Александр Юган: "Я знаю, кто хочет помешать моему бизнесу!"

  5886 
30 Августа 2018, 13:44

Недавно в анонимных телеграм-каналах и некоторых интернет-СМИ произошел громкий информационный вброс: известный кузбасский предприниматель Александр Юган попал в неприятную ситуацию. То ли его задержали, то ли арестовали, то ли допрашивают. Новость эта, как оказалось, фейковая. А сам предприниматель уверен, что за ней стоят недоброжелатели, не желающие рассчитываться с ним по долгам. Подробности выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Уголовное дело

Разумеется, такая "бомба", как неприятности с правоохранительными органами, многих кузбассовцев не оставила равнодушными. И это вполне объяснимо. Ведь Александр Юган – человек известный в регионе настолько, что может в этом плане потягаться даже с крупными угольными генералами Кузбасса. Например, он являлся владельцем такой компании как "КЕМ-ОЙЛ ГРУПП", "Сектора Е" в Шерегеше, а также популярного у многих жителей Кемеровской области и гостей горнолыжного курорта спортивно-туристического комплекса "Медвежонок". Более того, Юган – инвестор весьма амбициозного многомиллиардного проекта в Алтайском крае "Алтаймясопром".

Так что "наезд" на кузбасского предпринимателя явно не мог пройти незамеченным. Редакции сайта удалось связаться с Александром Юганом и взять у него эксклюзивное интервью, в котором предприниматель открыл завесу тайны над происходящим.

– Александр Матвеевич, начну с того, что больше всего сейчас обсуждается. В интернет-СМИ и телеграм-каналах активно распространяются слухи, что вы чуть ли не под арестом. Что же происходит на самом деле?

– Да ничего такого не происходит. Как вы сами видите, мы сидим с вами в кабинете, никаких наручников, никаких охранников. Единственное, что приходит в голову, говоря о причинах подобных слухов, это уголовное дело, возбужденное по статье 195 УК России "Неправомерные действия при банкротстве". Оно действительно существует, но касается того, что происходило на "Алтаймясопроме" во время процедуры банкротства при конкурсном управляющем, назначенном судом по ходатайству основного кредитора, которым является Внешэкономбанк.

Выдуманные претензии

– То есть можно сказать, что у слухов есть все-таки реальные основания?

– Да в том-то и дело, что есть, но ко мне они никакого отношения не имеют. Здесь стоит немного рассказать историю начавшегося банкротства предприятия, основным инвестором которого я являюсь.

Изначально, еще в 2010 году, строительство свинокомплекса началось на том условии, что я вкладываю в него часть денег, а еще часть – Внешэкономбанк, он же главный кредитор. Позднее, когда "Алтаймясопром" вышел бы на проектную мощность, я смог бы рассчитаться с банком – и на этом все. Однако в 2015 году, когда управленческая команда в ВЭБ сменилась, в один прекрасный момент кредитная линия была закрыта, а финансирование строительства прекратилось. Более того, тот же кредитор под управлением этой "новой команды" принял решение обанкротить предприятие.

Говоря формально, юридические основания для этого имелись – возникла небольшая задолженность по уплате процентов. Но это, по большому счету, оперативная ситуация, которая, при желании, могла быть легко улажена. Однако, повторюсь, новые управленцы банка решили пойти по пути банкротства, назначив в итоге распродавать активы свинокомплекса "своего человека". В том смысле, что конкурсный управляющий был назначен по ходатайству именно ВЭБ. А после прихода на предприятие этого человека, как видится, и началось то, что позднее привлекло внимание правоохранительных органов и стало причиной возбуждения уголовного дела по статье "Преднамеренное банкротство". Как вы сами понимаете, именно управляющий вправе принимать все решения, так или иначе влияющие на судьбу предприятия, а вовсе не, например, собственники.

– Получается, что ситуация с вопросами со стороны правоохранительных органов к вам – это чистая выдумка?

– Разумеется! Более того, отдельно подчеркну, что недавно – с приходом в ВЭБ новой управленческой команды во главе с бывшим вице-премьером правительства России Игорем Шуваловым – наметился принципиальный положительный сдвиг по "Алтаймясопрому". В настоящее время между нами обсуждается подписание мирового соглашения. И я, как инвестор, и банк, как кредитор, – мы готовы возобновить совместное финансирование строительства предприятия. Если все пойдет нормально, то уже к концу 2019 – началу 2020 года оно сможет выйти на проектную мощность. Не буду говорить о каких-то частных деталях, но вот только один факт: с запуском свинокомплекса здесь будут трудиться порядка полутора тысяч человек. Так что сами судите о масштабах этого сельхозпроизводства.

Репутация дороже денег

– Тогда почему именно сейчас какие-то неизвестные люди решили вбросить информацию о том, что у вас проблемы с законом? Или это простое совпадение? И главное – кому выгодно вас дискредитировать?

– Уверен, что нет, не совпадение. Более того, у меня есть веские основания полагать, кто те недоброжелатели, которые пытаются опорочить меня. Само собой, сейчас я не могу это доказать с документами на руках. Поэтому и называть имена этих людей я не стану. Однако я четко уверен в том, кто и зачем сейчас делает эти вбросы. Тем не менее, для вашего понимания я кратко изложу одну ситуацию, а ваши читатели пусть уж сами сделают выводы, имеет ли она какое-то отношение к тому, о чем мы говорили выше.

Несколько лет назад ко мне обратились акционеры небезызвестного "Кузбассхимбанка". Они попросили оказать помощь, поскольку эта финансовая организация находилась в тяжелом экономическом положении. Просьба сводилась к следующему: банку срочно нужны были деньги, в противном случае ему грозило банальное исчезновение. От меня требовалось следующее: выкупить часть акций.

Я пошел навстречу. Правда, сам не стал приобретать акции. Тем более, что речь шла о пакете в 65 процентов и, соответственно, о достаточно большой сумме. Ведь я не занимался банковской деятельностью, и мне это было просто не интересно. Однако дал нескольким своим знакомым взаймы деньги, на которые они и приобрели пакет акций. А на общую стоимость купленных акций банк выдал кредит. Позднее в залог этого кредита пошла база "Медвежонок" с офисом в Кемерове.

По большому счету, это было джентльменское соглашение: я помогаю банку восстановить финансовую стабильность под гарантии возврата моих денег. Такая достаточно простая схема. Позднее акции были выкуплены обратно, однако по номинальной, а не рыночной стоимости, кратно меньше той, по которой приобретались первоначально. Говоря проще, джентльменское соглашение было нарушено. И, как вы понимаете, не мной.

Далее последовали совсем уж неожиданные для меня действия. Право требования кредита банк перепродал третьим юрлицам, по моим сведениям, связанным с его акционерами. В результате ТСК "Медвежонок" оказалась в руках этих "кредиторов". По крайней мере, они так считают.

Само собой, с такой ситуацией я мириться не могу и не буду. Уже в ближайшее время я намерен обратиться в суд с требованием наложить арест на 65 процентов акций "Кузбассхимбанка" и восстановить статус-кво.

Кроме этого, в настоящее время мои юристы уже написали заявление в правоохранительные органы с сообщением о преступлении. Так что, полагаю, есть все основания ожидать, что в ближайшем будущем появится новое уголовное дело.

– Как вы считаете, почему информационные вбросы появились именно сейчас?

– А тут все совсем просто. В настоящее время у меня проходит сделка с новосибирскими бизнесменами по продаже принадлежащего мне "Сектора Е" в Шерегеше. Могу предположить, что кинуть в меня грязь сейчас – это прямая попытка оказать давление на ход сделки и на моих партнеров по ней. И, как следствие, нанести еще больший финансовый урон моему бизнесу. Видимо, для того, чтобы мне стало не до ситуации с акциями банка.

Думаю, что эти "коварные" планы не сбудутся. Я принципиальный человек и опытный бизнесмен. За многие годы работы я всегда следовал требованиям закона, и за все это время ко мне никаких претензий со стороны правоохранительных органов не возникало. Так что моя репутация мне дороже, чем деньги. И я готов отстаивать ее всеми законными способами.

К сожалению, для этого придется пройти в том числе и судебные инстанции. А это, сами понимаете, достаточно затратно и по времени, и по усилиям. Но я считаю, что, во-первых, необходимо строго следовать букве закона. А во-вторых, держать данное своим бизнес-партнерам слово. Это мои главные принципы – нравится это кому-то или нет. Более того, когда я смогу установить заказчика информационной атаки на меня, а я все для этого сделаю, то приложу максимальные усилия, чтобы привлечь его к ответственности за клевету и моральный вред.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети