Транспорт в Кузбассе: цены вырастут, проблемы останутся?

  3976 
09 Ноября 2018, 14:35

Увеличение стоимости проезда в пассажирском транспорте в Кемеровской области – вопрос практически решенный. Хотя формального объявления об этом не было. Но чиновники всех мастей почти прямым текстом заявляют: с 1 декабря цены на проездные билеты вырастут. Остальное – дело техники. Что и как будет происходить с ценами, перевозками и самим городским транспортом в ближайшее время, выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Артподготовка

Разумеется, первое, что интересует каждого потенциального пассажира муниципального транспорта, – это стоимость проезда. Собственно, именно вокруг нее сейчас, накануне (по сути) объявленного повышения, все и вертится. И, более того, уже якобы известная конкретная величина повышения. Предположительно, с 1 декабря цена проезда возрастет до 20 рублей. Правда, пока областные чиновники, в частности, представители департамента транспорта Кемеровской области, скромно умалчивают, что именно будет стоить 20 рублей: проезд в автобус-трамвае-троллейбусе или в так называемом маршрутном такси.

Почему так называемом? Да потому что для пассажира в настоящее время разница между муниципальным транспортом и маршрутками практически стерлась. Единственное отличие: меньшие по размеру "ПАЗики" и проезд на два рубля дороже. Остальное по принципу загадки на внимательность – "найди пять отличий". Но собственно цена и является принципиальным отличием. Ничего другого в голову не приходит. Например, есть маршрутки-НЕФАЗы, которые как раз только ценой и отличаются.

Итак, если 20 рублей – это муниципальный транспорт, то маршрутки будут стоить примерно на два рубля (исходя из сложившейся традиции) больше. И, скорее всего, именно такой сценарий и предполагается областными властями. То есть на выходе из артподготовки к повышению цены проезда кузбассовцы выйдут с результатами в 20 и 22-23 рубля за поездку соответственно.

В рамках обозначенной артподготовки областные власти заметно активизировались. Например, состоялась целая череда мероприятий, начиная от пресс-конференции начальника департамента транспорта и связи Кемеровской области Евгения Курапова и встречи (почему-то) с активной молодежью Кемерова, где уже заместитель Курапова Юрий Стоцкий говорил о проблемах в транспортной сфере и том, как станет после повышения цен на проезд.

Скачущие цифры

Собственно, о том, как станет, стоит поговорить отдельно. Напомним, что на пресс-конференции главный специалист по пассажирским перевозкам региона, каковым можно, без сомнения, назвать Евгения Курапова, сообщил, что средняя себестоимость перевозки одного пассажира в пределах населенного пункта в Кузбассе составляет порядка 35-40 рублей. Это без учета всевозможных дотаций из бюджета.

С бюджетными компенсациями "точка безубыточности" составляет порядка 24 рублей за одну поездку. Однако, несмотря на это, власти, судя по всему, поднимут проезд до 20 рублей. Вполне логично в такой ситуации задать вопрос "Почему?".

Здесь стоит подчеркнуть еще раз, что главная причина заявленного повышения цен на проезд – это тотальная неокупаемость затрат транспортных предприятий. А чтобы их окупить в нынешней ситуации, необходимо платить 24 рубля. А поднимут до 20 рублей. Якобы из политических соображений: чтобы народ не шокировать резким ростом стоимости проездных билетов.

В результате и цена вырастет, и проблемы не будут решены – так получается.

С другой стороны, как заявил на встрече с молодежью в минувший четверг Юрий Стоцкий, себестоимость проезда в общественном транспорте составляет… 27 рублей. Тут трудно понять, что именно имел ввиду областной чиновник. То ли реальные затраты транспортников без учета бюджетных субсидий, то ли уже с учетом компенсации?

Но, как ни рассуждай, эта цифра "не бьет" с тем, что буквально недавно говорил его начальник Евгений Курапов. И, казалось бы, не 35-40 рублей, и не 24 рубля.

Более того, Юрий Стоцкий сообщил о "желаемом повышении" стоимости проезда до 23 рублей. Тогда, мол, автотранспортные предприятия смогут и зарплату водителям увеличить, и заложить рост цен на топливо. А потом даже оговорился, что размер проездного платежа в 27 рублей позволил бы транспортникам начать развиваться. Главное – это покупать новые автобусы и прочий подвижной состав.

Но, как будто по предварительной договоренности, сказал, что, предположительно, стоимость проезда должна быть увеличена до 20 рублей "с учетом платежеспособности кузбассовцев".

Получается странная логика. Повышение цены на проезд в общественном транспорте в Кемеровской области, судя по всему, действительно назрело давно. Во-первых, последнее повышение было в далеком теперь уже 2015 году.

Во-вторых, за это время действительно произошел существенный рост цен на топливо – едва ли не главную расходную статью любого автотранспортного предприятия. Как впрочем, случился и рост тарифов на электроэнергию, что коснулось себестоимости перевозок на троллейбусах и трамваях.

Это все – с одной стороны. А с другой – такой разброд в цифрах Курапова и Стоцкого может говорить о том, что эти высокопоставленные чиновники называют их "от балды", не имея под рукой точных расчетов. Понятно, что назвать с точностью до копейки себестоимость перевозки сложно. Надо учесть конкретный населенный пункт, длину и востребованность конкретного маршрута и много чего еще, видимо. Но когда Евгений Курапов говорит о 40 рублях, а Юрий Стоцкий – о 27 рублях, то поневоле возникают вопросы.

Благотворительность?

Готовность чиновников привязать беды муниципальных транспортников исключительно к стоимости проезда, по меньшей мере, выглядит не очень убедительно. Необходимо в этой связи говорить еще и о системе компенсации за перевозку пассажиров-льготников. Как уверены эксперты в этой сфере, при существующей системе компенсации из бюджета за льготников транспортники едва ли смогут вылезти из убытков.

Дело в том, что бюджет платит за льготника, исходя из того, что каждый из них в течение месяца всего лишь десять раз воспользуется городским транспортом и четыре – пригородным. Как дело обстоит в реальности, неизвестно. Остается лишь догадываться, что абсолютное большинство льготников, особенно пенсионеров-дачников, например, в течение периода с мая по октябрь ездит в пригородных автобусах в разы чаще, чем пресловутые четыре поездки в месяц. Но это лишь один пример "неточностей" существующей системы компенсации из бюджета.

А лишним подтверждением тому, что дело именно в этой системе, можно считать то, что владельцы маршрутных такси, хоть и стонут для приличия, но вполне себе занимаются пассажирскими перевозками, и попробуй кого-то из них выгнать с арендованного маршрута! И это при том, что частники платят за право работать на маршруте, выигрывая тендеры у городских администраций.

Более того, многие частные перевозчики – владельцы маршрутных такси-автобусов – год от года увеличивают количество машин, а значит, и маршрутов, на которые они выходят. Соответственно, несложно догадаться, что работа в этой сфере приносит деньги. Возможно, меньшие, чем хотелось бы, но все-таки деньги.

При этом, по словам собственников тех самых "ПАЗиков", которые работают в режиме маршрутного такси, якобы все они обложены данью. Пусть и неофициальной, пусть и оформленной как добровольные пожертвования, но все-таки, как видится, данью. В том смысле, что частный бизнес добровольно и ежемесячно платит деньги. То ли в муниципальный бюджет, то ли на счет каких-то организаций. Но главное, – что эти деньги идут на "благо горожан".

Чтобы получить представление об общих размерах таких платежей, стоит привести слова одного из частников, который утверждает, что он платит ежемесячно 15 тысяч рублей с каждого своего автобуса.

Если эти слова хотя бы отчасти правдивы, то несложно посчитать, сколько частные перевозчики платят с каждого "ПАЗика" только "на благотворительность". И все равно работают и уходить с этого рынка не планируют. И едва ли причина тому – разница в стоимости проезда в два рубля.

Автобусов нет и не будет?

Опять же, одним разовым повышением цен на проезд в общественном транспорте дело тоже не ограничится. По крайней мере, как сообщил Юрий Стоцкий, предполагается, что вслед за объявленным декабрьским ростом стоимости проездных билетов, подобная процедура будет происходить регулярно – ежегодно.

То есть если повышение случится в декабре 2018 года, то затем его можно ждать в запланированном режиме в конце 2019 года – начале 2020 года и далее со всеми остановками. Но, как сказал областной чиновник, с учетом официальной инфляции. То есть минимум порядка 4-5% в год.

Что же касается неценовых реалий рынка транспортных услуг, то здесь, судя по всему, особых перемен не предвидится. При том, что проблем в этом плане хватает. Например, пресловутое исчезновение какого бы то ни было общественного транспорта с улиц того же Кемерова в вечерние часы – после 21:00. Главная причина этого, по словам транспортников, – это тотальная незаполняемость автобусов, а значит, резкий рост убытков от вечерних маршрутов.

Один из вариантов хотя бы выхода "в ноль" – это дифференциация стоимости проезда в зависимости от времени суток. То есть, например, в часы пик, на которые приходится основной пассажиропоток, цена проезда должна быть базовой. А поздним вечером она может существенно возрастать.

По словам Юрия Стоцкого, чтобы транспортникам было хотя бы неубыточно выходить на линию в вечерние часы, стоимость проезда для каждого пассажира должна составлять порядка 35 рублей. Что, на взгляд чиновника, лишит те же автобусы потенциальных пассажиров, потому что проезд "вчетвером в легковом такси" в пересчете на каждого пассажира будет стоить столько же. Возможно и так, но ведь для этого надо собраться вчетвером, а на автобусе можно ехать и без компании за 35 рублей.

С другой стороны, Юрий Стоцкий вспомнил, что лет 15 назад в Кемерове проводился подобный эксперимент, когда цена проезда варьировалась в зависимости от времени суток. И, судя по всему, этот опыт получился неудачным. Тем не менее сам факт повторения такого эксперимента Стоцкий исключать не стал. Как не стал исключать и возможность свободного ценообразования в маршрутных такси.

В данном случае речь идет о том, что тарифы на перевозки пассажиров в муниципальном транспорте утверждаются и являются обязательными. В отличие от них цена проезда в маршрутном такси, по большому счету, дело конкретного перевозчика. Захочет – хоть 100 рублей за поездку может назначить. Другое дело, что в условиях конкуренции в автобусе такого перевозчика просто никто не поедет.

В этой связи Юрий Стоцкий вспомнил опыт новокузнецких перевозчиков, которым разрешили поднять стоимость проезда до 22 рублей. В результате уже через короткое время цена билета вернулась к прежним значениям. Как говорится, пассажир проголосовал рублем.

Однако сама возможность нерегулируемой стоимости проезда в условиях "массовых" перевозок, судя по всему, существовать должна. Более того, порой, конкуренция – это именно тот инструмент, который является лучшим регулятором. Исходя из опыта легкового такси, по крайней мере, такое можно утверждать.

Достаточно вспомнить, что, казалось бы, несколько десятилетий назад "наши люди на такси в булочную не ездили", а сегодня: именно наши люди и именно в булочную – стало реальностью. И неважно, кто "уронил" цены на услуги такси: сам ли рынок или пресловутые агрегаторы служб заказа такси. По сути, главным "уронителем" оказалась конкуренция. Но при одном условии: за проезд платят все!

Независимо от того, льготник это или "полноценный" пассажир. С той лишь разницей, что за льготника кто-то должен доплатить, чтобы в результате получилась полная цена за проезд. И безо всяких "кривых" схем социальной заботы, которую декларируют представители государства, но в итоге – по факту – перекладывают ее сначала на транспортников, которые банкротятся, а потом – на пассажиров, которым повышают стоимость проезда.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети