БезОПАСНОСТЬ под землей

 2127 
02 Марта 2018, 16:59

Безопасность шахтерского труда, пожалуй, самая обсуждаемая тема в Кемеровской области многие годы подряд. И это не случайно для угледобывающего региона, где ни один год не обходится без "нулевых" случаев в шахтах, а на Дне шахтера всегда принято поминать тех, кто не вышел из забоя. Что сегодня делается для обеспечения безопасности людей, спускающихся в шахты, выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Смертельные "покатушки"

Жизнь шахтера под землей зависит от огромного количества факторов. Опытные "подземщики" говорят, что "если суждено помереть в шахте, так ничего не поможет, сколько не старайся". На самом деле, специалисты, отвечающие за жизни горняков, могут поспорить с этим. Причем сразу по нескольким направлениям. Однако для начала стоит отметить основные риски, с которыми сталкивается человек в угледобывающей шахте.

По мнению одного из экспертов, работающих в сфере безопасности угледобывающих предприятий, Алексея Балагацкого, как ни странно, главная опасность – это безалаберность и надежда на "авось". Говоря официальным языком, "грубое нарушение требований безопасности труда".

– Вы думаете, человек, много лет работающий в шахте, всерьез осознает ту опасность, которой он ежедневно подвергается? Вовсе нет! Человек так устроен, что он ко всему привыкает. И то, что казалось страшным, опасным еще вчера, сегодня воспринимается всего лишь как небольшая угроза. Одна из самых частых причин, например, травмирования в шахте – это пресловутое "катание" на конвейерной ленте. Так, идти пешком далеко, можно сесть на конвейер, предназначенный для транспортировки угля и на нем проехать часть пути. Особенно такой способ опасного передвижения характерен для старых шахт, где длинные выработки и расстояние между участками может достигать сотен метров. В результате людей и глыбой угля может придавить, и человек может неудачно сорваться с ленты, и так далее, – говорит Алексей Балагацкий, подчеркивая, что только жесткость сотрудников шахты, отвечающих за безопасность, может как-то препятствовать подобным инцидентам.

Лабораторный подход

Внезапное обрушение породы, утверждает собеседник сайта, тоже достаточно частая причина. Однако существующее горно-шахтное оборудование зачастую позволяет избежать несчастных случаев. Вплоть до того, что люди, попавшие в завал, точнее, отрезанные им от выхода, могут достаточно долгое время находиться в изолированном штреке и сохранять надежду на то, что дотянут до прихода помощи.

В подобных ситуациях особое значение приобретает качество и надежность ГШО и прочего оборудования, используемого на подземных предприятиях. Поэтому для допуска "железа" в шахты даже создан специальный научный центр ВостНИИ, находящийся в Кемерове. Это учреждение в том числе отвечает за лицензирование оборудования, которое используется в угледобывающих предприятиях.

Кстати, в ВостНИИ работает сразу несколько лабораторий, позволяющих проводить соответствующие проверки. В том числе здесь ведется деятельность по оценке борьбы с газодинамическими проявлениями, пылью, работает лаборатория профилактики эндогенных (внутренних или подземных) пожаров, лаборатория взрывных работ, лаборатория безопасности продукции горного машиностроения и неразрушающего контроля. И так далее и тому подобное.

Говоря иначе, в Кемерове создана серьезная научная и техническая база для проверки различных систем и факторов риска, в том числе в подземной добыче угля.

Контрафакт и безопасность

Тем не менее, риски эти не просто остаются – они увеличиваются. По крайней мере, к таким выводам приходят многие эксперты. Дело в том, что угледобывающие предприятия, стараясь оптимизировать свои расходы на все, в том числе на безопасность шахтерского труда, зачастую могут выбирать между качеством и ценой все-таки цену. В том смысле, что тот же отдел сбыта на шахте вполне может купить то, что подешевле, но, например, обладает худшими характеристиками.

Короче, включается логика традиционного покупателя: зачем переплачивать, если можно сэкономить?

Если в ситуации покупки телевизора, пары обуви или брюк такой покупатель рискует в худшем случае напрасно потраченными деньгами, то в шахте на кону жизнь многих людей.

Второй момент, который тоже нельзя исключать – это коррупционный сговор. Например, не так давно Кузбасс сотрясали громкие уголовные дела, когда угольщики закупали горно-шахтное оборудование, которое, по сути, было контрафактным.

Можно долго спорить о его качестве, но в реальности дело обстояло следующим образом. Некие небольшие предприятия налаживали на своих площадях выпуск какого-то конкретного ГШО под известным брендом или брендом, очень на него похожим.

И вот что примечательно: дела возбуждались по факту поставки контрафактной продукции или нарушения авторских прав. Хотя в подобных случаях, как считают специалисты, есть еще один куда более тяжелый состав преступления: "производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности" – статья 238 УК РФ.

Ведь по факту, тем более если ЧП произошло из-за использования контрафактного оборудования, ответственность собственников предприятий, подделавших фирменную продукцию, гораздо выше. Так, согласно пункту 3 этой статьи предусмотрена ответственность до десяти лет лишения свободы.

Согласитесь, хотя бы одно такое дело, доведенное до вынесения приговора надолго бы отбило желание у изготовителей контрафакта. А без таких приговоров всегда будет соблазн воспользоваться служебным положением с одной стороны, и желание пропихнуть копеечное оборудование по завышенной цене, всего лишь дав взятку должностному лицу на шахте или в холдинговой компании, куда она входит.

Конкуренция и жизнь

Разговоры о безопасности шахтеров – это вечная тема. И говорят об этом с высоких трибун и сами угольщики, и чиновники, и надзорные ведомства. А на деле, как говорится, имеем то, что имеем.

В качестве конкретного примера можно привести ситуацию с использованием очень важного прибора для каждого человека, работающего под землей. Разумеется, речь идет о самоспасателях. А еще точнее, о так называемых изолирующих самоспасателях, позволяющих шахтерам дышать даже в условиях полного отсутствия кислорода. Подобная ситуация может, например, возникнуть при различных авариях, взрывах метана, обрушениях породы, выходе из строя системы вентиляции и так далее. Короче, весьма вероятная ситуация в подземной угледобыче. А потому роль самоспасателей трудно переоценить.

Несмотря на то, что на каждой шахте (будь то угледобывающее или любое другое подземное производство) должны быть самоспасатели, в настоящее время рынок этого оборудования относительно небольшой. В том смысле, что торговых брендов здесь немного. По сути, можно сосчитать на пальцах одной руки.

Например, одним из лидеров мирового рынка самоспасателей является компания Dreger. Немецкий бренд – это, пожалуй, как "Мерседес" в мире автомобилей. Как утверждают специалисты, самоспасатели из Германии являются лидерами рынка. Однако есть одно "но" – это цена. Так, по сравнению с давно проверенными "советскими" ШССами, разработанными еще до распада Советского Союза, немецкий самоспасатель стоит раза в четыре больше.

Взамен шахтер, использующий современный самоспасатель, получает более комфортное и, что особенно важно, большее время защитного действия. А значит шансов, что человек успеет добежать до так называемой свежей струи, больше.

Но, как уже говорилось выше, здесь зачастую включается "принцип экономного покупателя", который пытается потратить меньше денег. Даже, возможно, за счет жизней людей. Все-таки четырехкратная экономия – слишком большое искушение для финансистов любого предприятия.

То есть, по сути, конкуренции на этом рынке нет. Сформировался сегмент Dreger и сегмент ШСС. Каждый работает в своей нише и со своим клиентом.

Однако недавно на рынке появился новый бренд. При этом разработка российских специалистов, которые изначально стремились повторить успех Dreger. В том смысле, чтобы использовать современные разработки, которые позволяют решать сразу несколько актуальных задач, стоящих перед самоспасателями. Помимо времени использования и качества дыхания есть не менее важный показатель – срок эксплуатации. Говоря иначе, сколько может храниться прибор до момента его непосредственного использования.

Новый производитель самоспасателей, который вышел на рынок под брендом OSR, поступил стратегически верно, когда принял решение, используя те самые современные разработки, разместить производство в Китае, где стоимость рабочей силы ниже, чем в России или Европе. Получив в результате хорошие технические показатели при снижении конечной себестоимости этой продукции.

Более того, OSR удалось максимально приблизиться к ШССу в ценовом сегменте при увеличении времени защитного действия и более качественным характеристикам дыхания. При этом срок службы OSR почти в полтора раза превышает срок службы своего прямого конкурента.

Обоснованная придирчивость

Одним словом, налицо наличие на рынке безопасности шахтеров появление сильного игрока. Которого, судя по всему, не рады видеть конкуренты. Иначе как объяснить, что, по словам самих угольщиков, ощущается сильное лобби на продвижение "старых" брендов при том, что преимущества того же OSR вполне очевидны и специалисты их давно уже осознали.

Но, вопреки лоббистским усилиям, если они все-таки, существуют, OSR начал понемногу завоевывать рынок. Сегодня уже только в Кемеровской области несколько угледобывающих предприятий решили перейти именно на новый бренд. В их числе шахта "Полосухинская", шахта "Разрез Инской", шахта "Анжерская-Южная", шахта "Осинниковская" и другие. Кроме того, ряд крупных кузбасских шахт начал тестирование новых самоспасателей. И это при том, что продукция под брендом OSR прошла все необходимые разрешающие процедуры и сертификацию.

Столь придирчивое отношение угольщиков к самоспасателям говорит только о том, что на этих предприятиях действительно внимательно относятся к безопасности каждого человека, спускающегося в забой.

Фото: VSE42.RU

Соц.сети