Экономика Кузбасса, или приятного аппетита!

  1731 
26 Декабря 2017, 10:13

Открытие новых предприятий, строительство крупных объектов. Либо наоборот – закрытие предприятий и уход бизнеса. Все это отражает реальную экономическую ситуацию в регионе. Что в завершающемся году росло, а что падало, выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Форель на ура!?

Начинать стоит с приятного, а потому сначала о долгожданном открытии в Юрге завода по производству форели. Для кузбасского моногорода это событие более чем приятное. И не только потому, что порядка 50 человек нашли здесь работу, но и потому, что куцый муниципальный бюджет, пополняемый скудной налоговой речкой немногочисленных местных предприятий, теперь получил дополнительный приток от рыбного бизнеса.

Как сообщалось со ссылкой на генерального директора компании "Сибирская инвестиционная группа" Бориса Горшунова, инвестиции в проект составили 750 миллионов рублей. Вложив такие деньги, инвесторы планируют производить 1007 тонн рыбы в год. Однако на этом рыбное производство не остановится. По крайней мере, уже в 2018 году запланировано начало строительства второй очереди завода. Обещанный срок сдачи в эксплуатацию – 2019 год. В результате объем товарной продукции не просто увеличится в 2,5 раза. Значительно вырастет ассортимент производимой рыбы. От единственной форели юргинцы планируют перейти на разведение до десяти видов рыб. В том числе таких ценных пород как муксун, осетр и другие.

Возвращаясь к деньгам, стоит отметить, что рыбзавод – штука недешевая. Общий размер инвестиций оценивается в 1,7 миллиарда рублей. Учитывая, что Юргинский машзавод и "Технониколь" едва ли не единственные крупные предприятия на весь город, появление рыбзавода стало знаковым событием для Юрги.

С другой стороны, это как раз тот случай, когда можно сказать с легкой досадой "ну наконец-то!". В том смысле, что Юрга, конечно, моногород, но моногород с чрезвычайно выгодным положением в смысле его географического нахождения. Во-первых, равноудаленность сразу от трех региональных центров – Кемерова, Новосибирска и Томска. Во-вторых, город стоит на основном ходу Западно-Сибирской железной дороги.

Соответственно, юргинский бизнес имеет оптимальную транспортную доступность как автотранспортом, так и железнодорожным. А значит ту же рыбу можно быстро и с минимальными затратами доставить и в соседние региональные центры и, например, в Красноярск, Барнаул и другие города (регионы) Сибири и, если сильно постараться, даже Дальнего Востока.

Так что запуск такого, безусловно интересного с точки зрения бизнеса, проекта, как рыбзавод – явление давно ожидаемое и вполне логичное. Тем более, что рыба – товар востребованный. А, значит, помимо все тех же рабочих мест и налогов, новое предприятие сможет элементарно продавать свою продукцию и в Кузбассе. При обоснованной ценовой политике форель и осетры будут на ура расходиться по обеденным столам жителей региона.

Маловато будет?

На фоне реализации относительно крупного инвестпроекта остальная бизнес-активность в Кемеровской области выглядит не просто недостаточной, но и даже отрицательной. В том смысле, что предприятия банкротились. И самое неприятное в этом то, что банкротства коснулись главного промышленного направления региона – угольной отрасли.

Однако, и открытия-запуски "в угле" тоже были. Например, на шахте "Распадская-Коксовая" неподалеку от Междуреченска открылся участок открытых горных работ. Это, конечно, не новое предприятие, не новый разрез. Да и добыча на нем пока незначительная. Только через три года после запуска – к 2020 году – планируется, что здесь будут добывать 1 миллион тонн угля. Что, впрочем, даже для небольшого разреза маловато.

С другой стороны, гигант "Евраз" за счет открытия нового разреза увеличит линейку добываемых марок. Так что тут несколько иные интересы, чем простое увеличение добычи.

Еще одним угледобывающим открытием стал запуск в Новокузнецком районе шахты "Увальная" угольной компании "Сибирская". Точнее, запуск первой очереди предприятия, проектная мощность которого составляет 2 миллиона тонн коксующегося угля. Разумеется, открытие предприятия было приурочено к очередному Дню шахтера в августе текущего года.

С пуском второй очереди, который запланирован на начало 2019 года, мощность предприятия увеличится до 4,5 миллиона тонн угля в год. Помимо этого, добываемый уголь будет перерабатываться на горно-обогатительном комбинате, который также должен быть построен неподалеку.

Открытие новой шахты на фоне наметившейся в кузбасской угледобыче тенденции – уже событие. Дело в том, что угольная отрасль в регионе постепенно дрейфует в сторону открытой угледобычи. С одной стороны, меньше риска различных ЧП и угрозы жизни шахтерам. С другой – меньше затрат, выше прибыль, больше добытого угля. То есть вполне меркантильные интересы и снижение рисков здесь удачно совпали.

Кстати, в последние годы количество аварий на шахтах Кемеровской области сократилось. И тем не менее, подземная угледобыча – это всегда риск взрывов метана, обрушений породы и прочих нештатных ситуаций. Это всегда риск для жизни шахтеров. Буквально несколько дней назад завершилась почти двухдневная эпопея на шахте "Есаульская", принадлежащей уже поминавшемуся выше "Евразу". Здесь под землей три горняка оказались отрезанными от выхода завалом. Они провели под землей 34 часа. На их счастье спасателям удалось еще до эвакуации пробурить скважины, через которые шахтеры получили теплые вещи, а также еду и воду. Спасательная операция закончилась 22 декабря.

Против угля…

Несмотря на относительную безопасность и экономические аргументы, открытая добыча угля в завершающемся году стала камнем преткновения для властей. А точнее, кузбассовцы, особенно на юге региона начали активное протестное движение против строительства новых разрезов. По мнению активистов, организовавших несколько митингов, разрезы не только превращают территорию Кемеровской области в лунный пейзаж, но и доставляют жителям населенных пунктов поблизости серьезное беспокойство постоянными взрывами и пылью.

Впрочем, в угольной отрасли хватало проблем и без протестов. Так, в состоянии экономической несостоятельности (проще говоря, в банкротстве) оказалась угольная компания "Заречная" в целом и ее предприятия в частности – работающие шахты "Алексиевская" и "Заречная", а также строящаяся шахта "Сибирская". Это стало серьезным ударом по жителям Полысаево, из которых 4,3 тысячи человек работают на "Заречной".

Для понимания размеров финансовой катастрофы стоит указать размеры долгов и угольной компании, и ее предприятий. Так, еще не построенная шахта "Сибирская" задолжала 570 миллионов рублей, а "Алексиевская" и "Заречная" – 28,9 миллиарда и 45,7 миллиарда рублей соответственно. Долг самой УК "Заречная" составил 32,9 миллиарда рублей.

К проблемам на "Заречке" добавилась еще одна – на этот раз в Анжеро-Судженске. Шахта "Анжерская Южная", которая находится в банкротстве уже больше года, все это время худо-бедно работала – добывала и продавала уголь. Точнее, добывал уголь подрядчик, с которым юрлицо-банкрот заключило соответствующий договор.

В результате почти тысяче шахтеров удалось сохранить рабочие места, а бюджету – поступление налоговых отчислений.

Так было до осени 2017 года. Однако потом, со сменой конкурсного управляющего, назначенного судом по предложению основных кредиторов, на предприятии начались "маски-шоу". Причем, в буквальном смысле. Сначала новый конкурсный управляющий приостановил отгрузку угля. А значит и его добычу, поскольку угольные склады вскоре переполнились.

Затем на территорию шахты ворвались "люди в масках", которые угрожали отключить забой от электроснабжения, что могло привести к трагедии, поскольку в это время под землей находились люди. А затем начались ежедневные минирования то самой шахты, то обогатительной фабрики, перерабатывающей уголь "Анжерской Южной".

В настоящее время, как утверждают источники сайта, работа шахты практически парализована, хотя официально отгрузка угля якобы возобновлена.

Прощай, "Кора"!

Не обошли негативные экономические реалии и региональный ритейл. Так, вслед за почившими в бозе "Чибисом" и "Акваторией" стали исчезать "Коры", "Холидей Классик" и "Холди" группы "Холидей".

Покупателем 22 магазинов этой сети стал федеральный ритейлер "Лента", поскольку, как сообщалось, купленные магазины полностью подходят под формат супермаркетов "Ленты". Сделка по передаче магазинов должна завершиться до конца 2017 года. 11 магазинов расположены в Новосибирске, четыре – в Барнауле и семь – в Кемерове.

В результате из относительно крупных региональных ритейлеров в том же Кемерове остался только "Бегемот". Однако, в последнее время появились слухи о возможной продаже и этой торговой сети. Впрочем, официального подтверждения этой информации пока не было.

А совсем недавно новая неприятная весть: торговая сеть "Ариант", принадлежащая одноименному челябинскому агрохолдингу, тоже решила закрыть все свои магазины в Кемерове до конца года. Формальный повод: возросшая конкуренция со стороны федеральных ритейлеров. Однако в других городах – например, в Новокузнецке и Новосибирске – магазины "Ариант" работают.

Кстати, стало также известно о переносе сроков строительства свинокомплекса, который "Ариант" должен был начать в 2017 году. Теперь срок начала строительства сдвинут на следующий год. Причиной тому якобы ужесточение требований к экологической безопасности. Теперь, на фоне ухода торговой сети из Кемерово, остается только гадать, будет ли в принципе он построен.

Примечательно, что на фоне передела регионального рынка ритейла, относительно стабильно себя чувствует крупный межрегиональный игрок родом из Алтая – сеть "Мария-Ра". Она вполне успешно развивается сразу в нескольких регионах Сибири и, в частности, в Кемеровской области. Отчасти, как утверждают эксперты рынка, стабильное положение алтайцев связано с нишей, которую они заняли – так называемый сегмент эконом-класса, ориентированный на не самого взыскательного покупателя. По крайней мере, ценовая политика и ассортимент продуктов позволяют сделать подобное предположение.

Лишние деньги без "лишних" трат?

Ситуация в крупных торговых центрах того же Кемерова, где, кстати, не обходится без крупных ритейлеров, тоже весьма показательна. Массовое закрытие всевозможных "бутиков" одежды, обуви, бытовой техники, ювелирных украшений – всего того, что считается предметами длительного использования или даже роскоши, – более чем красноречиво.

Судя по всему, кузбассовцы попросту не готовы тратиться на покупку дорогих товаров. Все, что они зачастую могут себе позволить – это ежедневные траты на покупку продуктов питания. Говоря иначе, траты первой необходимости.

А потому вполне логично в этой связи выглядит расцвет на месте недавних бутиков небольших торговых точек, где на минимальной площади располагается какая-нибудь "сушечная", "шаурмичная" или "бургерная". Опять же по принципу "когда не могу купить пальто, куплю хотя бы поесть". Причем, не в дорогом ресторане или кафе, которые в завершающемся году тоже либо закрывались, либо существенно трансформировались в сторону уменьшения. А именно в точке фаст-фуда: купил максимально дешево, а потом или съел на ходу, или унес домой и уже там "прикончил" заветный бутерброд.

В этот пищевой тренд вполне органично вписались открытия в прошлом году "Макдональдса" и KFC, а уже в 2017 году – "Бургер кинга". Не менее органично – разрастание, например, сети "Дубай Арабия". Люди хотят есть и пока еще могут себе это позволить. Правда, назвать гамбургер или шаурму блюдами высокой кухни, увы, нельзя. Но тут, как говорится, что по карману.

В этой связи официальная ситуация с бюджетом Кемеровской области как-то особенно диссонирует. Впервые с 2006 года в регионе был принят бездефицитный бюджет. Более того, размер процифита – то есть превышение доходов над расходами – в течение года постоянно увеличивался. Согласно поправкам, принятым уже в конце декабря областными депутатами, размер профицита составил 14,6 процента или 19,608 миллиарда рублей. При этом доходы областной казны составили 134,286 миллиарда рублей, а расходы 114,678 миллиарда рублей. Главные источники дополнительных поступлений в бюджет, судя по всему, – это угольщики, поскольку мировые цены на уголь в течение года существенно выросли.

Сам по себе профицит – это вроде как хорошо, появились "лишние" деньги. Но с другой стороны, эти деньги не потрачены – расходы-то ниже, чем доходы. Судя по всему, власти Кузбасса не нашли, куда направить почти 20 миллиардов рублей. Ни областной медицине, ни образованию, ни соцзащите, ни на поддержку малого бизнеса дополнительные деньги, видимо, оказались не нужны.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети