Кемеровский Гидрометцентр: искусство делать погоду

  0 
17 Июня 2014, 08:43

Предсказывать погоду – дело мало того что сложное, так ещё и неблагодарное. Если тепло и светит солнце, люди хотят, чтобы было пасмурно и шёл дождик. Если идёт дождик и пасмурно – хотят тепла и солнце. Причём, если нет ни того ни другого, винят, как правило, синоптиков, которые тут совершенно ни при чём. Прогноз погоды – не гадание на кофейной гуще, не спиритические сеансы по вызову духа Павла Глобы: это, прежде всего, научно обоснованное предположение, которое никогда и ни за что не может быть верным на сто процентов. Специально для читателей Vsё42 наш корреспондент выяснил, как же прогнозируют погоду в Кузбассе.

Метеорологическая станция

В Кемеровской области 21 метеостанция, и все они находятся вне города: как правило, в небольших населённых пунктах или недалеко от них. Мы отправились на станцию, которая расположена в Новостройке, рядом с Кемеровом.

Метеостанция выглядела как обычный сельский домик. Мы наверняка бы проехали мимо, если бы не увидели на его углу синюю вывеску "Отдел наблюдения". Ещё одна вещь, которая привлекла наше внимание в первую очередь, – огороженная площадка через дорогу со множеством странных приспособлений.

У двери нас встретил маленький, но злой пёс, а на его лай вышла и "хозяйка" станции – техник-метеоролог Валентина Черепнина.

– Может и укусить, так что проходите, пока я его держу. Охраняет нас и наши наблюдения, – улыбнулась она.

Cам "Отдел наблюдений" располагается в небольшой, но уютной комнатке, заставленной какими-то непонятными и древними на вид приборами.

– Например, давление мы определяем по ртутным барометрам. Им уже много лет, но они очень точные. Конечно, у нас есть и электронные датчики – барографы, но мы привыкли к нашим "старичкам", – рассказывает Валентина Анатольевна.

Оказалось, барометры – не самые старые приборы, которые есть в комнате: облакомеру, предназначенному для определения высоты нижней границы облаков, больше пятидесяти лет! Нажатием всего одной кнопки активируется коробка, стоящая снаружи: открывается крышка, и в небо уходит невидимый луч лазера, который и передаёт всю необходимую информацию на компьютер метеоролога.

Данные о погодных явлениях (о высоте облаков, давлении, температуре почвы, скорости ветра и прочих) снимаются в строго отведённое время. На стенке даже висит расписание, чтобы никто ничего не забыл (хотя техники-метеорологи и так помнят его наизусть). Как-никак, замеры нужно делать каждые три часа – и это норма не только для станции, где были мы; это норма для всего мира.

Кроме тех данных, которые автоматически фиксируются в компьютере, работники "Пункта наблюдения" многое записывают вручную, обрабатывают, кодируют, а после уже передают в областной Гидрометцентр посредством интернета, телефона и телеграфа. Об этом красноречиво свидетельствует стол Валентины Черепниной, заваленный кипой бумаг и исписанными ежедневниками, которые она старательно складывает в стопку.

Наконец, мы отправляемся на саму станцию, – ту, что сразу заметили по приезде сюда, – чтобы метеоролог рассказала нам, какие чудо-приборы за что отвечают. 

В глаза сразу бросается переливающийся на свету стеклянный шар, напоминающий знаменитый атрибут всевозможных гадалок и магов. К сожалению (или к счастью), будущее предсказывать он не может, зато способен фиксировать солнечную активность в течение дня. Это гелиограф. В прибор, в котором закреплён шар, вставляется бумажная лента со шкалой времени, а сам шар работает по принципу линзы. Когда появляется солнце, он выжигает отметки на ленте. Кстати, стекло тут тоже необычное – кварцевое, то есть разбить или серьёзно повредить его практически невозможно.

– Вообще, это очень древний прибор. Сейчас уже есть электронные аналоги, но пользуемся им вот уже почти десять лет. Чего с ним только не было – шар даже пытались украсть ребятишки, только им это не удалось, – вспоминает метеоролог. 

Следующее, что привлекло наше внимание, – странная будка, у которой нет обычных стенок: вместо них – жалюзи. Валентина Черепнина пояснила, что эта будка – психрометрическая, и именно она помогает определять настоящую влажность и температуру воздуха. Кстати, в белый цвет она окрашена не случайно: благодаря этому, солнечный свет максимально отражается, а сама будка нагревается гораздо меньше.

– Конечно, данные мы берём не с градусников, которые висят за окном. Внутри психрометра установлены свои термометры, которые свободно обдуваются со всех сторон, и на них не светит солнце, поэтому температура максимально точна. Помимо этого, есть "сухой" и "мокрый" термометры, и вот по разнице их значений с помощью специальной таблицы мы определяем влажность.

Такие измерители есть не только в психрометрической будке, но и под землёй. Они определяют температуру почвы на разной глубине. Например, коленчатые термометры Савинова помогают узнать температуру на глубине 5, 10, 15 и 20 сантиметров. Чтобы получить максимально точные данные, их обязательно нужно устанавливать в разрыхлённую землю под определённым углом – 45 градусов.

Имеются и более серьёзные приборы – самый большой вытяжной термометр достигает в длину 3 метров 20 сантиметров. В первую очередь они нужны для того, чтобы узнать, на какой глубине и насколько промёрзла или прогрелась почва. Эта информация, прежде всего, нужна проектировщикам.

Прямо посреди метеоплощадки расцвёл большой металлический цветок – осадкомер Третьякова. Как можно догадаться по названию, необходим он для того, чтобы измерять количество выпавших осадков. А жестяные лепестки защищают сосуд, стоящий в центре, от ветра.

Не так далеко расположился его антагонист – небольшой бассейн, заполненный водой, который измеряет испарение с водной поверхности. Благодаря этим наблюдениям, можно с большой точностью спрогнозировать вечерний дождь или грозу.

И, наконец, самые заметные атрибуты любой метеостанции – приборы на высоких мачтах, торчащие ввысь на несколько метров настолько, что их видно на большом расстоянии.

Один из них, пропеллерный анемометр, чем-то похож на "кукурузник", только без крыльев – он измеряет скорость ветра, которая определяется по количеству оборотов вертушки и автоматически передаётся на главный компьютер станции.

На одной высоте рядом с ним расположен флюгер Вильда, который рассказывает о скорости ветра и его силе.

– Сейчас этот флюгер используется в качестве резервного. Данные с него мы снимаем, только если на улице погода уж очень сильно буйствует, и нет возможности использовать электронные приборы. К счастью, такое бывает крайне редко.

С метеостанции вся информация отправляется в областной Гидрометцентр, который находится в городе Кемерово на бульваре Строителей. Туда-то и лежит наш дальнейший путь.

Гидрометцентр

Здесь есть много узкоспециализированных отделов, которые занимаются тремя из четырёх стихий и ещё кое-чем: землёй, водой, воздухом и общей экологией, но, так или иначе, все они связаны между собой. Нас же интересует непосредственно отдел прогнозов – место, где "делается погода".

Чтобы добраться до него, нужно зайти в здание Гидрометеоцентра через главный вход и подняться на четвёртый этаж. Там нас встречает полутьма коридора, а где-то в его конце тоненькой лучиной горит щель приоткрытой двери. Туда нам и надо.

Именно за эту дверь стекается информация со всех метеостанций Кемеровской области. Синоптики анализируют, кодируют и расшифровывают кучу различных данных. И уже, опираясь на них, два раза в день составляют прогноз погоды на сутки, попутно анализируя с помощью космических снимков и различных математических моделей.

Перешагнув порог, мы, как и подобает воспитанным людям, поздоровались. Нас тут же одёрнула женщина, которая оказалась начальником отдела гидрометобеспечения, – Светлана Наумова.

– Тсс, тут синоптики работают... Скоро прогноз выдавать, а дело это – кропотливое, требует большой сосредоточенности. Лишние звуки только отвлекают.

В итоге она нам рассказала, что и как тут работает. На самом деле, мы мало что поняли, потому что здесь сплошь и рядом одна математика, формулы да расчёты, которые были непонятны даже человеку, закончившему физмат, – то есть мне. В итоге, вздохнув, Светлана Анатольевна принялась объяснять всё на пальцах.

– Как вы догадываетесь, прогноз погоды не делается за две минуты, – начала она. – Чтобы рассчитать погоду один раз, нужно проанализировать сорок карт. Прогноз мы составляем два раза в сутки, карты обновляются каждые три часа, и все изменения на них обязательно нужно фиксировать. Получаешь много карт, накладываешь одну на другую, и таким образом составляешь общую синоптическую карту. Краткосрочный прогноз делать сложнее: там есть формулы, которые занимают несколько листов А4. Да-да, вы не ослышались, речь об одной формуле, такие и правда существуют. Кстати, точность такого прогноза очень высокая – 95-97 процентов.

Ещё одна сложность – все данные в отдел прогнозов поступают в зашифрованном виде. Вернее, это сложность для нас, потому что там, где простой смертный видит какую-то математическую абракадабру, опытный синоптик запросто может прочитать что-то типа "осадки выпали, облачность умеренная, ветер северный" и тому подобное, что вполне умещается в несколько цифр и букв на шифровке. Во время войны синоптический код даже использовали для передачи секретной информации: он был настолько сложен, что вражеские перехватчики попросту не могли его прочитать.

Но главное орудие любого синоптика – это синоптическая карта. Причём на ней не только Кузбасс. Ведь для расчёта точного прогноза для Кемеровской области нужно знать, какая погода сейчас в Европе. Тут всё взаимосвязано. Зато, чтобы понять, какая погода складывается там в последние часы, какой циклон и куда движется, не нужно анализировать все сорок карт: достаточно двух-трёх.

Помимо этого, у каждой области есть свои особенности, что усложняет прогнозы по конкретному региону. Поэтому то, что может быть хорошо для нас (какие-то ветра, явления, температуры), к примеру, для Томской области могут нести неприятные последствия.

– Наша территория – очень сложная. В Кузбассе, например, сложный рельеф, а если взять Томскую область, там всё "спокойнее": местность преимущественно ровная, много болот. Это всё влияет на погоду. Конечно, каждый синоптик может рассчитать прогноз для любого региона, но тот, который работает именно в своём, сделает это в разы точнее. Нам даже в институтах рассказывали, как учитывать особенности места, где ты живёшь, при расчёте погоды.

Кроме данных с синоптических карт всего мира, специалистам приходит и информация прямиком из космоса – со спутника. На каждые 200 километров – один радиолокатор. В этом радиусе он зондирует облачность, что помогает узнать, будет ли дождь и, если да, насколько сильный. Кстати, в прогнозе никогда не сообщается, во сколько именно выпадут осадки

– Например, мы знаем, что сегодня во второй половине дня пойдёт дождь: тут даже невооружённым взглядом видно, что облачность натекает. Но мы никогда не напишем, что, к примеру, дождь будет в шесть вечера, а в девять небо прояснится. В прогнозе мы просто скажем: сегодня ожидаются осадки. Потому что всё ещё может поменяться тысячу раз, ведь облако живёт всего три минуты.

Но на окончательном прогнозе погоды работа синоптика не заканчивается: ему ещё нужно "защитить" свои расчёты перед коллегами, объяснить, почему этот прогноз является максимально оправданным. Это нужно для того, чтобы, в случае ошибки, её легко было найти и учесть в дальнейшем.

И это – лишь верхушка айсберга. Из Гидрометцентра мы вышли с распухшими головами, но быстро их проветрили: в небе светило солнце, облаков почти не было, а дождём совсем не пахло. Грешным делом мы даже подумали, что наверняка синоптики просто ошиблись, но, спустя всего пару часов, ливануло как из ведра. Тут волей-неволей задумаешься, а не прибегают ли они к помощи магии, а тот гелиограф – и есть волшебный шар?

Фото: Максим Федичкин

Журналист: Максим Полюдов

Соц.сети