«Анжерская-Южная»: катастрофа городского масштаба?!

 6189 
08 Ноября 2017, 13:12

Шахта "Анжерская-Южная" уже более двух лет находится в процедуре банкротства. Но все это время она работала, добывала уголь, давала работу 1100 своим сотрудникам, получала какую-то прибыль, рассчитывалась с кредиторами. Однако менее чем за месяц, с приходом нового конкурсного управляющего, ситуация на предприятии изменилась кардинально. Сейчас оно практически остановлено. И рискует вовсе исчезнуть навсегда. Что происходит на шахте, выяснил корреспондент VSE42.Ru.

Изящное решение

20 октября 2015 года на шахте "Анжерская-Южная" Арбитражный суд Кемеровской области ввел процедуру наблюдения, а с 25 февраля 2016 года здесь началось конкурсное производство. Проще говоря, распродажа имущества должника, за счет которой тот должен погасить свои обязательства перед различными кредиторами.

И давно постигла бы это градообразующее для Анжеро-Судженска предприятие участь многих банкротов, если бы в начале прошлого года не был заключен договор, благодаря которому возобновилась добыча и отгрузка угля, а огромный коллектив начал получать зарплату.

Для начала стоит дать небольшую справку относительно юридического положения дел. Изначально существовало ООО "ОЭУ Блок № 2 ш. "Анжерская-Южная" – это, собственно говоря, и есть тот самый банкрот, который "должен всем". Он же является недропользователем, которому принадлежит лицензия на добычу угля.

По сути, должник оказался загнан в угол – то ли объективной экономической ситуацией, то ли не вполне продуманными действиями собственников. Оборотных средств недостаточно, денег на инвестиции в оборудование нет.

И вот тут-то было найдено изящное, хотя и достаточно распространенное, решение. Есть недропользователь, который не может добывать уголь и зарабатывать на этом деньги. Однако он вполне может заключить договор с подрядной организацией, которая возьмет на себя все эти проблемы, начиная от инвестиций в необходимое оборудование, заканчивая реализацией добытого угля конечному потребителю.

Таким образом 2 февраля 2016 года ООО "ОЭУ Блок № 2 ш. "Анжерская-Южная" заключило договор с другим юридическим лицом ООО "Блок №3 шахты "Анжерская-Южная", которое и стало таким подрядчиком. И, начиная с этого времени, шахта ожила и, как говорится, задышала. Люди получили возможность вернуться к работе, должник – возможность хоть как-то начать расчеты с кредиторами за счет конкурсной массы. Ну и, само собой, бюджет – зарплатные налоги и взносы в пенсионный и прочие фонды.

Один немаловажный штрих. С момента заключения договора между "Блоком №2" и "Блоком №3", почти все работники "Анжерской-Южной" мигрировали в последнее юрлицо – порядка одной тысячи человек. На "Блоке №2" осталось всего 100 сотрудников. То есть, теперь подрядчик, по сути, и стал той самой шахтой, что дает возможность работать и зарабатывать на достойную жизнь жителям не только самого Анжеро-Судженска, но и соседнего Березовского. А тысяча рабочих мест – это очень большая цифра для малых кузбасских городов.

Гуляющая кровля

Но так было до недавнего времени. Многое изменилось с приходом нового конкурсного управляющего Владимира Мирного, который появился в Кемеровской области прямиком из далекой от Кузбасса Тулы. Каким ветром принесло Мирного в угольный регион России, сказать трудно.

Впрочем, физическое наличие нового управляющего в Кузбассе в целом и в Анжерке в частности – весьма условно. Практически сразу после его назначения Владимир Мирный выдал от лица предприятия-банкрота доверенности о практически неограниченных полномочиях. Первая досталась Далгату Шахвердиеву, прибывшему в Кузбасс из Ямало-Ненецкого автономного округа. Вторая – бывшему мэру Анжеро-Судженска Александру Готфриду.

Однако ж принципиальные документы подписаны лично Владимиром Мирным. В том числе, уведомление о том, что с 26 октября новый конкурсный управляющий запрещает "Блоку №3" вывоз угля со складов предприятия. То есть добывать вроде как можно, а вывозить – нет.

По сути это обозначает только одно: добыча угля останавливается. Дело в том, что склад шахты рассчитан всего лишь на пять дней полноценной добычи угля. Затем он заполнится, а поскольку вывоз угля запрещен, то и девать его некуда. А если учесть, что добываемый на "Анжерской-Южной" весьма ценный коксующийся уголь имеет свойство легко самовозгораться на открытом воздухе, хранить переполненный склад просто лишено смысла. Кроме того, при длительном хранении утрачиваются качественные характеристики угля, что, соответственно, ведет к снижению цены.

Столь странное решение конкурсного управляющего он объяснил тем, что, в том числе, "назначена инвентаризация всего имущества "Блока №2" и имущественных прав и материальных и иных ценностей, а также обязательств по кредиторам и дебиторам "Блока №2", в том числе по взаимоотношениям с "Блоком №3".

С точки зрения экономической и производственной логики ситуация с запретом вывоза угля выглядит по меньшей мере странной. Если шахта прекращает добычу угля, то она перестает зарабатывать деньги, рассчитываться с кредиторами, платить зарплату работникам и налоги в бюджет. То есть в проигрыше все. Возможно, кроме Владимира Мирного. Но что за выгода у последнего, если таковая есть, – об этом он открыто не сообщил.

Зато оценить возникшую ситуацию взялся советник директора "Блока №3" Виталий Отроков.

– Сам факт желания остановить шахту – это, конечно, очень странно, нелогично и наводит на определенные мысли. Ведь, казалось бы, представляющий интересы кредиторов конкурсный управляющий на деле делает так, чтобы эти интересы были нарушены. Но тут есть еще один весьма важный фактор, о котором мало кто знает. А знать бы стоило, поскольку последствия для дальнейшей судьбы шахты могут быть просто катастрофическими. Дело в том, что сейчас очистной забой подходит к крупному геологическому нарушению, которое нужно будет пройти как можно скорее. Это связано с тем, что в месте нарушения очень высок риск обрушения кровли. Более того, кровля уже начала "гулять". В результате мы можем попросту "похоронить" очистной механизированный комплекс. А стоимость нового подобного оборудования составляет порядка 1 миллиарда рублей. Едва ли найдется инвестор, который будет готов вложить такие деньги в шахту-банкрот. А значит, добыча угля здесь будет остановлена навсегда – со всеми вытекающими последствиями, – рассказал Виталий Отроков.

Нарушения на опасном производстве

Здесь стоит напомнить, что инвестором предприятия-подрядчика ООО "Блок №3 шахты "Анжерская-Южная" является известный кузбасский предприниматель Константин Крушинский. Его интерес в развитии шахты-банкрота вполне понятен. Неподалеку от шахты расположена обогатительная фабрика "Анжерская" (ООО ГОФ "Анжерская"), которая работает на привозном сырье, обогащая его в угольный концентрат, потребителем которого являются металлургические комбинаты. ООО "Блок №3 шахты "Анжерская-Южная" и обогатительная фабрика связаны между собой партнерскими отношениями. Потому, собственно, созданный "Блок №3" и занялся добычей на "Анжерской-Южной". По той же причине предприятие предпринимателя и начало инвестировать в развитие материально-технической базы шахты. Таким образом, удачно совпали интересы города и региона в целом, жителей Анжеро-Судженска и конкретного предпринимателя.

Но! Если ситуация на шахте продолжит развиваться в том направлении, которое избрал новый конкурсный управляющий, и произойдет, например, утеря дорогостоящего очистного механизированного комплекса, едва ли кто-то сможет убедить предпринимателя вложить еще один миллиард рублей, потерянный вследствие "странных" действий Мирного.

Кстати, о персоне самого Владимира Мирного известно немало интересного. Более того, один из конкурсных кредиторов в обращении в Арбитражный суд Кемеровской области прямо называет, как минимум, нелестные факты из биографии конкурсного управляющего со ссылкой на судебные решения:

– Исходя из открытой информации в системе арбитражного суда "Мой арбитр" Арбитражным судом Воронежской области от 22 июня 2017 года (Дело № А14-6101/2017) установлены нарушения законодательства о банкротстве арбитражным управляющим Мирным Владимиром Николаевичем. Арбитражным судом Воронежской области установлено, что Мирный В. Н., осуществляя функции временного управляющего ООО "АвтоМетанСервис", затягивал процедуру наблюдения указанной организации, не предпринимая мер, направленных на проведение первого собрания кредиторов; действуя недобросовестно и неразумно, не разместил в едином федеральном реестре сведений о банкротстве, сообщение о результатах собрания кредиторов.

26 октября 2010 года Арбитражным судом г. Москвы (дело № А40-121880/09-70-482 "Б") рассматривалась жалоба АКБ "СВА" на неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей конкурсного управляющего ООО "Вегапроект" Мирным Владимиром Николаевичем с ходатайством об отстранении. Суд посчитал доводы жалобы частично обоснованными и отстранил Мирного В. Н. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО "Вегапроект", – говорится в "Возражении кредитора на кандидатуру конкурсного управляющего".

Что касается последствий от реальных действий Владимира Мирного и его доверенных лиц, которые они уже успели совершить на кузбасской шахте всего лишь за месяц, то достаточно назвать лишь один факт: 3 ноября представители Ростехнадзора провели проверку на шахте и выявили сразу семь серьезных нарушений. И это, напомню, на предприятии, которое является опасным производственным объектом.

Среди выявленных нарушений значатся в том числе "превышение проектных показателей на угольном складе", "размещения угля на складе погрузочного комплекса с нарушением требований", "нарушается технологическая схема на угольном складе технологического комплекса промплощадки" и другие.

Более того, как прокомментировал сложившуюся ситуацию заместитель директора по правовым вопросам ООО "Блок №3 шахты "Анжерская-Южная" Владимир Мекуш, известно и о других нарушениях, которые он связывает с действиями нового конкурсного управляющего и его доверенных лиц.

– Например, для выполнения работ на территории предприятия новым конкурсным управляющим были наняты подрядчики-автоперевозчики. Мы запросили у них документы, необходимые для осуществления деятельности на особо опасных промобъектах. Нам не был предоставлен полный пакет таких документов, а часть из предоставленных – с истекшими сроками действия, – рассказал Владимир Мекуш.

При этом, как подчеркнул юрист, "случись ЧП на шахте, отвечать за это доверенные конкурсного управляющего (Готфрид и Шахвердиев – прим. автора) не будут, поскольку они не являются должностными лицами".

Более того, по словам Мекуша, на совместном совещании Готфрид и Шахвердиев заявили, что "судьба работников "Блока №3" их совсем не интересует, как и не интересует судьба самого предприятия".

Чем закончится противостояние еще недавно вполне успешно работающего бизнеса и нового конкурсного управляющего – пока предугадать сложно.

С одной стороны, есть предприятие-подрядчик, вкладывающее средства в развитие предприятия-банкрота, обеспечивающего добычу угля на уровне порядка 1 миллиона тонн в год, выплачивающего зарплату и перечисляющего налоги в бюджет.

С другой стороны – конкурсный управляющий Владимир Мирный, приостановивший отгрузку угля, а, по сути, и его добычу. Как следствие, шахта близка к коллапсу. Крайне дорогостоящее оборудование – к уничтожению. Трудовой коллектив – к увольнению. Бюджет – к потере налогов.

Конечно, то, что происходит сейчас на "Анжерской-Южной" назвать правильным нельзя. Предприятие может просто исчезнуть с угольной карты Кузбасса. Кроме того, проблема затронет еще ряд крупных предприятий: ООО ГОФ "Анжерская", АО "АнжероМаш", Анжеро-Судженское ПТУ, на которых в совокупности трудятся более 2 тысяч человек. И это при том, что запасов угля здесь вполне достаточно для работы шахты в ближайшие несколько лет при достаточном инвестировании.

Шахта «Анжерская-Южная», историческая справка:

Работы по строительству шахты "Анжерская-Южная" начались в 1988 г. и продолжались до 1999 г. В период с 1999 г. по 2003 г. добыча велась на данном шахтном поле различными собственниками по локальным проектам, не отражающим долгосрочную перспективу развития предприятия.

Усилиями администрации Кузбасса был найден крупный инвестор – банк "Российский Кредит" и аффилированные с ним структуры. В период с декабря 2013 г. по май 2015 г. на развитие шахты было инвестировано более 4 млрд руб. Но, однако, данные инвестиции шахта так и не смогла увидеть. Данные деньги, минуя шахту, выводились на третьих лиц, текущие же потребности предприятия не выполнялись. В 2014 г. было добыто всего 667 тысяч тонн угля, в 2015-м чуть больше – 778 тысяч тонн.

24 июля 2015 г. ЦБ РФ отозвал у банка "Российский кредит", а также других банков группы ("АМБ-Банк", "М-Банк", банк "Тульский промышленник") лицензии на проведение банковских операций. Тем самым, стало невозможным привлечение финансирования на закрытие текущих потребностей предприятия.

Шахта оказалась в тяжелом финансовом состоянии: были распущены проходчики и часть коллектива. По заявлению одного из кредиторов Арбитражный суд Кемеровской области снова инициировал в июле 2015 г. процедуру банкротства.

Ситуация неопределенности продолжалась до ноября 2015 года, когда на шахту пришел новый инвестор Константин Крушинский. Совместно со своим партнером он создал ООО "Блок №3 шахты "Анжерская-Южная", на которое в течение полугода переведено около 1000 бывших работников банкрота. Были выплачены все долги по зарплате, выполнены все социальные обязательства по коллективному договору, на подготовку лавы 7-1-4 и приобретение необходимого горношахтного оборудования инвестировано порядка 600 млн руб.

Отработка лавы 7-1-4 закончилась в апреле 2017 г. К этому моменту замещающая лава 7-2-4 была полностью подготовлена. Добыча угля на ней началась в июле 2017 г. Подготовительные работы потребовали 600 млн руб. инвестиций.

Инвесторы приобрели новое горношахтное оборудование на сумму около 1 млрд руб. Все старое шахтовое оборудование, заложенное конкурсным кредиторам, выдано на поверхность и находится на складе металлолома, поскольку полностью изношено.

Расскажи друзьям

Соц.сети