"Зимняя вишня": пострадавшие, которых нет

  31932 
31 Мая 2018, 11:39

Два месяца уже прошло после трагедии в кемеровском ТРЦ "Зимняя вишня", в пожаре которой, по официальным данным, погибли 60 человек, из которых абсолютное большинство – это дети. Основная помощь и поддержка в первые дни была направлена именно тем, кто потерял близких. Но, как выяснилось, в огне погибли не только люди. Судьбу тех, кого забыли в дыму "Зимней вишни", выяснял корреспондент VSE42.Ru.

Конец бизнеса?

Пострадавшие от пожара в "Зимней вишне", о которой не спешат вспоминать власти, – это предприниматели. Как арендаторы сгоревшего торгового центра, так и собственники помещений. Для многих из них в результате трагедии не только закончился бизнес. Для многих закончилась жизнь. По крайней мере, в привычном смысле.

Эти люди – вовсе не богачи-олигархи. Они собственным, порой, достаточно тяжелым трудом зарабатывали какой-никакой доход. Более того, создавали те самые рабочие места, которых сегодня так не хватает в Кемерове и на которые так любят ссылаться в своих отчетах чиновники разного уровня. Ставя создание этих мест, разумеется, в заслугу себе. Когда у них случилась беда, те же самые чиновники просто забыли о предпринимателях. По крайней мере, складывается такое ощущение.

Разумеется, потерю собственного бизнеса не поставишь на одну чашу весов с горем родителей, потерявших в пожаре детей. Хотя здесь у каждого свое горе, своя беда. Тем не менее, реакция на обращения предпринимателей со стороны власти была принципиально иной.

По словам самих "субъектов малого предпринимательства", которым довелось работать в "Зимней вишне", сначала чиновники им говорили, мол, "подождите, не до вас сейчас". Затем общение, которого люди ждали со стороны представителей власти и вовсе сошло на нет и свелось, по оценке предпринимателей, к отпискам.

Дошло до того, что предприниматели-погорельцы были вынуждены обратиться к врио губернатора Кемеровской области Сергею Цивилеву с просьбой о личной встрече и защите их прав. По разным данным, в настоящее время под этим обращением поставили свои подписи до 50 человек.

Отменившиеся свадьбы

Справедливости ради стоит отметить, что среди магазинов, работавших в ТРЦ "Зимняя вишня", были и относительно крупные сетевые. Например, торгующие бытовой и компьютерной техникой. Но были и совсем мелкие, оборот которых едва ли составлял 100 тысяч рублей в месяц. Не говоря уже о чистой прибыли.

И если "крупняк" как-то еще может побороться за свои права: есть, например, в сети и другие магазины, которые позволят банально работать дальше. Да и штат юристов будет отстаивать интересы в судах.

А вот "мелочь" – тут история совсем другая. В этом случае вопрос даже не о выживании бизнеса и его владельцев, а в том, например, как свести концы с концами или просто собрать в школу детей.

Пожалуй, к такому "микроскопическому" бизнесу можно уверенно отнести ателье Олеси Чупрыниной. В отличие от привычной торговли, суть которой, как ни крути, сводится к принципу "купил дешевле – продал дороже", Олеся занималась самым что ни на есть производством. Причем не только сама сидела за швейной машинкой, но и обеспечивала работой еще четырех человек.

– Я вышла из ТРЦ за полчаса до пожара. Больше своего ателье я не видела. В огне сгорело не только все оборудование, но и материалы моих заказчиков. А это были свадебные салоны. Мы подшивали, подгоняли по фигуре и так далее, свадебные платья. Цена каждого из них от 30 до 50 тысяч рублей. В момент пожара у нас было пять таких платьев. Так что в огне не только сгорели наряды, но и у кого-то отменилась свадьба, назначенная на ближайшие дни, – рассказала Олеся Чупрынина.

По ее словам, общий ущерб составил порядка 2 миллионов рублей, однако документально она, скорее всего, сможет подтвердить только 1,4 миллион рублей.

– Я одна воспитываю двоих детей. Старший в этом году заканчивает школу, а у меня нет даже денег собрать его на выпускной вечер. Встала на биржу труда, но там не предлагают ничего стоящего. Теперь думаю, что делать дальше. Младший ребенок закончил первый класс. Обратилась за помощью к депутату кемеровского горсовета. Тот ответил, что старшему не поможет, а младшему, вроде, должны – из бюджета. Обратилась к замгубернатора Черданцеву. Ответа до сих пор нет, – говорит Чупрынина.

К счастью для Олеси, на помощь совершенно неожиданно пришли ее клиенты, которые много лет сотрудничали с ней. Собрали немного денег, на которые сейчас и живет ее семья. Говорит, что те же знакомые обещают помочь с покупкой швейной машины, чтобы Олеся могла вновь начать работать и хоть что-то зарабатывать, чтобы накормить себя и своих детей.

– Мне, по большому счету, повезло. Все-таки 2 миллиона рублей не такой огромный ущерб, как у некоторых предпринимателей. Надеюсь, получится как-то выйти из этой ситуации, – с надеждой говорит Олеся.

Но материальные проблемы – это далеко не все. После пожара у Чупрыниной начались проблемы со здоровьем. Она рассказала, что ее мучают приступы изматывающего астматического кашля. Но даже на прием к врачу она с тех пор не может попасть. Ближайшая очередь в поликлинике подойдет только 9 июня.

Возможно, причины такого "внимания" к проблемам, материальным и не только, со стороны и властей и того же здравоохранения, как раз и кроется в том, что никто не считает их пострадавшими.

10 дней

А вот еще одна история из числа "непострадавших". Причем, из разряда тех, по сравнению с кем Олесе Чупрыниной "повезло". Это Наталья Брюхова. Точнее сама Наталья, ее муж Виталий и его сестра Светлана. Собственно, формально главой семейного бизнеса является как раз Светлана Брюхова, открывшая ИП на свое имя.

Родственники уже несколько лет работали, видимо, вполне успешно. Занимались продажей детской обуви "Антилопа". Раньше занимали торговые площади в небезызвестной "Лиге", однако решили немного расшириться и перестать наконец быть простыми арендаторами. Короче, пообщались с представителями "Кемеровского кондитерского комбината" и – ударили по рукам. Мол, покупаем небольшую часть в "Зимней вишне" и начинаем работать там. Оно и понятно: место более проходимое, покупателей заметно больше.

Иначе как фатальной ошибкой кемеровских предпринимателей это решение и назвать нельзя, учитывая, что магазин они открыли всего лишь за 10 дней до трагедии – 15 марта 2018 года.

Более того, специально под открытие, чтобы привлечь потенциальных покупателей большим ассортиментом, предприниматели взяли крупный товарный кредит у поставщика: завезли в магазин обувь на 18,5 миллионов рублей. И еще торгового оборудования на 500 тысяч рублей.

– Я сразу обратила внимание, видимо, опыт жизненный сказался, не увидела никаких ни порошковых огнетушителей, ни труб, например, на потолке. Попросила сразу мужа хотя бы огнетушитель принести. А уж какие нарушения были в целом по центру! Проходы к лифту завалены картонными коробками, мусором каким-то. Не знаю, как этого могли специалисты не замечать, – вспоминает Наталья Брюхова.

Как бы то ни было, отсутствие системы пожаротушения и прочие, по их словам, нарушения в ТРЦ не заставили отказаться от своих намерений и открыться в "Зимней вишне". Произошедший 25 марта пожар превратил в пепел все, что находилось в магазине Брюховых. Общий ущерб – 19 миллионов рублей.

– Это огромные деньги. Рентабельность нашего бизнеса не была такой, чтобы много зарабатывать. Сейчас, когда мы всем должны, нам даже продать особо нечего, чтобы начать рассчитываться. Ну вот, например, решили дачу продать. Выставили ее за 1,5 миллиона рублей. Но это всего лишь малая часть наших долгов, – говорит Наталья.

По ее словам, поставщики, предоставившие товарный кредит, пока перенесли сроки расчета по обязательствам. Сначала предполагалось, что кемеровчане должны перечислить деньги за полученный товар через месяц. Затем сроки по обоюдному согласию сдвинулись еще на месяц. Деньги за это время у Брюховых, разумеется, не появились. Сейчас они пытаются договориться об очередной отсрочке.

– Самое обидное, что мы как раз собирались застраховать свой бизнес, поскольку должны были заключить под кредитные деньги договор купли-продажи на часть ТРЦ. А согласно кредитному договору, это обязательное условие. Но представители кондитерского комбината что-то с документами не успевали и договор не заключали. А потом случился пожар, – продолжает Наталья Брюхова.

Стоит отметить, что под более или менее успешный бизнес Светлана Брюхова решила купить в ипотеку квартиру – надеялась своевременно рассчитываться за новое жилье. А накануне пожара выяснилось, что она беременна. У Натальи и Виталия тоже хватает финансовых обязательств. Однако теперь Брюховым просто нечем платить даже поставщикам – банально нет работы.

Пытались договориться "встать" в каком-нибудь другом торговом центре в долг, оплатить месяц работы по его итогам, а не авансом, однако их администрации к погорельцам участия особого не проявили – отказали. Обращались к чиновникам. Даже до уполномоченного по правам предпринимателей дошли. Толку никакого.

– Латышенко (Елена Латышенко, кузбасский бизнесомбудсмен) сказала, что, мол, бизнес – это всегда на свой страх и риск, – завершает разговор Наталья Брюхова, добавляя, что разве можно предусмотреть такой риск, как полная неготовность, казалось бы, современного торгового центра к возможному пожару и неоснащенность ТРЦ средствами систем пожаротушения.

Не помогли?

Если чиновники, депутаты и прочие представители власти не должны (не могут, не хотят) помогать кемеровским предпринимателям-погорельцам – это вполне логично. Возможно здесь работает следующий принцип: мол, пусть эти барыги сами расхлебывают кашу, в которой они оказались. И не беда, что среди этих "барыг" одинокая мать, воспитывающая двоих детей, беременная женщина с ипотекой на руках или кто-то еще. И, конечно, тот факт, что человек, который своими руками шил свадебные платья, часами просиживая за швейной машиной – вовсе не является барыгой, но вряд ли это тревожит чиновников. О таких кемеровчанах, видимо, думать в контексте "Зимней вишни" не стоит. И не беда, что пожар лишил средств к существованию не только Олесю Чупрынину, но и четырех ее работниц. Тоже, видимо, чиновникам из-за этого тревожиться не надо.

Кстати, интересный факт. Сразу после пожара потерпевшим предложили возможность психологической реабилитации. Когда же, например, Наталья Брюхова, тоже признанная потерпевшей, решила воспользоваться этой возможностью, выяснилось следующее. Оказывается, для родственников погибших и получивших травмы в пожаре психологическая помощь предоставляется бесплатно. Для предпринимателей-погорельцев – исключительно за деньги. По крайней мере, так сообщили Наталье.

Но и это еще не все. По меньшей мере весьма странно, что даже в настоящее время, спустя два месяца после пожара, многие коммерсанты, как собственники, так и арендаторы, не знают толком "куда бежать". Например, те из них, что приняли участие во встрече с частными юристами, состоявшейся 29 мая, даже толком не знали, как именно надо оформить документы на причиненный в результате пожара ущерб. В этот раз юридическая консультация досталась им совершенно бесплатно.

Понятно, что ни один юрист не пойдет в суд бескорыстно, так что их мотивация даже с корыстной точки зрения вполне понятна. Но хотя бы подсказали, какие документы нужны и как их оформить – это уже полдела. Поскольку на услуги юристов у части предпринимателей пока в принципе нет денег – речь идет о том, чтобы найти их на то, чтобы накормить детей и себя. Так что безвозмездная помощь со стороны законников оказалась весьма кстати. Ну а что будет потом и сколько возьмут юристы за представление интересов в суде – это, как говорится, другая история.

А вот представители областной или муниципальной власти не смогли обеспечить предпринимателям, лишившимся в пожаре "Зимней вишни" своего имущества, оставшихся, порой, без средств к существованию, хотя бы минимальной бесплатной юридической помощью. Притом, что никаких особых денег из бюджета на это не требуется.

Фото: VSE42.Ru

Журналист: Игорь Рожков

Соц.сети