Кемеровчанин в Минске или белорусские протесты глазами кузбассовца

08 Сентября 2020, 12:40

Массовые мирные протесты в Белоруссии начались 9 августа 2020 года, в день очередных президентских выборов. На улицы Минска и других городов вышли граждане, не согласные с предварительными результатами голосования, объявленными ЦИК – 82% в пользу Александра Лукашенко. Журналист VSE42.Ru пообщался с кузбассовцем Максимом Данилиным и его супругой, коренной минчанкой Натальей, чтобы узнать об атмосфере, царящей в Минске, и настроении белорусов. Подробности в нашем материале.

«Белорусы устали бояться насилия»

Максиму 30 лет. Он родился в Кузбассе. А в 2017 году женился и вместе с супругой Натальей уехал на ее родину, в Минск.

В этом году случилось так, что именно в день выборов в Белоруссии ребята были в Санкт-Петербурге. Наталья 9 августа попыталась проголосовать в белорусском консульстве, куда в тот день выстроилась огромная очередь ее соотечественников. Однако девушке не удалось попасть на избирательный участок.

– Мы отстояли в очереди пять часов. За это время по моей субъективной оценке на участок пропустили всего 200-300 человек. Хотя пришло, наверное, тысячи две. Наташа хотела проголосовать за оппозиционного лидера – Светлану Тихановскую. Но у нее, как и многих других белорусов в Питере, ничего не получилось, – вспоминает Максим.

Буквально на следующий день молодые люди вернулись в Минск. Их отъезд из Санкт-Петербурга был давно запланирован, истек срок аренды жилья. Возвращение Максима и Натальи в Белоруссию пришлось как раз на самые горячие дни, когда силовики жестко задерживали протестующих, избивали мирных граждан на улицах городов и в спецприемниках, куда их привозили сотнями. ОМОН применял против населения дубинки, резиновые пули и свето-шумовые гранаты. В результате за шесть первых протестных дней в Белоруссии погибли как минимум два человека – минчанин Александр Тарайковский и житель Гомеля Александр Вихор. Позднее эксперты Организации объединенных наций (ООН) в области прав человека заявили, что в их распоряжении находятся данные о 450 случаях пыток и жестокого обращения с задержанными участниками протестов в Белоруссии. Кроме того, по информации Управления верховного комиссара ООН по правам человека по крайней мере шесть жителей Белоруссии пропали без вести.

Репрессиям и избиениям подверглись также белорусские и российские журналисты, освещавшие события. Многих выслали из страны с запретом на въезд в Белоруссию в течение нескольких лет.

К мирному протесту присоединились сотрудники предприятий и различных учреждений Белоруссии, начав забастовки, а также студенты. Ряд журналистов государственных телеканалов освободили занимаемые должности.

– Мы живем далеко от центра Минска, в одном из спальных районов. Но, несмотря на это, все события происходят буквально вокруг нас. Люди протестуют по всему городу: выходя на улицы, скандируют лозунги, вывешивают бело-красно-белые флаги, кричат из окон, машины сигналят. Белорусы активно поддерживают друг друга. Конечно, когда все началось, мы боялись ехать в Минск. Ведь мы возвращались в самый разгар задержаний. Если бы была возможность, то дождались более спокойного времени, но нужно было ехать в Минск. Так сложились наши личные обстоятельства, – рассказывает Максим.

Мужчина говорит, что хотя и внимательно следит за происходящим, но не увлекается политикой и не слишком глубоко знаком с историей Белоруссии. Однако настроение белорусов передалось Максиму. Он говорит, что понимает желание людей что-то изменить. Тем не менее, несмотря на их старания, пока в Белоруссии все остается по-прежнему.

– Когда мы только вернулись в Минск, в Сети было много информации о жестких подавлениях мирных протестов, об избиениях людей и убитых. Тогда мы не выходили на улицу позже трех часов дня. Боялись случайно попасть под раздачу. Потому что как раз в это время все начиналось. Сейчас более или менее спокойно, и мы спокойно выходим из дома, – говорит Максим Данилин.

При этом мужчина поясняет, сам он не хочет присоединяться к протестам, а вот у его супруги Натальи бывает желание поддержать соотечественников, ведь это ее страна, ее народ.

– Многие наши минские знакомые принимали участие в мирных демонстрациях, цепях солидарности. Люди активно выражают свое отношение к результатам выборов. Мы тоже за перемены в Белоруссии. Потому что понимаем, что существующая ситуация не идет на пользу людям, экономике страны. Например, у меня были мысли открыть здесь свое дело, но пока я от них отказался, потому что в Белоруссии заниматься бизнесом сложно. В России люди экономически все-таки чувствуют себя свободнее. К тому же в Белоруссии нет ощущения внутренней свободы. Люди здесь запуганы. И им это не нравится. Белорусы устали бояться насилия. А оно здесь всегда было. Просто во время подавления протестов вышло наружу на всеобщее обозрение. Мне кажется, что перемены в Белоруссии наступят. Люди не хотят отступать. Они выходят на улицу каждую неделю и их все больше и больше. К мирным протестам присоединяются и пожилые люди, и молодые, даже мамы с детьми. Я думаю, что если все изменится, у людей появится больше возможностей, – рассказывает Максим.

При этом Наталья и Максим обращают внимание на то, что среди их белорусских друзей и знакомых не было ни одного человека, который бы голосовал за Лукашенко. Ребята также отмечают, что кадры, на которых Лукашенко идет с автоматом, окруженный людьми в форме, их не пугают.

– Это скорее выглядит, как проявление слабости. Такое ощущение, что он остался один, с ним мало людей. Вряд ли у него получится долго удерживать власть, – считает Максим.

Ситуация изменится в лучшую сторону?

Отдельно Максим отметил, что при проведении акций протестующие в Минске не нарушают общественный порядок, ничего не ломают, не крушат.

– Думаю, что в России люди бы не смогли так долго сдерживать эмоции. Здесь, в Белоруссии, вообще люди добрые. Я это сразу заметил, когда приехал в Минск. А протест сплотил белорусов, и их положительные качества проявились еще больше, – говорит Максим Данилин.

Наталья в свою очередь отметила изменения, которые, по ее мнению, произошли в Белоруссии за те два года, что она жила в Кемерове.

– Удивительно, как за последние годы поменялось отношение белорусов к своей стране, к соотечественникам. Раньше это были люди инертные в политике: они понимали, что ничего не изменишь. Люди, которые не хотели голосовать, потому что считали это бессмысленным. И вдруг, за короткий промежуток времени они захотели сделать свой выбор, что-то изменить, – говорит Наталья.

Девушка рассказала о том, что еще на выборах в Санкт-Петербурге ощутила невероятное сплочение людей и испытала гордость за свою страну.

– Раньше, когда речь заходила о Белоруссии, у меня возникало ощущение безысходности. А теперь оно сменилось гордостью. Я, как и многие, сопереживаю всему, что происходит в Белоруссии: пострадавшим, семьям погибших. Но меня радует, что люди стали по другому смотреть на свою жизнь, – отмечает Наталья.

О жестких подавлениях мирных протестов девушка говорит с горечью в голосе. По словам Натальи, эти события она переживает тяжело.

– Невозможно было смотреть без слез на то, как силовики избивают мирных граждан. При этом не могу сказать, что я их ненавижу. Конечно, я крайне возмущена, но я также понимаю, что силовики находятся в безвыходной ситуации. Их зомбируют, им промывают мозги. Они запрограммированы на эту жестокость, – говорит Наталья.

При этом девушка считает, что разгоны и пытки еще сильнее подтолкнули белорусов к пониманию того, что в стране нужно что-то менять.

– Силовой сценарий – это одна из серьезных ошибок, которые совершило руководство страны. Потому что если бы не было кровопролития на улицах мирных городов, то люди бы так сильно не сплотились, – говорит девушка.

Наталья уверена, что ситуация в ее родной Белоруссии рано или поздно изменится в лучшую сторону. Она не знает, сколько времени для этого понадобится, однако понимает, что люди почувствовали, как много они могут сделать. И эмоциональный заряд, который возник у белорусов, ведет их к переменам.

(Имена героев изменены)

Фото: pixabay.com, unsplash.com
Автор: Анастасия Ландо
Комментарии для сайта Cackle