Многодетный тупик

 3611 
30 Марта 2017, 11:03

Многодетная семья в Кемерове, в которой живет семь приемных детей, за свой счет восстановившая "не свою" квартиру в старом бараке, может лишиться ее, потому что признанный аварийным дом подлежит сносу. Как выживают приемные родители и их дети, выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Вырастим?

Подъезд кемеровского барака на улице Стройгородок встретил нас покосившимся крыльцом, обшитым старыми досками, и резким запахом кошачьей мочи. Бросился в глаза потолок в коричневых разводах – результат постоянно текущей крыши. Неожиданно чистый пол, побеленные стены, отсутствие нецензурных надписей. Видимо, отчаянная попытка создать уют в помещении, непригодном для жизни. Сквозняк колышет на одной из стен бумажные буквы "С новым 2017 годом!". Несмотря на то, что в точно таком же бараке по соседству месяц назад обвалилась крыша, люди здесь надеются на лучшее.

Цель нашей поездки в Кировский район – встреча с Натальей Уймановой и ее детьми. Наталья Александровна воспитывает семерых приемных и двоих своих несовершеннолетних детей. Еще один, взрослый сын, живет в другом городе.

Наталья всегда мечтала о большой семье. Поэтому когда подруга предложила навестить один из кемеровских детских домов с гостинцами, с радостью согласилась. Поездка оказалась непростой. Женское сердце разрывалось от боли при виде брошенных детей. Тогда подруги решили: "Обязательно возьмем хотя бы по одному ребенку! Вырастим!" А где один, там и второй… Теперь Наталья Уйманова и ее муж Николай Свечников растят семерых сирот.

Нечужие дети

Супруг поддержал желание Натальи взять приемных детей, так как сам вырос в многодетной семье. Так, в 2009 году помимо двоих родных сыновей у них появились семилетний Сергей и пятилетняя Мария. В 2011 году взяли двухлетнюю Алину. Тогда же у супругов родился сын Захар. А в прошлом 2016 году семья приняла к себе еще четверых ребятишек – Эмму, Эльвиру, Максима и Александру.

Сначала их пригласили на лето по программе "Теплый дом", но когда каникулы подошли к концу, Наталья Александровна не захотела отдавать детей, всей душой привязалась к ним. Да и ребятишки привыкли к семье, к спокойной, ласковой маме. Наталья вспоминает: "Подала документы на оформление. Переживала, что не пройду из-за жилищных условий. Но, слава Богу, детей мне оставили!"

Все ребятишки сложные. Элю и Алину уже брали в приемные семьи и очень быстро вернули. Новые мамы не смогли установить контакт с девочками. Не нравились истерики, детские обиды, приступы агрессии, а также проблемы со здоровьем. Наталье предложили забрать девчонок, и она согласилась. Ведь отказ приемных родителей – это очередная колоссальная травма для истерзанной психики детей.

У всех приемных детей заболевания психоневрологического профиля и так называемая педагогическая запущенность. У Максима инвалидность. В свои 9 лет у него развитие 6-летнего. У мальчика дефицит веса, роста. У Эммы, его родной сестры, тоже задержка психического развития. 11-летняя Маша – тоже инвалид. Сергей и Эля переболели туберкулезом. И сейчас состояние их здоровья под особым контролем.

Четверо ребятишек учатся в специализированных школах для детей с ограниченными возможностями. Сашу и Максима мать каждый день возит из Кировского района на общественном транспорте в школу психолого-педагогической поддержки №101, что на проспекте Комсомольский. Эля и Маша учатся в коррекционной школе-интернате №30, которая находится в Кировском районе.

Такая географическая разбросанность школ доставляет дополнительные неудобства. Если бы дети ходили в одну школу в том же Кировском районе, Наталье было бы легче. Однако мест в интернате №30, по ее словам, на всех новоиспеченных членов семьи не хватило. А навстречу многодетной матери в индивидуальном порядке никто не пошел.

Сергей и Алина учатся в обычных городских школах. "Чтобы окончить нормальную школу, мы учим, учим, учим. Сейчас, например, будем нанимать Алине репетитора по английскому, ей сложно. Сделаем все, чтобы ребята получили образование", – подчеркивает Наталья Александровна.

Не свое жилье

Наталья Уйманова 13 лет работала пекарем на кемеровском хлебозаводе. Чтобы решить жилищный вопрос, они с супругом пошли работать дворниками. В 2004 году работодатель – ООО "Жилищный трест Кировского района города Кемерово" – дал им двухкомнатную квартиру в бараке.

Наталья вспоминает, что когда семья только въехала в барак, состояние жилья было чрезвычайно плохим: оконные рамы сгнившие, пол покрыт грибком, потолок в плачевном состоянии. Весь ремонт делали самостоятельно. Заменили практически все. Только трубы отопления остались прежние. Протечки случаются постоянно. Ремонтируют кусочками. Полностью заменить систему отопления дорого. Отдельная история с крышей.

"Мы когда въехали в квартиру, обнаружили, что балки все гнилые. У меня муж плотник. Он над нами крыше течь не даст. Укрепил эти гнилушки, прикрутил новые балки", – рассказывает Наталья.

Насколько это безопасно, выдержит ли конструкция подобные "самоделки" – неизвестно. Но у людей нет другого выхода. Все проблемы приходится решать самостоятельно. Куда бы ни обращались многодетные родители, "никто толком помочь не может или не хочет".

Более того, супругам было обещано, что через 10 лет квартира должна перейти к ним в собственность. Однако этого не случилось. Закон, предусматривавший обеспечение жильем дворников за выслугу лет, утратил силу. Семью, конечно, не выселили, но распоряжаться квартирой и получить постоянную прописку в бараке они не могут.

Наталья и Николай должны каждый год оформлять временную регистрацию. Они не имеют права продать квартиру и улучшить жилищные условия: увеличить жилплощадь, переехать в более комфортные условия. И вот здесь начинается самое интересное.

По словам Уймановой, квартиру ее мужу дали на условиях социального найма, и в течение 10-ти лет они исправно вносили квартплату. Но затем ситуация изменилась – неожиданно квартплата выросла на 1,6 тысячи рублей. Это произошло якобы из-за того, что семья проживала в доме без необходимых документов.

"Работодатель вселил Свечникова и его семью в барак на улице Стройгородок без правоустанавливающих документов. В 2014 году городская администрация, увидев, что люди живут без правоустанавливающих документов, могла им предложить выселиться либо заключить договор краткосрочного найма", – прокомментировала ситуацию председатель комитета по жилищным вопросам администрации Кемерова Надежда Ильина. Как бы то ни было, спустя 10 лет с момента заселения в барак, Николая Свечникова обязали заключить договор краткосрочного найма.

По словам Натальи Уймановой, новый договор краткосрочного найма, помимо ежегодного продления, накладывал на них дополнительные расходы. К основной квартплате добавились те самые 1,6 тысячи рублей – явно не лишние деньги для бюджета семьи, где на тот момент уже было пять несовершеннолетних детей.

Чтобы избежать дополнительных расходов, приемные родители в октябре 2015 года отказались продлять договор. И их, наверное, можно понять. Лучше купить на эти деньги продуктов детям, чем ежемесячно отдавать их за квартиру, которую они получили в полуразрушенном состоянии и ремонтировали своими силами. А, по сути, многодетная семья сейчас проживает в, казалось бы, честно заработанной квартире… незаконно.

Беспомощная помощь

Кроме того, квартира, не оформленная в собственность, не дает права семье на компенсацию расходов при оплате жилищно-коммунальных услуг для родителей, воспитывающих приемных детей. Хотя такая помощь оказалась бы весьма кстати.

Конечно, семья получает положенные приемным детям по закону ежемесячные пособия. До 7 лет – 6 600 рублей; старше 7 лет – 7 500 рублей; на двоих детей-инвалидов 17 000 рублей. Всего на семерых приемных детей Свечникову и Уймановой государство в настоящее время выплачивает 47 991 рублей. К тому же Наталья как приемная мать получает зарплату в 29 300 рублей и имеет возможность ежемесячно снимать до 18 000 рублей с пенсионного счета. С помощью нехитрой арифметики можно рассчитать, что средний доход на одного члена семьи из 11 человек составляет примерно 8 660 рублей в месяц. При этом величина прожиточного минимума в Кемеровской области на сегодняшний день – 9 260 рублей для трудоспособного населения и 9 135 рублей для детей.

"Правда, на Рождество нам давали бесплатные билеты на елку. Недавно ходили в цирк. И нам билеты предоставили за полцены – по 500 рублей. Я возила пятерых ребят. Вот и считайте 2 500 на билеты и 5 000 мы потратили на свистульки, шоколадки, фотографии с животными. Сфотались со всеми, с кем было возможно! Детям же не откажешь… А приемным детям особенно нужны позитивные эмоции. Что хорошего они видели в жизни?" – рассуждает Наталья Уйманова.

Глава семейства официально не трудоустроен – он занимается сельским хозяйством. Когда в семье в 2011 году родился третий сын Захар, и родители получили материнский капитал – они купили дом в деревне, завели скотину, кур. Теперь они засаживают огород в 60 соток, обеспечивая семью всеми необходимыми продуктами. Кое-какой доход дает продажа мяса. Николай практически круглый год находится в деревне. Хозяйство большое, работы много. Без него не прожить.

Чтобы хоть как-то решить жилищный вопрос, несколько лет назад Наталья и Николай обращались в администрацию города с просьбой предоставить землю под строительство дома. Чиновники предложили им самостоятельно найти участок, и если он окажется бесхозным, его оформят на супругов. На вопрос Натальи: "Вы предлагаете мне бросить девятерых детей и искать землю? Как вы себе это представляете?", сотрудники администрации не ответили.

"Тогда попросили администрацию разрешить приватизировать квартиру, чтобы продать ее и расшириться. Детей много, места не хватает. В ответ услышали: "А зачем вы этих детей набирали?" – сетует Наталья Уйманова.

Женщине некогда искать ответы на такие вопросы городских чиновников. Для нее важно, чтобы дети были сыты, здоровы, опрятно одеты, одарены теплом и лаской.

"Если бы была какая-то реальная помощь, я бы взяла еще десять детей. И пусть бы они росли в семье! Вы не представляете, как на душе радостно, когда я вижу, что получается что-то хорошее из ребятишек "слепить"! Цель моя – показать детям, что они нужны нашей семье, этому миру! Чтобы они радовались, чтобы у них был шанс на благополучную жизнь!" – эмоционально говорит Наталья.

…А совсем недавно еще одна новость, которая не добавила позитива многодетной семье. Постановлением № 3228 администрации города от 19.12.2016 г. дом № 9 по ул. Стройгородок признан аварийным и подлежащим сносу. Срок отселения физических лиц определен не позднее 31.12.2026 г. Барак должен быть снесен до 01.01.2019 г. Поскольку семья Николая Свечникова не имеет никаких прав на квартиру, то после сноса дома предоставлять им жилье, по сути, никто не обязан.

Правда, если глава семейства все-таки возобновит договор краткосрочного найма, то на момент сноса барака его семья будет отселена в аналогичное жилье из муниципального фонда коммерческого использования. Причем то, которое будет в распоряжении города на момент отселения. Какого качества окажется это жилье и будет ли оно в принципе, вряд ли кто-то сможет сказать наверняка…

Фото: VSE42.ru

Журналист: Анастасия Ландо
Барак дети жилье многодетная мать многодетная семья приемная семья семья
Расскажи друзьям

Соц.сети