Электроэнергетика и МСП: шанс на выживание?

20 Сентября 2019, 08:19

Сразу два знаковых новшества в электроэнергетике могут стать реальностью. Крупным и не очень потребителям планируется ввести плату за неиспользуемые мощности – это во-первых. А во-вторых, доля пресловутого перекрестного субсидирования может сократиться. Как предполагается, от таких нововведений относительно мелкие потребители, в частности субъекты малого и среднего бизнесов, только выиграют. Однако, как всегда, не все так однозначно. В ситуации разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Избыточная запасливость

Резерв мощности для любого крупного промышленного предприятия – это как для модницы наличие большого гардероба. Хочет она сегодня – одно платье надела, хочет завтра – другое. Только женский гардероб и экономические реалии в энергетике совсем не одно и то же.

Тех, кто далеки от электросетевой энергетики, стоит сначала немного ввести в курс дела. Хотя, по сути, она касается каждого из нас. Будь то простой житель Кемеровской области или представитель крупного промпредприятия.

Итак, что такое резерв мощности? Например, конкретный потребитель нуждается в определенном количестве электроэнергии. Однако, будучи якобы предусмотрительным, он заказывает сетевой компании подключение с учетом на 50 процентов, в два – три раза больше, чем реально потребляет. А вдруг в будущем на его предприятии резко вырастет потребление, например, из-за увеличения производства? Но оно с годами почему-то не увеличивается, а значит, резерв мощности не простаивает.

Как это выглядит в реальности? Электросетевая организация подвела к потребителю сети и распределительные устройства, способные обеспечить подачу заявленной избыточной мощности. А, поскольку реальное потребление существенно ниже, то сетевое оборудование попросту простаивает. И не беда, что рядом какой-нибудь мелкий предприниматель хочет получить новое подключение к электросетям – для него надо строить новые сетевые мощности. Опять же, подчеркну, при уже имеющихся и неиспользуемых.

Согласитесь, экономической логики в этом немного. Более того, это невыгодно ни сетям, ни новым потребителям. Да и тем, кто уже получили "подключение с запасом", особой радости не доставляет. Сети стоят, реального потребления нет. А могло бы быть, как говорится.

В этой связи Министерство энергетики России не так давно выступило с логичной, как видится, инициативой, согласно которой, упомянутые выше "предусмотрительные" представители бизнеса, резервирующие невостребованные мощности, должны будут оплачивать этот самый резерв дополнительно.

В пользу такой позиции государства говорят различные аргументы. В том числе и приведенный только что принцип целесообразности. Или пользуйся и плати за реально потребляемую электроэнергию, тариф на которую включает и транспортные (сетевые) расходы.

Или плати за то, что те же сетевики постоянно держат "под парами" дополнительную сетевую инфраструктуру. Которую, кстати, надо, несмотря на простой, постоянно обслуживать, поддерживать в рабочем состоянии, восстанавливать после ураганов или действий каких-нибудь хулиганов. Короче, нести реальные, а не виртуальные расходы.

Или потребляй столько, сколько заказал. Тогда тариф на транспорт электроэнергии в полном к заявленному объему должен хоть как-то покрыть расходы на содержание сетей.

Если же оставить старую "бесплатную" схему резервирования мощности, то экономическая окупаемость сетей просто невозможна. Разве что в случае, когда часть нагрузки на сети будет перераспределена с "запасливого" на других потребителей, не имеющих никакого отношения к первому. Но такой сценарий вряд ли устроит тех, на кого ляжет нагрузка в виде дополнительного тарифа.

Так что ситуация, когда "запасливый платит дважды", точнее, оплачивает дополнительные расходы за содержание неиспользуемых по факту мощностей, выглядит вполне логичной.

Разница в тарифе

Второе предполагаемое новшество – коррекция тарифообразования в транспорте электроэнергии. В настоящее время крупный потребитель подключается напрямую к магистральным электросетям и платит за транспорт энергии федеральному оператору. Соответственно, региональным электрическим сетям – практически ничего. Особенно с учетом отмены пять лет назад принципа "последней мили".

В отличие от крупных энергоемких предприятий, сравнительно небольшие потребители – это, в первую очередь, представители малого и среднего бизнесов – платят только в "регион". При том, что объем потребления даже большого количества мелких предприятий может быть существенно ниже уровня потребления "крупняка", региональным сетевым организациям остается достаточно небольшой объем "транспорта". При учете условно постоянных расходов нагрузка на единицу передаваемой энергии получается в результате избыточная. А все это так или иначе влияет на рост транспортных тарифов для региональных потребителей.

Для понимания, тариф на транспорт электроэнергии в магистральных сетях может гораздо ниже, чем в региональных сетях.

Суть предложения Минэнерго для изменения механизма перекрестного субсидирования такова: повысить стоимость электроэнергии для тех крупных потребителей, что получают её непосредственно на оптовом рынке. Взамен планируется снижение транспортного тарифа для субъектов МСП. А это вполне существенный дополнительный стимул для развития малого и среднего бизнесов.

Так, например, заместитель генерального директора по экономике компании "Россети" Павел Гребцов называет это "справедливым распределением перекрестного субсидирования между всеми потребителями". Вешать всю нагрузку на промышленность, как это было в девяностые, никто не собирается, крупных потребителей хотят попросить взять на себя только 17% общего объема перекрестного субсидирования. Остальное распределится между другими участниками рынка.

РЭК не возражает?

Разумеется, говоря о взаимоотношениях между потребителями и сетевыми компаниями, нельзя не поинтересоваться мнением региональной энергетической комиссии (РЭК) при администрации Кемеровской области, поскольку именно эта структура принимает решение об окончательной величине тарифов на регулируемом рынке.

За комментариями редакция сайта обратилась к председателю Общественного совета при РЭК Александру Лаврову. Сразу стоит оговориться, что Александр Михайлович отметил, что у решений по, например, вводу платы за неиспользуемые мощности есть не только плюсы, но и определенные недостатки.

– По предварительным оценкам, на сегодняшний день неиспользуемые резервы сетевой мощности имеются у большинства потребителей электроэнергии (мощности) в Кемеровской области. В случае утверждения вышеуказанного документа часть потребителей готова отказаться от имеющегося резерва. Однако существует ряд потребителей, для которых такой отказ невозможен: к примеру, сегодня они резервируют сетевую мощность с учетом планов по вводу производственного оборудования в последующих периодах в целях обеспечения резервного источника питания (объекты, имеющие первую либо вторую категорию надежности), обеспечения аварийного обогрева объектов, а также в силу иных причин, обусловленных особенностями производственного процесса/ организации работы потребителя.

Как показали расчеты, проведенные на основе проекта постановления Правительства РФ по введению оплаты резерва сетевой мощности, реализация указанной инициативы приведет к значительному увеличению стоимости электроэнергии (мощности) для потребителей, не использующих зарезервированную мощность…

В целях минимизации негативных последствий от введения механизма оплаты РММ Общественным советом при РЭК Кемеровской области разработан ряд предложений к проекту, – комментирует Александр Лавров вопрос о введении платы за неиспользуемые мощности.

Справедливости ради стоит отметить, что механизм введения платы за неиспользуемую мощность позволит в конечном итоге удешевить стоимость электроэнергии (тарифа) за счет сокращения затрат на техприсоединение новых объектов.

Что касается сглаживания последствий "перекреста", мнение председателя Общественного совета при РЭК таково:

– Высокий уровень тарифов на услуги по передаче сложился во многом благодаря тому, что многие крупные потребители Кемеровской области осуществили непосредственное присоединение к сетям ЕНЭС. Вследствие этого уменьшился полезный отпуск электроэнергии из сетей территориальных сетевых организаций, входящих в сетевой "котел" региона, и, соответственно, увеличился единый (котловой) тариф на услуги по передаче электроэнергии.

Таким образом, сейчас в Кемеровской области по котловым тарифам в основном рассчитываются предприятия малого и среднего бизнесов. В результате в регионе сложилась ситуация, когда финансовая нагрузка по перекрестному субсидированию ложится на предприятия ЖКХ, бюджетные учреждения и предприятия малого и среднего бизнесов, что фактически искажает экономический смысл этого механизма и создает дискриминационные условия для потребителей, не имеющих технической возможности для подключения к единой (общероссийской) электрической сети.

На основании вышеизложенного, считаем введение дифференциации тарифов ПАО "ФСК ЕЭС" для прямых потребителей целесообразным и экономически обоснованным.

Необходимо также отметить, что увеличение конечных цен на электроэнергию из-за роста тарифа на передачу для потребителей, присоединенных к ЕНЭС, в силу масштаба производства крупных потребителей будет незначительным. В то же время снижение нагрузки на предприятия малого и среднего бизнесов с высокой долей вероятности повлияет на снижение стоимости их продукции и услуг, что положительно скажется на общей экономической ситуации, – говорится в официальном ответе за подписью Лаврова.

Так или иначе, последнее слово по поднятым темам остается за правительством России. Однако необходимость озвученных перемен, судя по всему, назрела. А потому уже в ближайшее время можно ожидать конкретных решений.

Фото: VSE42.Ru/пресс-служба Россети Сибирь