"Тепловая" война, штрафы и правовой тупик

  2167 
13 Июля 2018, 15:18

Недавняя громкая история с выбросами в атмосферу вредных веществ на Кемеровской ГРЭС якобы без надлежащей очистки с легкой руки областной прокуратуры получила широкий общественный резонанс. Еще бы: кемеровчанам важно, чем они дышат в и без того загазованном городе. Однако корреспондент VSE42.Ru решил разобраться в том, что на самом деле произошло с выбросами на энергостанции.

За все хорошее!

Сначала стоит напомнить официальную позицию прокуратуры, подкрепленную решением суда. Один из основных прокурорских посылов состоит в следующем: "Установлено, что в нарушение Закона предприятие (Кемеровская ГРЭС – прим. ред.) при сжигании топлива выбрасывает вредные (загрязняющие) вещества в атмосферный воздух без надлежащей очистки".

На этом, в принципе, можно остановиться. Враг определен, что, возможно, самое главное – оштрафован. А штрафные деньги, как водится, пойдут в бюджет.

Справедливости ради прокурорские не ограничились одним только штрафом. В суд ушло исковое заявление, в котором ГРЭС обязывается "осуществить мероприятия по улавливанию, утилизации, обезвреживанию выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, по сокращению таких выбросов на трех стационарных источниках".

Опять же, спорить с такой заботой о горожанах вряд ли кому в здравом уме придет в голову – требование справедливое. Как, впрочем, и "реализация мероприятий должна исключить превышение действующих нормативов допустимых выбросов на данных источниках".

Обвинять в данной ситуация прокуратуру даже как-то рука не поднимается. Этакий яркий пример борьбы "за все хорошее против всего плохого".

Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Собственно, именно этими подробностями и неплохо бы озаботиться, чтобы понять, в чем было нарушение с уровнем выбросов и, главное, почему в какой-то момент это нарушение вдруг возникло. Если, конечно, оно на самом деле существовало.

То есть работала Кемеровская ГРЭС, и все на ней было прилично. По крайней мере, прокуратуру устраивало. А потом в какой-то момент устраивать перестало.

Расчетным путем

Опять же, объективности ради стоит привести официальную реакцию Сибирской генерирующей компании (СГК), в состав которой входит ГРЭС. Сразу после публикации пресс-релиза областной прокуратуры энергетики озвучили свою официальную позицию, которая категорически разнится с точкой зрения профессионалов в юриспруденции, но, как видится, не самых больших специалистов в деле освещения и отопления города.

Во-первых, СГК сообщила, что "Кемеровская ГРЭС, как и все объекты СГК, работает в строгом соответствии с действующим законодательством в области охраны окружающей среды. В настоящее время Кемеровская ГРЭС имеет всю необходимую разрешительную документацию в соответствии с текущим топливным балансом и тепловой нагрузкой".

Можно ли в это поверить? Уверен, что да. Иначе прокуратура и другие надзорные органы давно бы уже пришли на электростанции компании с пачкой штрафных санкций.

Во-вторых, примечательно, что энергетики не стали уходить в глухую "несознанку" в том плане, что "мопед не мой, я его просто продаю". Сам факт того, что "превышение нормативов допустимых выбросов" все-таки произошло, СГК признала. Но здесь, как говорится, есть нюансы.

Превышение – это незалповый выброс. Оно было определено "расчетным путем". Проще говоря, количество выбросов суммарно (например, по году) превысило норматив, утвержденный ранее.

Само собой, хотелось знать почему. Впрочем, в официальной реакции энергетиков есть ответ: на Кемеровскую ГРЭС "увеличилась тепловая нагрузка". То есть станция стала вырабатывать больше тепла. Как следствие, сжигать больше угля. Соответственно, увеличилось количество выбросов.

При этом, как отдельно подчеркивается в сообщении СГК, "данный факт был своевременно отражен предприятием во всех государственных отчетных документах". В этой связи энергетики намерены отстаивать свою правоту в вышестоящей судебной инстанции, поскольку "коэффициент полезного действия (КПД) газоочистного оборудования Кемеровской ГРЭС отвечает проектным значениям, оборудование функционирует исправно, что было подтверждено в ходе проверок со стороны Ростехнадзора и Росприроднадзора в 2017 году". Соответственно, утверждение прокуратуры о том, что ГРЭС бесконтрольно и в больших количествах выбрасывает вредные вещества, по меньшей мере, беспочвенны. А, говоря по совести, спекулятивны. По крайней мере, именно такое мнение может сложиться у стороннего наблюдателя, который объективно пытается разобраться в ситуации.

Горяченькая пошла…

Вредные выбросы – это плохо. Утверждать обратное просто глупо. Но! Пока человечество не изобрело безотходной технологии производства тепла и электроэнергии. Не считая, конечно, различных "ветряков" и солнечных батарей, которых в условиях Кузбасса хватит разве что на тусклое освещение в таежной землянке. Да и то те же самые аккумуляторы солнечных батарей после их эксплуатации нужно как-то утилизировать. Так что выбросы в атмосферу – это пока неизбежная составляющая работы угольной генерации.

Публичная переписка – пресс-релизы прокуратуры и ответная реакция СГК – это все-таки достаточно официальная часть взаимодействия госведомства и бизнеса, в которой каждый отстаивает юридическим, а значит, достаточно путанным для рядового обывателя языком свою позицию. Поэтому журналист сайта VSE42.Ru решил пообщаться со специалистом, под непосредственным руководством которого и работает Кемеровская ГРЭС, обеспечивающая теплом жителей столицы Кузбасса – директором электростанции Сергеем Пушкиным.

По его словам, повышение валовых объемов выбросов по результатам 2017 года произошло потому, что именно тогда – летом предыдущего, 2016 года – энергетики по согласованию с городскими властями обеспечили круглогодичную циркуляцию теплоносителя. Говоря проще, догревали воду и летом. Это позволило решить сразу несколько важных проблем, с которыми сталкиваются жители города. В том числе кемеровчане, живущие в удаленных районах города, например, в Шалготорьяне, наконец, почувствовали всю прелесть того, что теперь им не надо долго спускать воду из "горячего" крана, чтобы оттуда пошла именно горячая вода.

С другой стороны, круглогодичная циркуляция теплоносителя положительно сказалась на работе теплосистемы города, в частности, во время запуска тепла в начале отопительного сезона.

В результате расход угольного топлива на такой "догрев" Кемерова увеличился, трубы ГРЭС дымили немного больше обычного летнего режима, что и дало ту самую прибавку в общегодовом размере выбросов.

– Тут существует некий юридический тупик. Чтобы утвердить дополнительный объем выбросов в соответствии с новым режимом работы необходимо сначала поработать в таком режиме. А когда работаешь в таком режиме, то по факту к тебе могут прийти надзорные органы и наказать. И неважно, что это делается по просьбе городских властей и на благо жителей Кемерова. Ни в прокуратуре, ни в суде этого слышать не захотели. И даже независимых экспертов, которых мы хотели пригласить на судебное заседание, отказались слушать, – рассказал Сергей Пушкин.

Оптимальный режим

В свете обнажившейся проблемы отдельно стоит поговорить о том, насколько тщательно энергетики Кемеровской ГРЭС подходят к вопросам очистки выбросов. Хотя даже в официальном заявлении СГК сказано четко: КПД очистного оборудования соответствует проектным значениям и находится в исправном состоянии.

Кстати, основной частью очистного сооружения на ГРЭС являются электрофильтры, в которых в результате коронирующих электроразрядов улавливается угольная зола, образующаяся во время сжигания угля. Эффективность электрофильтров – 98 процентов улавливания выбросов.

Что касается окислов азота, также неизбежно возникающих в результате сгорания угля, то в настоящее время реально эффективного оборудования по их улавливанию в мире, по сути, нет. С оксидами азота можно более или менее эффективно бороться только так называемыми режимными мероприятиями. А именно оптимальным режимом работы котлоагрегатов. То есть существует стандартный режим, предусмотренный проектом, а можно пытаться как-то влиять на процесс сжигания угля, варьируя объем подачи кислорода в печь. Снижение подачи кислорода приводит к снижению объема выделяемых окислов азота, но при этом сложно найти оптимальный режим, когда и окислов мало, и печь не гаснет.

Кстати, по словам Сергея Пушкина, на Кемеровской ГРЭС как раз сейчас идет работа в этом направлении. Специалисты электростанции отрабатывают уникальную технологию, "заточенную" именно под кемеровское теплооборудование. Стоит отметить, что стоимость пилотного проекта, который реализуется пока только на одном котле № 16, достаточно высока – порядка 30 миллионов рублей. Однако, в результате энергетики ожидают, что количество окислов азота в выбросах может сократиться на 25 процентов.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети