Квартира: было ваше, стало наше

  7221 
06 Июня 2018, 14:02

Олег Мусафулин купил в Кемерове квартиру и перевез в нее всю семью. Но счастье на новом месте длилось недолго: у мужчины отобрали жилье. В ситуации разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Запоздалое наследство

В жизни шахтера Олега Мусафулина ничего не предвещало беды. Много лет мужчина жил и работал в Анжеро-Судженске, а когда дочь решила поступать в кемеровский вуз, перевез семью в столицу Кузбасса. Чтобы обосноваться в Кемерове, им пришлось продать свое имущество – квартиру, дачу и автомобиль. Вырученной суммы хватило, чтобы приобрести двухкомнатную квартиру в хрущевке на проспекте Ленина, 99.

Новоиспеченные хозяева сделали в двушке ремонт. Да и вообще быстро обустроились на новом месте: супруги нашли работу, а их дочь отлично справлялась с учебой. Но примерно через полтора года идиллии пришел конец. На Олега подали в суд в связи с тем, что квартирой он владеет незаконно.

Истицей выступила Юлия Сураева. Согласно материалам дела, она хорошо знала Валентину Марчук – предыдущую хозяйку квартиры, купленную Олегом Мусафулиным. Родственников у пожилой женщины не было, поэтому Сураева ухаживала за ней и всячески помогала. Например, оплачивала коммуналку и снабжала деньгами. Стоит подчеркнуть, что делалось это "по обоюдной договоренности". Частью которой, видимо, было включение Сураевой в завещание бабушки. Поэтому вполне логично, что после смерти Марчук она стала оформлять свои наследственные права на квартиру.

– Сураевой просто повезло найти такую одинокую женщину. Которая могла выпивать и подмахнуть завещание, а потом просто забыть про него, – говорит Олег Мусафулин.

Конечно же, это просто предположение. Озвученное, к тому же, заинтересованным лицом. Ведь в результате сложившейся ситуации Олег лишился квартиры, которую купил на свои кровные деньги.

Мертвецы в "Росреестре"

Рынок недвижимости является одним из самых притягательных для мошенников. Ведь здесь оперируют немалыми денежными суммами. Для присвоения которых аферисты придумывают все новые и новые схемы. Жертвой одной из них и стал Олег Мусафулин, купивший квартиру со "смертельным" следом.

Началось все с того, что примерно за месяц до своей смерти Марчук оформила доверенность на продажу своей квартиры на некоего Сергея Володина. Удивительным выглядит тот факт, что удостоверили ее нотариус в Новокузнецке в то время, когда Марчук находилась на стационарном лечении в кемеровской городской больнице №11.

"Допрошенные по делу свидетели…суду пояснили, что в периоде прохождения лечения…Марчук В.С. в г. Новокузнецк не выезжала, и об удостоверении какой-то доверенности на продажу квартиры ничего не говорила, намерений продать квартиру…не высказывала", – говорится в решении суда.

Дальше – больше. Володин по полученной доверенности продал квартиру некоему Вячеславу Павлову. Как и положено, сделку зарегистрировали в Управлении Федеральной регистрационной службы по Кемеровской области. И все бы ничего, если бы не два "но".

Во-первых, к моменту заключения сделки Марчук уже несколько месяцев была мертва. А значит, вместе с ее смертью доверенность на продажу квартиры прекращала действовать.

Во-вторых, к моменту заключения сделки был мертв и Володин. Более того, он был мертв еще за два месяца до того, как получил доверенность на продажу квартиры Марчук. Это наводит на мысль о том, что доверенность была фальшивой. Подтверждает это и нотариус Ольга Шайбина, которая якобы удостоверяла эту доверенность. В ответе на запрос суда она утверждает, что этого не делала, и в ее архивах информации о доверенности от имени Марчук нет.

– Даже в страшном сне не мог себе представить, что в государственную структуру может войти покойник и продать квартиру по доверенности, – восклицает Олег Мусафулин.

Так или иначе, получается, что в Росреестре заключили сделку с участием мертвого человека. Причем, как следует из официального ответа Ольги Калиничевой на тот момент временно исполняющей обязанности руководителя управления, "при приеме документов на государственную регистрацию специалистом, ответственным за прием документов, были установлены в соответствии с п. 78 Административного регламента личности заявителей, в том числе документы, удостоверяющие личность".

В таком случае остается только позавидовать эзотерическим способностям специалиста "Росреестра", который смог проверить документы у покойника. И удивляться тому, что несколько месяцев сведения о смерти Володина и Марчук, согласно все тому же ответу Калиничевой, "в регистрирующий орган не поступали". Произошло ли это из-за банальной халатности конкретного специалиста или по злому умыслу, остается только догадываться.

Без вины и без защиты

На этом "смертельный след" вокруг квартиры не прерывается. Всего через две недели(!) после покупки квартиры Павлов продал ее Константину Галлеру. Совпадение ли, но некоторое время спустя продавец умер.

Немногим дольше пробыл хозяином квартиры и Галлер. Спустя месяц он продал ее Олегу Мусафулину, который вместе с семьей проживал в квартире вплоть до появления претензий от Сураевой. Суд признал недействительным договор купли-продажи между Володиным и Павловым и постановил "истребовать квартиру из незаконного владения…и передать ее в пользу Сураевой".

– Нас признали добросовестными приобретателями. Мол, мы хорошие ребята, не мошенники, но квартиру у нас отобрали, и зимой, в январе, выгнали на улицу. Я обратился за помощью в администрацию, где мне посоветовали взять ипотеку, если не хочу остаться бомжом и купить квартиру в новостройке, чтобы вновь не оказаться в такой ситуации, – рассказал Олег Мусафулин.

В итоге он действительно взял ипотеку, которую платит до сих пор и будет выплачивать даже после достижения пенсионного возраста. Несмотря на статус добросовестного приобретателя, никакой компенсации Олег не получил – она не предусмотрена законодательством. А следствие по уголовному делу о мошенничестве, в результате которого мужчина понес особо крупный материальный ущерб, прекратили "в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого".

– Почему я должен расплачиваться за ошибку специалиста "Росреестра"? Ведь квартиру я покупал по документам "чистую", даже выписка из ЕГРН об этом есть. Получается, они никакой ответственности не несут и мошенники этим пользуются. А мне остается разве что подать в суд на Галлера, который тоже был обманут и признан таким же добросовестным приобретателем. И даже если я выиграю суд, взять с него все равно нечего, – рассказывает Олег Мусафулин.

Мужчина обращается в различные инстанции за помощью, но не может ее получить. Все упирается в то, что не принят закон о защите прав добросовестных приобретателей, который предусматривал бы компенсацию для пострадавших от действий мошенников. Проект закона внесли на рассмотрение в Госдуму в августе прошлого года, но депутаты до него так и не добрались. Для Олега Мусафулина и оказавшихся в такой же ситуации людей это промедление народных избранников действительно подобно смерти: они лишаются и купленных квартир, и денег.

Фото: VSE42.Ru

Соц.сети