Мой парень – псих: история жертвы домашнего насилия

 3908 
20 Июля 2016, 11:01

Свои непродолжительные отношения жительница Кузбасса Александра Измайлова запомнила на всю жизнь: возлюбленный, с которым она познакомилась в интернете, быстро превратился в домашнего насильника и дважды за несколько дней сильно избил девушку, которая собиралась уйти от него.

Корреспондентам VSE42.Ru Александра рассказала о странностях молодого человека, его тёмном прошлом и травмах – физических и психологических.

Мы с Андреем начали общаться в марте 2013 года. С неделю переписывались, потом решили встретиться и сходить в кафе. Гуляли по городу, и за это время он показался мне интересным человеком. Никаких странностей при первой встрече я не заметила, только немного смутили шрамы на руках и голове, на что он ответил, что получил их в аварии.

Примерно через месяц предложил жить вместе с ним и его мамой. Всё было хорошо три месяца: встречал меня с работы, звал проводить время с его друзьями. Потом познакомился с моей мамой: сначала он показался ей нормальным, а потом она заметила странности, но мы же не слушаем мам…

Я напряглась, когда после работы он часто стал напиваться. Также насторожило его отношение к кошке: животное ничего особо криминального не делало – ну забралась она где-то по штанам, бумажку разодрала, а он её лупил жестоко. Ещё мы редко гуляли днём, когда было людно, чаще всего – по вечерам и очень "интересными" маршрутами: не по центральным улицам, а по дворам, и много времени проводили дома. Практически не ездили на общественном транспорте, а ходили пешком: наверное, он боялся и не любил людей.

За три дня до того страшного избиения Андрей ударил меня в подъезде стеклянной пивной бутылкой. У них на работе был корпоратив, и он перепил, после чего на жаре его "накрыло" и вырубило. Коллеги предложили довезти нас до дома, и, пока я дверь открывала, он где-то схватил эту бутылку и огрел меня по голове. Просто ни с того ни с сего. Вся майка, брюки, голова были в крови. Телефон я оставила у него дома, маме сказала, что мы поругались и я поехала к подруге ночевать, а он начал названивать маме и угрожать, мол, если я не позвоню, то он придёт в наш подъезд и повесится между этажами, что будет на нашей совести. Потом он приехал на такси за мной к подруге и забрал. Оправдала, вернулась: дура была. Мол, ну бывает, переклинило немного человека…

В тот страшный день Андрей встретил меня с работы подшофе. Естественно, мне это не понравилось – мы ещё на остановке поругались (кстати, пил в основном коктейли, от которых быстро дурнеешь).

В общем, ехали мы в автобусе, и он сделал вид, что ему стало плохо с сердцем (я склоняюсь к тому, что это была очень хорошая актёрская игра). Автобус остановили, нас высадили, вызвали "скорую", которая забрала его в больницу. Меня не взяли, я ведь не родственник. Я у него забрала телефон, документы, кошелёк и пошла домой. Собрала вещи, поняв, что не смогу с ним больше строить отношения, позвонила папе и брату, чтобы они приехали и помогли с переездом.

Пока они ехали, домой вернулся Андрей: видимо, сказал врачам, что всё нормально. На площадке тогда не было света, он постучал в дверь (деревянная, очень хлипкая – с пинка можно открыть). Я спрашиваю: "Кто?" – молчок. Решила, что это брат приехал, и открыла. Он увидел вещи, разозлился, наехал "Что ты у меня забрала ключи и телефон? Ты меня ограбила!" – и понеслось. Тут же начал меня бить и хватать.

Ему было всё равно, куда ударять: сначала – по лицу руками, потом – пинал в живот, по ногам (в основном по коленям, чтобы больнее было), чтобы уйти не могла, по рукам. По всему телу были синяки, подбит глаз, внутри зубами я порвала щеку, по уху сильно ударил, бровь разбил. После взял электрошокер в виде полицейского фонарика, который дома лежал, и "ужалил" им.

Ещё у него был пневматический пистолет. Брат мне во время происходящего звонил и говорил: "Дай Андрею трубку" (это было уже, когда все успокоились). Андрей тогда стоял с пистолетом и стрелял в пол. Потом-то я поняла, что пуль в нём на самом деле не было (я слышала хлопки воздуха), но тогда мне было очень страшно. Он брату сказал: "Даже если вы приедете, я всё равно её не выпущу".

Когда я бегала от него по квартире и пятилась, уронила телевизор, микроволновку, собирая всё подряд. Через какое-то время заявилась мама и сказала мне: "Вы мне разбили телевизор – купишь новый". А то, что у меня полный рот крови, разбитое лицо, мысли, что один глаз я потеряла навсегда, и истерика, – это нормально. И ещё его защищает, меня это так взбесило…

Потом уже подъехали брат и папа, вызвали полицию, его мама тоже вызвала наряд. Один ехал 40 минут, другой – 70. Меня за это время могли на месте убить. Началось всё часов в восемь вечера, а в полицию мы приехали в начале первого.

Вот когда пришла мама, он немного успокоился: хотя бы руки не распускал и сказал, что спать ложимся. Мы легли, и полиция приехала. Он попытался сопротивляться, но его быстро скрутили.

По дороге Андрей сделал вид, что ему опять плохо, его просто затащили в какой-то кабинет и положили на бетонный пол. Вызвали "скорую", врачи сказали: "Всё с ним нормально, он симулирует".

Уже потом, через какое-то время после избиения, мама мне сказала, что у него есть условная судимость: друг семьи во время наших отношений "пробил" всю его подноготную. Его осудили по статье "Угроза убийством": за то, что какое-то время насильно удерживал девушку долгое время (квартира в домах старого типа, у них в кухне как бы спуск в лазейку в подвал). Решили не озвучивать мне эту информацию. Потом мне это подтвердили в полиции. Как выяснилось, у него из психбольницы справочка была (это я узнала ночью после избиения): он должен был наблюдаться, но не ходил. Когда написала заявление и подняли дело, следователь это рассказал.

У Андрея есть дочь, он якобы платит алименты, поэтому ему дали условный срок за предыдущее преступление. По моему делу (скажу, забегая вперёд) ему дали три месяца обязательных работ, какой-то процент зарплаты отчислять государству, потому что у него был государственный защитник, и "условку".

Писала заявление под диктовку, потому что мозг не работал совсем. Составили схему квартиры, что и где происходило, должна была состояться очная ставка на следующий день, а он уехал на дачу и пропал: его отпустили из больницы, потому что обвинение ещё не предъявили. Мама адрес не говорит, я его тоже не знаю.

Его искали где-то четыре дня, он и его мама мне звонили и просили забрать заявление, Андрей извинялся, а я сообщила об этом в органы. В итоге он явился, я приехала в отделение, он вставал на колени и просил прощения. Инспектор, глядя на всё это, мне говорит: "Может, всё-таки простите? С кем не бывает", но я была непреклонна.

Целый месяц после избиения я ходила в одежде с длинными рукавами, закрытым горлом (летом!) и в солнцезащитных очках. Я боялась, что он на работу придёт, поэтому меня брат провожал, встречал, и всё это время была в сопровождении кого-то.

После я его видела пару раз, но пыталась избежать встречи: переходила дорогу, проезжала мимо остановки, где он стоял. Осенью, через несколько месяцев, был суд, и всё это время я не знала, что будет. Преследовать он меня не стал, наверное, потому, что побоялся ужесточения наказания. Что с ним сейчас, я не знаю и знать не хочу. Я для себя вынесла большой жизненный урок: нужно дольше встречаться и не съезжаться быстро, как мы, стоит узнать человека со всех сторон, чтобы ситуация, подобная этой, не повторилась.

*Примечание редакции: имена героев изменены.

**Читайте также: #ЯНеБоюсьСказать: сотни женщин рассказали в Сети, как их насиловали

Мария Миллер, практикующий психолог, психотерапевт

Как распознать потенциально опасного человека? Люди с поведенческими отклонениями не всегда буйные, не всегда выдают себя. Есть разные расстройства личности, которые не являются болезнью: например, биполярное расстройство, невроз и так далее. Люди с расстройствами всегда реагируют на происходящее социально адекватно.

А вот, например, с тяжёлыми заболеваниями, такими как шизофрения, всё обстоит иначе. Иногда может показаться, что человек употребляет в речи научные термины, но на самом деле таких слов нет; использует неправильные формы слов, говорит необычные вещи, начинает забывать, о чём спрашивал или говорил, у него сбивается речь. Иногда о её наличии говорят странная одежда или слишком много ярких цветов в ней.

Если нет наследственной предрасположенности, то шизофрения в большинстве случаев чем-то провоцируется: тяжёлым событием и последующим стрессом, может возникнуть на фоне злоупотребления алкоголем или наркотиками, а также после травм головы. У таких людей часто пропадает чувство сострадания, отзывчивости, любви к близким.

Главное – конечно, не провоцировать приступы агрессии и попытаться успокоить. Ведь человек может быть хорошим, но его поведение из-за недуга может стать отклоняющимся и даже опасным для жизни. В периоды приступов нужно обращаться к психиатру, звонить в "неотложку": врачи знают, как с ними разговаривать, как себя вести, могут дать нужные медикаменты. Отмечу, что не всегда можно понять, есть ли отклонения, по переписке (если мы говорим как раз о знакомствах в интернете): это зависит от стадии. Просто из общения или внешне распознать опасного человека не во время приступа, по-моему, невероятно сложно.

Если глубоко разбирать, то нужно понять, почему девушка начала с ним общаться: чем-то он её привлёк. Возможно, своей необычностью или романтичностью, загадочностью. Как всегда, всё идёт из детства, поэтому стоит в себе хорошо покопаться.

Фото: vse42.ru, "ВКонтакте"

Журналист: Ксения Ткаченко
анонимное интервью домашнее насилие избиение полиция психические расстройства шизофрения
Расскажи друзьям

Соц.сети