«Нехорошая квартира»: тридцать лет потопов

 3151 
31 Марта 2015, 16:57

В квартире на улице Черняховского, 1 – 6 проживает пенсионерка, ветеран труда и инвалид первой группы Людмила Петровна Булгакова. Вот уже тридцать лет её топит соседка сверху. И сделать никто ничего не может. Вернее, не хочет, потому что всем всё равно.

Проблема здесь не только в многократно загубленном ремонте: из-за постоянной сырости в квартире по углам поселился грибок, плесень и ещё непонятно что, от которых никак не избавиться. Бедная женщина обошла все инстанции и уже совсем отчаялась: сейчас она хочет, чтобы хотя бы не было грибка: из-за него она задыхается по ночам. Корреспонденты VSЁ42 заглянули домой к Людмиле Булгаковой, чтобы попытаться понять, как она живёт в таких диких условиях.

Первое, что бросается в глаза.. в нос, после того как попадаешь в квартиру, – сильный запах канализации. С примесью серы, будто бы здесь и правда с комфортом расположилась демоническая свита сатаны из булгаковской "нехорошей квартиры". Тем не менее фамилия – единственное, что объединяет известного русского писателя из Москвы и несчастную пенсионерку из Кемерова. В её квартире не пропадают люди, но может пропасть она сама: здоровье и так уже ни к чёрту, а тут ещё и это…

Всё началось лет тридцать назад. Тогда Людмилу Петровну впервые затопила соседка сверху – Инна Александровна Коган. Серьёзных последствий не было, но всё-таки ситуация неприятная. С годами она стала повторяться всё чаще и чаще, из-за чего это переросло в настоящую вражду между женщинами.

Кульминация случилась в 2010 году, когда пенсионерка больше не смогла этого терпеть и подала в суд на жильцов выше. Однако ни к чему хорошему это не привело: суд постановил выдать компенсацию обеим сторонам по двадцать тысяч рублей, ещё четыре тысячи из этой суммы вычли за независимую экспертизу. Итого – по восемнадцать тысяч на руки, но за что их получила та, по чьей вине и состоялся суд, Людмила Петровна не может ответить сама. Эти деньги жительница "нехорошей квартиры" потратила на ремонт, но всё повторилось снова, будто бы действия происходят в фильме "День сурка". Коган опять затопила Булгакову.

Сейчас соседка продаёт свою квартиру, на звонки не отвечает, дверь не открывает. Вроде как, у себя дома появляется редко. Связаться с ней не практически невозможно, но вода сверху не прекращает сочиться.

Активные "военные" действия ведутся как раз с 2010-го. Поле боя – квартира пенсионерки. На потолке – последствия от попадания "снарядов": расходящиеся паутиной трещины, на балконе – воронка от противопехотной мины. На штукатурке и по углам притаились диверсанты – плесень и грибок. Обои отслаиваются, обнажая потрескавшиеся стены в разводах.

– Да это пустяки, – отмахивается Людмила Петровна. – Инспекция приходила, под обои заглядывала, составляла акт.

В ходе инспекционной проверки выявили следы подтопления на потолке. Посоветовали решать вопрос либо напрямую с собственником жилья выше, либо подавать в суд. Что сделала Булгакова, вы уже знаете.

За грибок и прочие микроорганизмы в квартире Государственная жилищная инспекция отвечать не берётся – советует обращаться в Управление Роспотребнадзора по Кемеровской области. Там рекомендуют обратиться в районное РЭУ. Из ремонтно-эксплутационного управления приходят, чешут затылок и ничего не делают.

Тем временем 75-летняя пенсионерка покрывается сыпью и чешется – вся, а не только затылок. Дышать в квартире невозможно: от обилия неприятных запахов раскалывается голова. Всё, что она может, – бить тревогу и писать обращения во все инстанции. Письма отчаяния от неё уже получили Жилкомцентр, администрация города Кемерово, Государственная жилищная инспекция, Управление Роспотребнадзора, Департамент социальной защиты населения, РЭУ №21. Отовсюду – лишь отписки, но никаких действий. В 2014 году в районном РЭУ ей сообщили, что отвечать на её запросы и звонки больше не будут, – пусть сама разбирается со своими проблемами.

Людмила Петровна рассказывает, что получила инвалидность первой опорно-двигательной группы ещё в 1995-м. Тогда она была временной. Год спустя состояние пожилой женщины ухудшилось, а инвалидность стала постоянной. С тех пор она почти перестала выходить из дома, сегодня же не выходит вообще.

– Я тут дышать не могу, – сквозь слёзы одними губами произносит измученная пенсионерка. – У меня двери в комнаты из-за сырости не закрываются, разбухли, полы сгнили, плитка отошла. В туалете отдушину сделали, чтобы не воняло, новый унитаз поставили. Но всё без толку: от этого запаха не деться никуда.

Женщина уже практически опустила руки, но ей на помощь пришли неравнодушные люди из числа кемеровских активистов. И борьба развернулась с новой силой. Теперь уже они бегают по всем инстанциям, но, к сожалению, пока что тоже не особо успешно.

Дома у Булгаковой постоянно собираются круглые столы, на которых, кажется, присутствуют все, кроме тех, кого ждут больше остальных, – представителей администрации. Активистов они кормят обещаниями, которые не спешат выполнять.

– Да сколько можно! – возмущаются неравнодушные горожане. – Они издеваются над нами. Специально это делают. Ветераны и инвалиды – вот две категории социально незащищённого населения, к которым властные структуры относятся очень плохо и халатно. Они бьются за свои права, но ничего не могут добиться.

На данный момент всё, что могут сделать добровольные помощники пожилой женщины – это всеми способами пытаться привлечь внимание соответствующих инстанций. Иными словами, делать всё, что хотя бы чуть-чуть поможет поддержать Людмилу Петровну Булгакову – ветерана труда и инвалида первой группы, пенсионерку 75 лет. Которая по ночам задыхается в собственной квартире.

Фото: Александр Патрин, Максим Серков

Журналист: Максим Полюдов
ветеран грибок затопление инвалид нехорошая квартира пенсионерка плесень потоп социалка Черняховского
Расскажи друзьям

Соц.сети