«Машина судного дня»: первый кемеровский постапокалипсис

 2584 
08 Февраля 2016, 14:39

Атомная тревога разбивает стеклянный воздух на миллиарды мелких осколков протяжным воющим звуком. Люди муравьями высыпают на улицу, чтобы посмотреть на тёмное небо, вмиг ставшее беспокойным, и услышать самые страшные слова в своей жизни, произнесённые безликим голосом сверху: "Внимание! Это не учения…". Но никто не слушает фразу целиком, в сознание вгрызается единственная её часть: "До взрыва осталось пятнадцать минут". И некуда бежать, негде прятаться, ведь ядерная волна сметёт всё на своём пути, поэтому остаётся провожать взглядом стремительные ракеты и смотреть за горизонт в ожидании взрыва, похожего на гигантский гриб. И, быть может, до боли в пальцах сжимать руку любимого человека.

И всё это может произойти не где-то за тремя океанами, а здесь, в Кемерове, ведь именно таким наш город увидели два молодых режиссёра, решивших превратить его в ядерную пустошь. "Машина судного дня" – первый постапокалиптический триллер на земле кузбасской, повествующий о том, что нужно бояться не войны и атомных взрывов, а самих людей.

Сюжет прост, как три копейки, но и не на него здесь упор. Люди переживают последствия ядерной катастрофы, хотя под завалами похоронены ещё не все города. На руинах старого мира уцелевшие пытаются создать новый и руководствуются лишь законом джунглей: выживает сильнейший. Одни не чураются мародёрства и каннибализма, другие – нашли своё спасение в творце, который якобы явил им истинный путь. Но и первые, и вторые одинаково теряют основной дар цивилизации – человечность. Между двух огней мечется главный герой, молодой парень по имени Артём. Он, словно Данко, освещает своим сердцем путь случайных попутчиков, пока движется к собственной цели: найти любимую девушку.

ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2OTgiIGhlaWdodD0iMzkzIiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL2dMS1BhQ2VOTUd3P2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiIGZyYW1lYm9yZGVyPSIwIgogICAgICAgICAgICAgICAgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

Возникает неумолимое ощущение, что всё это мы где-то видели. На первой фразе протагониста: "Страшна не война, а люди", в голове словно по щелчку всплывает фраза "Война… Война никогда не меняется", и в очередной раз хочется пройти Fallout. Конечно же, не последнюю роль здесь играет и заглавная музыкальная тема, взятая из этой же игры, но режиссёры Виталий Журавлёв и Егор Бут-Гусаим успокаивают зрителей, что музыка будет авторской, просто чуть позже.

– Пока композитор не успел дописать оригинальный саундтрек, потому что занят другим проектом, но мы уже давно с ним договорились. Мы хотим, чтобы всё было по максимуму своим, авторским.

Однако всё же то тут, то там торчат "хвосты" более известных кинокартин: к примеру, в фильме нещадно эксплуатируются образы из "Книги Илая". Авторы этого не отрицают, наоборот, они сами говорят, что хотели сделать что-нибудь "голливудское", и вдохновлялись мрачной атмосферой не только постапокалиптических блокбастеров, но и неонуарного кино.

– Если делать обычную короткометражку с банальными вещами, зритель уснёт в зале. Мы хотели сделать что-то интересное и динамичное, – поясняет Егор Бут-Гусаим. – Вдохновлялись много чем: и играми, и другими фильмами – "Книгой Илая" и "Хранителями", например. Есть планы, как в фильмах Тарковского. Очень схожи, по крайней мере. Да и вообще множество таких моментов.

Но оставим отсылки, кто их не делает? Гораздо важнее тот факт, что пусть и с повторяющимися диалогами, клише и штампами, не самыми крутыми спецэффектами, парни сами сняли свой фильм – "от" и "до", без материальной поддержки со стороны. Хотя они только учатся на втором курсе в КемГИК.

– Денег мы практически не потратили – максимум десять тысяч, у нас же не было продюсера. Каждый помогал, как мог: одни одевали наших актёров, вторые приносили реквизит – оружие, например, другие – искали какие-то декорации. В общем, действовали как настоящая слаженная команда.

Виталий Журавлёв рассказывает, что на съёмки ушло около двух месяцев, ещё примерно месяц – на постпродакшн. Помимо этого, кино полностью переозвучивали, что заняло тоже немало времени. Однако и его не хватило, чтобы представить финальную версию, так что после предпоказа работа над "Машиной судного дня" продолжится. И через пару месяцев мы наверняка увидим более "вылизанную версию", возможно, с новыми сценами.

Тем не менее командно действовать получалось не всегда. Часто приходилось менять сценарий по ходу съёмок, поэтому, как заявляют создатели фильма, сценарий и сам фильм – хоть и одна история, но абсолютно разные произведения. Всему виной человеческий фактор.

– Почему возникали проблемы? Люди подводили. К примеру, сцену погони мы снимали в пять-шесть заходов, потому что мы приезжаем на съёмку, договорившись с командой, а тут один из актёров звонит и говорит: "Извините, ребят, я не могу". Соответственно, мы снимаем фрагменты, которые можем снять, ведь делать что-то надо – время поджимает, ведь ещё и главного героя в армию забирают. И такие случаи нередко происходили. Часто приходилось импровизировать, из-за этого вылетали какие-то важные детали, и мы монтировали в итоге то, что есть, – вспоминает Егор Бут-Гусаим. – Мы реально продумали весь сценарий, проделали огромную работу, но так как это наш первый опыт, ошибки есть, теперь мы их видим – что не получилось снять, а что сняли бы по-другому.

К "Машине судного дня" придираться можно бесконечно по огромному количеству вопросов и нюансов, но надо ли? Все мы помним две прописные истины, которые здесь сошлись воедино: "самое сложное – начать" и "первый блин всегда комом". К тому же фильм не претендует ни на какие награды – он снят, в первую очередь, чтобы режиссёры "пристрелялись" и нашли свой стиль, который со временем будет дорабатываться и совершенствоваться. Поэтому закроем глаза на огрехи, ведь это всё-таки первый кемеровский постапокалиптический триллер, и будем надеяться, что ядерная зима не наступит никогда.

Фото: Александр Патрин

Журналист: Максим Полюдов

Соц.сети