к началу прошлого года – уже 29,7%. Конечно, можно объяснить доминирование этого вида экономической деятельности географическим расположением: раз уж находимся в Кузнецком угольном бассейне, то почему бы не добывать это черное золото. Но в то же время возникает резонный вопрос: а что еще, кроме выкачивания недр, делают в Кузбассе?

Следом за угледобычей расположились обрабатывающие производства. Грубо говоря – переработка одних веществ и материалов в другие. Нисколько не умаляя заслуг занятых в этой отрасли людей, отмечу: речь идет не о создании чего-то нового именно с нуля, а о превращении одного в другое. При этом доля обрабатывающих производств в ВРП в последние годы снижается: в 2014 году она составляла 18,9%, в 2015 – 17,9%, в 2016 – 16,5%. Подобное снижение говорит только об одном: никто – а точнее, бизнес при попустительстве власти во главе с отставным губернатором, – не хотел заморачиваться с переработкой, ведь копать куда проще, чем закупать станки, обучать специалистов, содержать дорогие перерабатывающие производства.

Переходим от ресурсодобычи к более привычным для широкой общественности вещам. А именно – рынку товаров и услуг, с которым большинство кузбассовцев взаимодействует постоянно. Здесь статистика не впечатляет: по данным Кемеровостата, доля сегмента под названием "оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования" в ВРП за 10 лет (с 2006 по 2016 годы) сократилась почти на треть – с 14,9% до 9,6%. Повторюсь, речь идет о целом сегменте, и если попытаться вычленить из него именно товары и услуги, то цифры будут еще меньше. Учитывая, что речь идет об удовлетворении базовых потребностей людей, от которых не отказываются просто так, нетрудно сделать вывод, что уровень жизни и покупательная способность кузбассовцев ухудшилась.

В прощальной самопрезентации на облсовете Тулеев назвал своих чиновников талантливой командой, вступив тем самым в заочный спор с Владимиром Путиным. Ранее президент оценил администрацию Кузбасса как одну из самых худших в стране (73-е место по эффективности).

Голосуют ногами

Ярко характеризует сегодняшнее экономическое состояние Кемеровской области демографическая ситуация. Речь идет о численности населения, которое неуклонно уменьшается. Только за последние четыре года она сократилась примерно на 40 тысяч человек: 2 734 075 в 2014-м против 2 694 877 в начале 2018-го.

Одной из причин сокращения численности населения Кузбасса является миграционная убыль. В последние три года она проявляется все сильнее – если в 2015 году уехавших из региона оказалось больше приехавших на 1941 человека, то в 2017 – уже на 4130. Вполне резонно можно предположить, что люди уехали из Кузбасса не от хорошей жизни – как правило, насиженные места просто так не покидают.

Говоря о демографии, стоит остановить внимание на показателях рождаемости и смертности. С рождаемостью в Кузбассе в последние годы беда: если в 2012 году на свет появились 37 798 малышей, то в 2016 – уже 32 704. И даже несмотря на уменьшение смертности за этот период (с 41 615 в 2012 году до 38 872 в 2016-м), убыль населения продолжает расти.

Это связано, в том числе, и с огромными проблемами в медицине. Мало того, что специалистов и так не хватает, так еще и зарплаты у них низкие. Из-за этого врачи скорой помощи даже собирались митинговать. Решить проблему должна была новая система начисления оплаты труда, но врачи отнеслись к ней скептически и переживают, что станет только хуже. В свою очередь, источники сайта в медицинских кругах сообщают, что тулеевские чиновники уже начали жонглировать цифрами и перебрасывать людей с места на место – в общем, делают все, чтобы выдать желаемое за действительное.

Все это приводит к тому, что постепенно изменяется возрастная структура населения Кузбасса. За период с 2012 по 2016 годы в нем увеличилась доля двух возрастных групп – младше и старше трудоспособного возраста. Получается, что детей и пенсионеров становится все больше, а работающего населения – меньше. Да и те, кто в состоянии работать получают порой меньше, чем в соседних регионах. Так, по данным Росстата на начало текущего года, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников по полному кругу организаций в Сибири составляет 33 910 рублей. Для сравнения, в Кузбассе этот показатель застыл на отметке 33 384 рубля. У тройки лидеров среди сибирских регионов – Красноярского края, Иркутской и Томской областей – он достиг 40 617, 37 960, 37 858 рублей соответственно.

В качестве вывода можно сказать следующее. Именно при Тулееве, в так называемые хорошие годы, Кузбасс окончательно сел на угольную иглу. Более того, вопреки постоянным громким заявлениям бывшего губернатора и его подчиненных, все это время росла только добыча угля. О развитии переработки этого полезного ископаемого в какой-то более или менее готовый продукт на деле говорить не приходится. Все осталось только на словах. Как возил Кузбасс уголь, так и возит. Как зависел от мировой ценовой конъюнктуры, так и зависит. И даже когда уголь стоил очень дорого, в регионе так ничего по крупному сделано не было. Даже скоростную дорогу от Кемерова до Ленинска-Кузнецкого не построили.

При этом количество больниц, школ и детских садов в абсолютных цифрах сократилось. Так, например, даже при падающей демографии дошкольникам не хватает мест в детсадах.

Более того, в регионе за время правления Тулеева не появилось ни одного действительно крупного промышленного предприятия не в угольной отрасли. Зато действующие предприятия закрывались массово.

В этой связи стоит вспомнить бодрые отчеты чиновников, что создано 20, 30, 40 рабочих мест. А вот сколько рабочих мест было закрыто – об этом не сообщалось.

Основным источником всех бед Кузбасса жители региона называют тотальную коррупцию, прогрызшую оранжевой ржавчиной всю систему тулеевской власти. Так, во всей иерархии, начиная от заместителей губернатора заканчивая руководителями детских садов и школ, зачастую стоят не эффективные управленцы, а свои люди, задача которых – не обеспечивать высокие результаты своих учреждений, а давать нужные отчеты, проводить бессмысленные тулеевские субботники и высаживать саженцы в любую погоду.

Отсутствие реальной работы привело к тому, что помпезно открывались не новые школы или заводы, а отремонтированное крыльцо деревенского дома культуры или регистратура в поликлинике. Перерезая красные ленточки, чиновники разных мастей не забывали повторять что все сделано "по инициативе Амана Тулеева" и даже размещали соответствующие таблички.

Отличительной характеристикой талантливой команды Тулеева стала антикоррупционная кампания, в результате которой лишились своих должностей и свободы заместители губернатора, мэры и другие чиновники. Но, к сожалению, даже эта организованная федеральными силовиками антикоррупционная кампания не смогла полностью изменить работу кузбасских властей, последствием которой стала трагедия в "Зимней вишне". За которую Тулеев так и не извинился перед народом. А когда убитые горем родственники погибших и сочувствующие им люди в поисках правды и ответов вышли на площадь Советов и звали губернатора, он к ним не вышел. Просто потому, что сказать им Тулееву было уже нечего. Реальность сказала сама за себя.

Так что "наследство Тулеева", о котором тот заявил на облсовете – мол, передаю Кузбасс в хорошем состоянии, – по сути, это мина замедленного действия. Количество загнанных в дальние углы проблем просто зашкаливает. Разваливающаяся инфраструктура в теплоснабжении, рассыпающиеся на глазах дороги, вымирающие населенные пункты и так далее и тому подобное – все это придется разгребать новому руководителю региона. Сколько времени, финансовых ресурсов и сил на это понадобится – сказать трудно. Более того, сейчас вообще сложно прогнозировать экономическое состояние региона хотя бы на ближайшие 10-20 лет.

Но, конечно, хочется надеяться, что новый губернатор, имя которого станет известно после сентябрьских выборов, сможет изменить ситуацию к лучшему.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети